Линки доступности

Журналисты об акции у ХХС: «С такой агрессией мы еще не сталкивались»


Москва. 15 августа 2012 г.

Москва. 15 августа 2012 г.

Разгон акции в поддержку Pussy Riot комментируют Матвей Крылов, Евгений Фельдман и Владимир Роменский

Акция у Храма Христа Спасителя в поддержку участниц группы Pussy Riot в среду 15 августа не была ни одиночным пикетом, ни согласованным митингом, – поэтому ее разогнали. Необычным в этой истории является лишь то, что ее участников – и активистов, и журналистов – разгоняли некие люди в штатском, действия которых, по мнению пострадавших, были «неадекватными».

«Мы поговорили с коллегами: никто из нас такой агрессии по отношению к журналистам никогда еще не видел», – пояснил журналист The New Times и активист «Другой России» Матвей Крылов. «Двадцать человек одновременно напали на людей, у которых были пресс-карты, которые было видно – ведь мы их специально на шеи повесили».

По словам журналиста, серьезных телесных повреждений никто из его коллег не получил, зато все они «получили моральные». «Меня не били, так, за камеру схватили пару раз, – пояснил он. – Больше, по-моему, досталось Евгению Фельдману и Рустему Адагамову (известный блогер – Е.К.), их они (охранники – ред.) просто жали, пытались технику повредить». Крылов добавил, что не уверен, что атаковавшие их люди были охранниками храма: по его словам, бейджи с именами были не у всех из них. «Кроме того, они все производили впечатление неадекватных: при мне Нику Максимюк (журналистка Grani.ru – Е.К.) один из них схватил и заломил ей руку так, что рука покраснела, а у девушки слезы потекли».

На требование Крылова отпустить девушку, нападавший, по его словам, ответил «Всех вас надо так!». Другой «охранник» – пока не удалось определить, кем именно были напавшие на журналистов люди – чуть не оторвал пресс-карту, висевшую у Крылова на шее. «У них на лицах было написано, что это, скажем так, не самые интеллигентные молодые люди», – пояснил журналист. На вопрос о том, собирается ли он подавать в суд, Крылов ответил, что оснований для этого он пока не видит, так как ни он, ни его коллеги не получили серьезных физических травм.

Журналист «Новой газеты» Евгений Фельдман, судя по всему, из присутствовавших при разгоне журналистов пострадал больше всех: он получил синяк на лбу и несколько царапин на фотокамере. Но сам он считает, что нанесенный ему ущерб несравнимо меньше, чем у Ники Максимюк или у Рустема Адагамова – которому пришлось буквально «отбивать» у нападавших свою камеру. По поводу неадекватности действий нападавших Фельдман согласился с мнением Крылова.

«Я говорю исключительно как частное лицо, но мне показалось, что эти люди были не просто верующими — они были "повернутыми" на этой почве», – пояснил он. Фельдман, как и Крылов, подавать иски на атаковавших их людей пока не собирается: во-первых, потому что их, по его мнению, вряд ли установят, во-вторых, потому что специалист по праву посоветовал ему этого не делать. «Я посоветовался с Павлом Чиковым из «Агоры» (Межрегиональной ассоциации правозащитных организаций Е.К.), который объяснил, что в нашем деле не будет обнаружено уголовного состава. Поэтому я обращусь в органы, если узнаю, что кто-то из коллег действительно серьезно пострадал», – добавил журналист. По его словам, гораздо важнее, чтобы об этой истории узнало как можно больше людей, «хотя пока неясно, будет ли она развиваться – активисты-то сидят».

Корреспондент «Эха Москвы» Владимир Роменский по поводу произошедшего настроен скорее скептически. «Пока не начали бить по моей технике, пока я от них (от охранников) бегал, – мне было скорее смешно, чем страшно. Все эти люди со стеклянными глазами, которые гоняются за журналистами, хотя те им кричат "Мы пресса, вы чего!" – это напоминало какую-то мышиную возню», – рассказал Роменский.

По словам всех троих журналистов, информация о том, что люди в штатском «избивали» представителей СМИ, – сильно преувеличена. Серьезно, по их словам, мог пострадать лишь один участник происшедшего – активист Алексей Шереметьев, которого «охранники» прижимали лицом к асфальту, ставили на колени и били. Однако пока судьба Шереметьева и других задержанных, которых, судя по информации в прессе, не менее трех, неизвестна.

«Без них история развиваться не будет, – прокомментировал Фельдман, – подождем их выхода». Один из опрошенных журналистов также высказал мнение, что дело Pussy Riot может перерасти в десятки других, более мелких дел их сторонников, участвующих в нарастающих акциях солидарности не только в России, но и за рубежом. «Резонанс точно будет огромный, посмотрим, не потянут ли они (участницы группы – Е.К.) по "скользкой дорожке" за собой кого-нибудь еще», – пояснил он.

Журналисты о приговоре Pussy Riot: точки зрения разошлись

«Им стопроцентно вынесут обвинительный приговор, – заявил Матвей Крылов. – Иначе как власти оправдают их сидение до сих пор?». По мнению журналиста, максимальный срок девушкам при этом не грозит, но «даже два или три года – это очень печально». «Будем надеяться, что суд ограничится тем сроком, к которому они уже приговорены, то есть до января», – добавил он.

Корреспондент «Эха Москвы» Владимир Роменский затруднился дать однозначный прогноз по делу Pussy Riot. «С нашей судебной системой в этом деле может быть масса вариантов, – заявил он. – Им могут дать срок условно, их могу выпустить и снова посадить, как Козлова (Алексей Козлов – бизнесмен, муж журналистки Ольги Романовой – Е.К.). Любой мой – да и не только мой – прогноз будет, скорее всего, ошибочным».

Евгений Фельдман на вопрос о возможном приговоре Pussy Riot сообщил, что вообще не берется оценивать действия активисток. «Я примерно представляю, что чувствуют обе стороны – и обвинения, и защиты, – пояснил он. – Но моя точка зрения сводится к тому, что действия Pussy Riot лежат скорее в плоскости искусства и философии, чем политики, поэтому наказывать их за это нелогично». При этом, по словам Фельдмана, оставить поступок девушек без внимания тоже не представляется ему возможным.

«Если власти никак на это не отреагировали бы, то за девушками пришли бы последователи, действия которых уже не были бы наполнены смыслом и привели бы к нехорошим последствиям», – добавил журналист. «Это дело – клубок, запутанный обеими сторонами, и у меня нет ни достаточных знаний, ни достаточной нравственной чистоты, чтобы судить об этом», – подвел итог Евгений Фельдман.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG