Линки доступности

Август 1991 года как «политический Чернобыль»


Геннадий Бурбулис

Геннадий Бурбулис

В Москве вспоминают путч ГКЧП

МОСКВА – В Москве в период с 19 по 22 августа целым рядом мероприятий собираются отметить 25-летие путча 1991 года. Об этом сообщил на пресс-конференции президент гуманитарно-политического фонда «Стратегия» Геннадий Бурбулис, один из ближайших соратников первого президента России Бориса Ельцина.

Так, 19 августа у Дома правительства РФ запланирована неформальная встреча участников событий 25-летней давности. На другой день запланировано траурное шествие, которое начнется на Горбатом мосту и завершится у памятного знака на пересечении Садового кольца с Новым Арбатом, где состоится траурная панихида.

Напомним, инициаторы так называемого Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП) пытались с применением сил армии отстранить от власти президента СССР Михаила Горбачева, изолировав его на даче в Форосе в Крыму.

Отвечая на вопрос корреспондента Русской службы «Голоса Америки», Геннадий Бурбулис заметил, что путч ускорил распад СССР, хотя его трансформация в той или иной форме была предопределена всем ходом истории.

«Более того, 22 августа Советского Союза как государства уже не существовало», – констатировал он.

При этом политик назвал события августа 1991 года «политическим Чернобылем».

«Почему я настаиваю на таком определении, – продолжил он. – Произошедшую на Чернобыльской АЭС аварию власть тоже поначалу скрывала от людей. Радиация уже повсюду губительно распространялась, а люди ничего об этом не знали. Они думали, что все нормально».

В то же время, по мнению Геннадия Бурбулиса, все могло пойти по-иному пути.

«Да, Советский Союз перестал существовать де-факто по причине выступления ГКЧП именно тогда, – признал он. – Но мы-то (команда Ельцина – В.В.) стремились к тому, чтобы провести преобразования правовым и эволюционным путем. Идея Союзного договора, какой бы она ни была противоречивой, помогала это сделать. Однако ГКЧП нам такую возможность реализовать не дал».

Проект построенного на принципах федерализма государства был согласован на нескольких уровнях. Членами нового союза на основе бывшего СССР намеревались стать, по меньшей мере, 9 из 15 республик, как заявил в начале августа, выступая по телевидению, президент Михаил Горбачев: вначале (20 августа) договор собирались подписать Белоруссия, Казахстан, РСФСР, Таджикистан и Узбекистан, а затем к ним обещали присоединиться Азербайджан, Киргизия, Украина и Туркмения. Однако позже, в декабре 1991 года, было заключено Беловежское соглашение, в котором авторы отметили, что «переговоры о подготовке нового Союзного Договора зашли в тупик, объективный процесс выхода республик из состава Союза ССР и образования независимых государств стал реальным фактом».

По оценке Геннадия Бурбулиса, советская империя давно распалась, а имперское мышление осталась.

«Имерскость оставила в нас глубокие корни, которые формировались столетиями, – подчеркнул он. – И это никуда не делось. Иногда говорят про имерские амбиции. Мне кажется это неточным. Это имперский синдром. Потому что мы имеем дело с советской наследственностью, которая проявляется в повышенной конфронтационности, нарушении базовых прав человека, в том числе международного права».

25 лет прошло, но эти последствия не исчезают, а, наоборот, умножаются, резюмировал президент гуманитарно-политического фонда «Стратегия».

В свою очередь, другой непосредственный участник тех событий – академик Юрий Рыжов – считает, что в августе 1991 года была «попытка государственного переворота», а тот период он характеризует как смутное время, или смуту.

«За последнее столетие наша страна переживала, говоря по-научному, системный кризис, а по-русски – смуту, несколько раз, – подчеркнул академик в комментарии «Голосу Америки». – Так было в 1917 году, когда исчезло одно государство, и появилось другое. Мы находились в системном кризисе и 19 августа 1991 года».

Юрий Рыжов утверждает, что никто и никогда не знает, как разрешаются смуты.

«За месяц до февраля 1917 года никто не знал, что вскоре не будет императора, – привел он пример. – А за день до 19 августа никто не знал, что после путча фактически рухнет Советский Союз. Никто этого не мог предсказать. И, наконец, мы сегодня не знаем, сколько осталось существовать нынешнему (путинскому) режиму».

По словам академика, у каждого такого события в любой стране имеется свой «спусковой крючок».

«Таким крючком для Первой мировой войны стало убийство эрцгерцога, заметил он. – А в 1991-м крючком стало выступление ГКЧП. И сейчас мы находимся в таком же положении. А что станет спусковым крючком в этот раз, не дай нам бог узнать заранее. Это все равно, что знать о дне и причине своей смерти».

Как представляется Юрию Рыжову, Россия сейчас переживает очередную смуту.

«Это проявляется в том, что все трещит по швам, – пояснил он. – Весь «джентльменский» набор в виде экономического, социального, политического и управленческого кризисов сегодня налицо».

Россия не сразу к этому пришла, ее долго вели по этому пути, заключил академик.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG