Линки доступности

Визит Путина в Минск: символизм или практицизм?

  • Виктор Васильев

Владимир Путин и Александр Лукашенко

Владимир Путин и Александр Лукашенко

Президент России выбирает приоритеты в области международной политики

В четверг 31 мая Александр Лукашенко встретил российского президента в минском аэропорту и сопроводил его в свою загородную резиденцию для проведения двусторонних переговоров.

После встречи Путин сказал журналистам, что сам факт, что свой первый зарубежный визит он нанес в «братскую Беларусь», отражает особую природу отношений двух стран. От также пообещал предоставить Беларуси дополнительные займы из регионального фонда.

«Мы приняли решение о том, что из антикризисного фонда ЕврАзЭС будет предоставлен очередной транш кредита – третий, и мы начнем обстоятельные переговоры по четвертому траншу. Мы с удовлетворением констатировали, что это своевременно, целесообразно и возможно сделать, учитывая позитивную динамику, которую набирает белорусская экономика», – сказал российский президент.

Лукашенко отметил, что обе страны ожидает большое будущее, и поблагодарил Россию за сотрудничество в совместных проектах, том числе - строительстве АЭС.

«Вы нас поддержали по строительству атомной электростанции в Беларуси. Это высокие технологии. Нам надо активизироваться, для того чтобы построить самую современную, самую лучшую, самую красивую станцию в мире», – сказал он.

Визит в Минск – начало европейского турне Владимира Путина, в ходе которого он посетит Германию и Францию. Ожидается, что Путину придется столкнуться с жесткими вопросами канцлера Германии Ангелы Меркель и президента Франции Франсуа Олланда в связи с упорным сопротивлением России международным санкциям против сирийского правительства, направленным на прекращение насилия в стране.

Американский политический аналитик и блогер «Голоса Америки» Дональд Дженсен расценил встречу Владмира Путина с авторитарным лидером – пощечина Вашингтону, осудившему наряду с Европейским Союзом политику Минска в области прав человека. Западные лидеры также обвинили президента Путина в уклоне к авторитаризму и имперской ностальгии.

Россия и Беларусь – исторические союзники, однако очевидные попытки России получить контроль над экономикой Беларуси привели к взаимному отчуждению.
В конце прошлого года Россия, Беларусь и Казахстан пришли к соглашению о создании Евразийского экономического союза к 2015 году, инициатором проекта по принципу Евросоюза выступил Владимир Путин, стремящийся объединить в его рамках страны бывшего СССР.

В ходе переговоров глав России и Беларуси особое внимание будет уделено процессу формирования Евразийского экономического союза (ЕЭС) России, Беларуси и Казахстана, отметил накануне поездки помощник президента РФ по международным вопросам Юрий Ушаков. ЕЭС собираются создать к 2015 году.

В числе других приоритетных вопросов, по словам Ушакова, интеграционные процессы на постсоветском пространстве в рамках СНГ и Таможенного союза, а также углубление двусторонних отношений двух стран.

Независимые эксперты предполагают, что помимо официально заявленной повестки дня, Владимир Путин и Александр Лукашенко обсудят и многие другие проблемные темы. В частности, по мнению аналитиков, серьезные переговоры намечаются по поводу выполнения обещания Минском передачи активов белорусской экономики российскому капиталу.

По мнению аналитиков, Лукашенко, в свою очередь, рассчитывает получить политическое решение на предоставление Минску третьего транша кредита ЕврАзЭС в 500 миллионов долларов и быстрейший доступ к кредиту на строительство атомной электростанции, а также на еще более либеральный доступ к нефти, добываемой партнером.

Эксперты на разных уровнях до сих пор обсуждают, почему свое зарубежное турне Путин начал именно со столицы Беларуси. Заместитель декана факультета мировой экономики и политики ГУ-ВШЭ Андрей Суздальцев считает, что российский лидер был «обречен» совершить свой первый визит либо в Астану, либо в Минск.

«В ходе четвертого президентства он имеет на руках тяжелый и сложный проект единого экономического пространства трех союзников, – пояснил он в интервью «Голосу Америки». – Проект сложен тем, что он реализуется странами не просто с разным экономическим потенциалом, но и самое главное – с разной политико-экономической системой. Естественно, трудности предстоят огромные».

По его мнению, логичнее было бы, чтобы первый визит Путин совершил в Астану, потому что Казахстан крупнее, важнее и мощнее для интеграции, чем Беларусь, но чашу весов перетянула проблема взаимоотношений Москвы и Минска.

«Этот визит помимо чисто церемониальной функции – показное уважение к народу, к властям, поддержка легитимации Лукашенко – несет еще и груз накопившихся проблем», – добавил Суздальцев.

Одна из самых насущных, на его взгляд, проблем – как Беларуси интегрироваться в единое экономическое пространство.

«К сожалению, Беларусь не интегрируется. Она держится вне системы ЕЭП, но активно использует ее ресурсы, доступ к рынку и нефти. Сама пользуется всем, но ничего не платит за это. Этот очень серьезный нюанс, по-видимому, составляет вторую и самую главную часть визита Путина в Минск», – констатировал замдекана ГУ-ВШЭ.

Эксперт Московского центра Карнеги Андрей Рябов несколько по-иному расставил акценты. Он предположил, что основная причина визита Путина в Минск – проблема активов белорусской экономики, «которые Лукашенко вроде как бы согласился постепенно передать российскому капиталу».

«Во время этого процесса возникают некие длинноты и трудности. Пожалуй, это сегодня ключевая повестка дня в двусторонних отношениях [России и Беларуси]», – сказал Рябов в разговоре с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

Он признал, что вопрос интеграции в ЕЭП также стоит остро. Но как ему представляется, без решения проблем активов трудно будет достичь прогресса по другим направлениям.

«Если здесь прогресс налицо, то, очевидно, легче добиться и каких-то продвижений в рамках создания Евразийского союза. Известно, что Минск данный проект в целом рассматривает позитивно. Скорее всего, эти вопросы могут быть увязаны друг с другом», – резюмировал эксперт.

Незадолго до поездки Путина в Беларусь лидер российской оппозиции Гарри Каспаров в статье в The Wall Street Journal написал: «Миф о том, что Россия и США взаимно выгодны стратегически, годами насаждался американцам. Но поддерживать эту фантастику становится все труднее.

Господин Путин внезапно отменил свою поездку на саммит G-8 на высшем уровне в Кэмп-Дэвиде. И вместо этого в ходе нового президентского срока делает свой первый зарубежный визит в нелегитимную диктатуру Беларуси Александра Лукашенко».

Так можно ли рассматривать поездку главы РФ в Минск как некий вызов Западу? Андрей Суздальцев полагает, что так считать можно было бы, если бы не один нюанс: Путин сразу после визита в Минск едет в Берлин и Париж.

«Отношения с Западной Европой и США для России очень важны. Но надо учитывать, что эти взаимоотношения во многом вошли в клинч, в тупик. И разблокировать их – важнейшая проблема. Москва рассчитывает, что, укрепив свои позиции в регионе, создав интеграционную группировку, она будет более уверенно чувствовать себя на переговорах с Брюсселем и Вашингтоном», – заключил он.

В свою очередь, Андрей Рябов допускает, что Путин делает ставку на укрепление позиций на постсоветском пространстве.

«Серьезные международники, анализируя ситуацию, приходят к такому выводу: да, по-видимому, для него сейчас важно достичь серьезного прогресса, прежде всего, в направлениях, которые связаны с интеграционными проектами здесь. Однако при этом важно понять, какое в конечном итоге реальное приращение для российской политики тут может быть достигнуто», – подчеркнул он.

По его оценке, существует определенный риск того, что, сделав ряд символических шагов, Путин в конечном итоге окажется в той же самой точке, где и начал свое движение.

«Это необходимость дальнейшего урегулирования проблем противоречия с западом по ключевым проблемам – ПРО, региональные конфликты, ситуация на Ближнем Востоке, Джексон-Вэник и много чего другого.

А время для решения этих вопросов, возможность обсудить которые предоставлялась на саммите “восьмерки”, будет упущено. И вполне вероятно, что какие-то решения, касающиеся важнейших проблем международной политики, примут без серьезного участия России», – рассуждает эксперт.

Андрей Рябов думает, что сводить все дело к символике нельзя.

«Символика не есть в данном случае какой-то гарант усиления политического статуса России. Если за символикой последуют реальные сдвиги, реальное углубление интеграции в рамках Евразийского союза, тогда другое дело», – обобщил эксперт.

Но пока успехи на этом направлении далеко не столь очевидны, как, может быть, кому-то хотелось бы, подытожил он.

Тем временем кремлевская пресс-служба опубликовала программу зарубежного турне Владимира Путина. Из Беларуси президент России 1 июня отправится в Европу, где в течение дня проведет блиц-переговоры с главами Германии и Франции – Ангелой Меркель и Франсуа Олландом, а 4-7 июня продолжит путь по маршруту Ташкент-Пекин-Астана.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG