Линки доступности

«Стеклянная свадьба» Владимира Путина и РФ


Владимир Путин и Борис Ельцин

Владимир Путин и Борис Ельцин

Российские и западные эксперты расходятся в оценках 15-летнего периода правления Владимира Путина

Ровно 15 лет назад – 9 августа 1999 года – президент России Борис Ельцин отправил в отставку председателя правительства Сергея Степашина и назначил на его место директора Федеральной службы безопасности РФ Владимира Путина.

В телевизионном обращении, прозвучавшем в 12.40 по московскому времени, Борис Ельцин сказал: «Я решил назвать человека, который, по моему мнению, способен консолидировать общество, и, опираясь на самые широкие политические силы, обеспечить продолжение реформ в России. Он сможет сплотить вокруг себя тех, кому в новом ХХI веке предстоит обновлять великую Россию. Это – секретарь Совета безопасности РФ, директор ФСБ России Владимир Владимирович Путин…

Убежден, работая на этом высоком посту, он принесет большую пользу стране, и россияне будут иметь возможность оценить деловые и человеческие качества Путина. Я в нем уверен».

К тому времени директор ФБС был фигурой малоизвестной не только в мире, но и внутри самой России. Поэтому мгновенно возникший в международной прессе вопрос “Who is Mr. Putin?” почти дословно воспроизводился и в недоуменном восклицании многих россиян: «А это еще кто такой?».

И лишь петербуржцы, особенно те, кто интересовался политикой, терпеливо объясняли жителям остальной России, что Путин был вице-мэром у Анатолия Собчака, занимался международными связями, был замешан в некоторых скандалах, связанных с отправкой за рубеж редкоземельных металлов в обмен на продовольствие. Но скандал давно замяли, а после того, как в Петербурге сменился градоначальник, Путин по протекции Анатолия Чубайса перебрался в Москву.

Вскоре события стали развиваться таким бурным образом, что о петербургском этапе карьеры нового премьер-министра и своего будущего президента россияне забыли.

Корреспондент «Голоса Америки» попросила некоторых российских и зарубежных экспертов дать оценки пятнадцатилетнему периоду нахождения Владимира Путина на вершине власти.

«Россия останется под прицелом»

Член высшего совета «Единой России», председатель комитета Государственной думы по образованию Вячеслав Никонов оценивает путинский период правления исключительно положительно. В интервью «Голосу Америки» он сказал: «Когда Борис Ельцин назначал Путина премьер-министром страны, Россия была 14-й экономикой в мире с размером ВВП, примерно, $300 миллиардов. Сейчас Россия – 5-я экономика в мире, в ее ВВП больше $3,3 триллиона».

За прошедшие 15 лет, по словам Никонова, жизненный уровень в России вырос в пять раз. «Если же говорить о политической системе, то 15 лет назад Россией управляли олигархи и “семья президента”, а сейчас институты власти осуществляют управление страной», – отмечает Вячеслав Никонов. По его словам, в августе 1999 года популярность Бориса Ельцина среди населения составляла 3%, а сейчас, согласно последним социологическим опросам, Владимир Путин пользуется поддержкой 87% россиян.

«Россия стала, конечно, сильнее, а значит - гораздо более уверенной в себе. А что касается Владимира Путина, то он за эти 15 лет превратился просто в самого влиятельного политика в мире, самого опытного, от которого в значительной степени зависит ситуация в мире.

Именно поэтому Россия – растущая, становящаяся на ноги, возглавляемая сильным лидером – представляется угрозой Соединенным Штатам Америки, в первую очередь. Потому что США имеют главной своей целью предотвращение появления какого-либо центра силы, который мог бы оспорить их глобальное доминирование», – считает Никонов, добавляя: «Поэтому Россия будет находиться под прицелом, как она и находилась на протяжении всей своей истории, по крайней мере, последних пятисот лет».

«Зима будет долгой»

Согласно данным международного агентства Transparency International, по уровню восприятия коррупции аналитиками и предпринимателями Россия в 1999 году занимала 82-е место из 99 стран, где проводились соответствующие исследования. А в 2013 году – 127-е место из 177 стран.

Еще более низкие позиции у России в международных рейтингах свободы слова. В 2014 году она вместе с Эфиопией и Суданом заняла по этому показателю 176-е место из 197-ми по версии международной неправительственной организации Freedom House. В рейтинге свободы прессы, ежегодно публикуемом организацией Reporters Sans Frontières, Россия сегодня находится на 148-м месте (между Малайзией и Филиппинами) из 180-ти возможных.

Еще один опрошенный «Голосом Америки» комментатор – Игорь Яковенко – в августе 1999 года занимал пост Генерального секретаря Союза журналистов России. Сегодня он – директор фонда «Общественная экспертиза». Кроме того, на этой неделе был избран председателем Межрегионального общественного объединения «Журналистская солидарность».

Определяя нынешнюю ситуацию с российской прессой, он воспользовался путинской формулировкой: «она утонула». Еще в сентябре 2000 года Путиным была подписана «Доктрина информационной безопасности РФ», где среди главных угроз, стоящих перед страной, отмечалась «угроза информационному обеспечению государственной политики».

Обеспечение информационной безопасности, по словам Яковенко, было достигнуто следующим образом: «За последние пятнадцать лет ту прессу, которая не является государственной, Путин, фактически ликвидировал».

Вторым результатом подобной политики стало «вытеснение журналистики из средств массовой информации».

«Буквально недавно был сделан завершающий шаг в этом направлении – закрытие программы “Неделя” Марианны Максимовской на канале РЕН-ТВ. И теперь на федеральных телеканалах журналистики нет совсем, она вытеснена пропагандой. Это последовательно делалось в течение пятнадцати лет, и теперь можно считать, что этот процесс завершен», - замечает Игорь Яковенко.

«Одним из главных элементов путинской пропаганды является такой: все врут, кроме России и ее главных телеканалов, вещающий как внутри страны, так и за рубежом!

Мы это проходили – именно по такому принципу работало наше информационное пространство на протяжении 74 лет – весь мир врет, и лишь мы говорим правду», – считает председатель независимого профсоюза «Журналистская солидарность».

Подытоживая сказанное, Яковенко делает неутешительные выводы: «Деградация страны завершена очень успешно. Зима будет долгой, лечение будет очень трудным».

«Друзья России – не самые просвещенные государства мира»

Вице-президент Международной коллегии адвокатов «Санкт-Петербург», государственный советник юстиции III класса Игорь Кучеренко лично знаком с Владимиром Путиным с начала 90-х годов. Тогда Кучеренко был депутатом Верховного Совета РФ и Петросовета, и в силу служебной необходимости нередко общался с вице-мэром Санкт-Петербурга. По свидетельству Кучеренко, тогда Путин был весьма дельным чиновником, с которым легко решались вопросы юридического характера.

Но о нынешней политике Владимира Путина вице-президент коллегии «Санкт-Петербург» совершенно другого мнения. «Мне трудно понять, что именно с ним произошло, но тогда – в 90-е, во время нашего не очень близкого общения, я не мог предположить, что в будущем у него возникнут такие целеустремления. Говорят, что неограниченная власть развращает. Может быть, именно это с ним произошло», – полагает юрист.

Игорь Кучеренко допускает, что в начале первого президентского срока у Путина было желание продолжать демократические реформы в области политики и экономики, но он опасался, что некие враждебные силы могут ему помешать. В результате вначале произошел разгром НТВ, затем возникло «Дело Ходорковского», потом были отменены прямые выборы глав субъектов федерации.

В течение второго срока Путину удалось подчинить себе и судебную, и законодательную власти. «И когда он оглянулся вокруг, и понял, что он – единовластный правитель России, здесь, наверно, что-то и замкнуло. И ему захотелось быть у власти всегда», – считает Игорь Кучеренко.

При этом Россия встает в один ряд с диктаторскими режимами. «Есть такая русская поговорка: “Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты“», – напоминает собеседник «Голоса Америки» и продолжает: «Круг стран, с которыми сегодня дружит Россия, очень невелик, но весьма характерен. Это – Северная Корея, Венесуэла, Куба, Иран, Сирия. Чтобы перечислить всех наших друзей – хватит пальцев на обеих руках. И это – не самые просвещенные государства в мире».

В то же время, Игорь Кучеренко напоминает, что в 90-е годы Россия была принята во многие уважаемые международные организации – Совет Европы, «Большую восьмерку», стала соучредителем «Большой двадцатки». Ей предоставляли кредиты и оказывали консультационную помощь развитые державы Запада. А значит, в начале своего правления Владимир Путин получил страну, на которую в мире смотрели с надеждой и симпатией.

Кроме того, в начале нулевых годов произошел резкий рост цен на главные энергоносители, включая нефть и газ. И именно за счет выгодной для себя конъюнктуры на рынке углеводородов Россия смогла пополнять свой бюджет.

И, наконец, уровень доверия россиян к Путину был довольно высоким с самого начала. То есть, отмечает Игорь Кучеренко, изначальные условия у Путина были очень комфортными, но он потратил все усилия на укрепление личной власти и на превращение России в страну изгоя. «За 15 лет рейтинг его, действительно, возрос до небес, но это – не показатель благосостояния страны, а признак ее скатывания в тоталитаризм. Так что я юбилей пребывания Владимира Владимировича у власти как праздник отмечать не буду», – завершает Игорь Кучеренко.

«Вторжение в Украину – рискованный шаг»

Снятие Сергея Степашина с поста премьер-министра России и назначение на его место Владимира Путина происходило на фоне обострения ситуации на Северном Кавказе.

7 августа 1999 года, то есть за два дня до перестановки, подразделения так называемой «Исламской миротворческой бригады» под руководством Шамиля Басаева и Хаттаба, численностью от 400 до 500 человек, беспрепятственно вошли в Ботлихский район Дагестана. В результате были захвачены села Ансалта, Рахата, Тандо, Шодрода и Годобери, что стало началом операции «Имам Гази-Магомед».

На следующий день боевики захватили еще два села – Шодрода и Зиберхали.

А в первой половине сентября произошли взрывы жилых домов в Буйнакске, Москве (на улице Гурьянова и на Каширском шоссе) и Волгодонске. В результате терактов 307 человек погибли, более 1700 человек получили ранения различной степени тяжести или пострадали в той или иной мере.

Эти события дали повод к началу Второй чеченской войны, продолжавшейся (согласно официальным данным) до середины апреля 2009 года, когда был отменен режим контртеррористической операции на Северном Кавказе.

По поводу взрывов жилых домов в сентябре 1999-го высказывалось несколько версий, в том числе и о причастности к терактам российских спецслужб. Эту версию, в частности, излагает в своей книге «Тьма на рассвете: Взлёт Российского Уголовного Государства» бывший корреспондент газеты Financial Times в Москве Дэвид Сэттер.

По его словам, пятнадцать лет спустя Россия поддерживает вооруженных сепаратистов в Луганской и Донецкой областях Украины и стягивает к границе с этим государством значительный контингент войск.

В беседе с корреспондентом «Голоса Америки» Дэвид Сэттер заметил, что он надеется на то, что Россия не решится на открытое вторжение в Украину. «Я думаю, что такой шаг был бы очень рискованным для России. И те санкции, которые были объявлены, они, несмотря на публичные высказывания российских лидеров, все-таки имели определенный эффект», – считает американский журналист.

Дэвид Сэттер также отмечает, что в России остается определенный слой людей, имеющих высокий уровень доходов, и отправляющий своих детей учиться на Запад. Многие из этих людей имеют денежные счета и недвижимость за границей.

Кроме того, отмечает Дэвид Сэттер, вторжение российских войск в Украину будет означать начало полномасштабной войны.

«Воровать в России, а жить – на Западе»

Возвращаясь к событиям 15-летней давности, эксперт отмечает, что главной заслугой Владимира Путина в плане экономического подъема страны можно считать, что новый президент не мешал естественному ходу событий и не стал препятствовать тем структурным реформам, которые были осуществлены в 90-е годы. «Россия была главным бенефициаром подъема мировых цен на нефть и газ, потому что она является крупнейшим экспортером сырья.

Это не было заслугой Путина, а стало результатом изменения экономической ситуации. Кроме того, к 2000 году в России были созданы – довольно хаотично и с большими трудностями – рыночные механизмы. Поэтому, когда цены на сырье начали расти, уже существовали структуры, которые начали работать на экономический рост страны», – резюмирует Сэттер.

Некоторые российские аналитики, в частности, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов, в связи с 15-й годовщиной прихода Владимира Путина к власти, считают, что поначалу он искренне хотел укрепления отношений с Западом и даже намекал на возможность присоединения страны к евро-атлантическим структурам.

Дэвид Сэттер убежден, что подобные заявления были искренними по одной-единственной причине: «Потому что люди, которые пришли к власти, естественно, хотели иметь возможность воровать в России и жить на Западе. И сохранить на Западе свои деньги. Они были искренни, потому что и путинское руководство, и сам Путин очень хотели иметь собственность на Западе, а политическая ситуация в России им виделась нестабильной. И они хотели использовать преимущества Запада в своих корыстных целях», – подытоживает бывший корреспондент Financial Times в Москве.

В России пятнадцатую годовщину заключения союза называют «хрустальной», или «стеклянной» свадьбой.

Один из лидеров российской либеральной оппозиции Борис Немцов считает, что за прошедшие пятнадцать лет с Владимиром Путиным произошла заметная эволюция. В комментарии для «Голоса Америки» Немцов подчеркивает: «В 1999-м году Путин пытался выглядеть как демократ, как политик, который будет продолжить экономические и политические реформы. То есть, как вполне современный человек, пусть и с чекистскими задатками».

Сейчас, по мнению Бориса Немцова, приходится говорить о «лидере воровской группы, дорвавшейся до власти», «лидере, который ради власти готов уничтожить Россию», «который выбрал к всеобщему стыду и позору фашистский путь развития страны, где доминирует одна партия, а все кто не согласен – это враги».

«Это – очень печальный сценарий для страны», – замечает бывший первый вице-премьер российского правительства. По мнению Бориса Немцова, нынешний президент будет пытаться всеми силами удержаться у власти, по крайней мере, до 2024 года, то есть до своей "серебряной" свадьбы с возглавляемой им страной.

«Это будут мрачные годы для России, – прогнозирует Немцов, – годы деградации и развала. Это будут годы репрессий, годы, когда честные и нормальные люди будут себя чувствовать, как тот человек, который на берлинской олимпиаде 1936 года не поднял руку в нацистском приветствии. Для многих людей это и дискомфортно, и очень тяжело, но нам надо это пережить.

К сожалению, на России такой крест, что ей время от времени выпадают очень тяжелые испытания, – замечает Борис Немцов, и подытоживает, что Россия эти испытания выдержит. – В конце концов, все кошмары заканчиваются – фашизм, и нацизм. Закончится и путинизм».

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG