Линки доступности

Открытое письмо журналистки Елены Масюк вызвало новую общественную дискуссию о деле панк-группы

Процесс по делу участниц скандальной панк-группы Pussy Riot уже давно вышел за рамки обычного административного судебного разбирательства. Он стал своеобразным «делом Дрейфуса» для российской общественности, разделив всех заинтересованных граждан на два яростно отстаивающих свою правоту лагеря. Дело приобрело дополнительный размах, когда на странице правозащитника Зои Световой в Facebook появилось адресованное главе Федеральной службы судебных приставов Артуру Парфенчикову письмо авторства журналистки Еленой Масюк.

«Журналистов унижают, их часами держат на лестнице, не пуская даже на этаж, где проходят заседания, их толкают, на них повышают голос, их силой выводят из зала заседаний, за каждым их движением, словно конвой, следят непрерывно патрулирующие зал судебные приставы», - сообщила Масюк о ходе процесса над Pussy Riot и потребовала гарантировать своим коллегам возможность выполнять их работу - рассказывать о ходе открытого судебного процесса. Под обращением уже поставили свои подписи более 50 небезызвестных представителей «четвертой власти», в том числе Сергей Соколов и Олег Кашин.
«Эти слова (заявление Путина в Лондоне по делу Pussy Riot) были сказаны для иностранных ушей, а не для внутренних»

В комментарии Русской службе «Голоса Америки» Елена Масюк заявила, что верит в то, что сбор подписей принесет свои плоды, а кроме того, в то, что «нарушение закона нельзя игнорировать». Журналистка также заявила, что высказанное президентом РФ Владимиром Путиным во время визита в Лондон мнение вряд ли повлияет на ход процесса.

«Эти слова были сказаны для иностранных ушей, а не для внутренних», - пояснила она. Также Масюк сообщила, что «процесс (над участницами Pussy Riot – ред.) был абсолютно безобразен».

«Журналистов держал на лестнице спецназ, никого не пускали в зал, пока Волкова (Виолетта Волкова, адвокат участниц группы — ред.) не возмутилась и не потребовала допустить их, - рассказала журналистка. - Это не процесс XXI века, а процесс инквизиции».

Позднее в понедельник стало известно, что Федеральная служба судебных приставов РФ решила проверить жалобы журналистов на действия судебных приставов в Хамовническом районном суде Москвы.

Ходорковский о Pussy Riot

Любопытно, что точно так же охарактеризовал процесс бывший глава «ЮКОС» Михаил Ходорковский в письме, опубликованном в Газете.ru

«Больно наблюдать за происходящим в Хамовническом суде г. Москвы, где судят Машу, Надю и Катю. Слово «судят» применимо здесь лишь в том смысле, в котором его применяли средневековые инквизиторы», - заявил «главный в РФ политзаключенный».

Также он добавил, что очень сочувствует девушкам, которые вынуждены переживать «минимум четыре обыска в день».

«Перерыв, сухпаек. Что в сухпайке? Сухая лапша, сухая каша. Даже не «бомж-пакет» – хуже. Пока лапша успевает раствориться в кипятке до кондиции – 20-минутный перерыв закончен. Но если кто-то страдает почками, такое питание – это почти убийство. Я перестал есть на вторую неделю процесса: лучше уж вообще на воде весь день просидеть. Заседание закончилось, все по домам. А подсудимых пристегивают наручниками и обратно, в СИЗО, через московские пробки. Приезжают они уже после общего ужина. Душ можно принять только в субботу. Се ля ви... «Рабочий день» – 20 часов. Отбой. Если завтра судебное заседание – через 3 часа поднимут и «процедура» повторится», - рассказал он по поводу предполагаемого тюремного быта девушек.

Ранее участницы Pussy Riot жаловались на плохое самочувствие из-за чрезмерно тяжелого режима, однако медики заключили, что они могут продолжать участие в процессе.

В чем сходятся мнения священника и правозащитника?

Мнения экспертов по поводу того, соответствует ли процесс над участницами Pussy Riot нормам закона, разделились. Правозащитник, член Московской Хельсинской группы (МХГ) Валерий Борщев в комментарии Русской службе «Голоса Америки» однозначно заявил, что процесс над участницами панк-группы проводится с нарушениями законных норм.

«Незаконно все, начиная с самого обвинения: в преступлении не было уголовного состава, оно, без всякого сомнения, было административным, - заявил журналист. - Более того, судья ведет себя вызывающе: она отклоняет требования защиты вызвать ее свидетелей, и это далеко не все нарушения. Без сомнения, дело Pussy Riot войдет в историю как грубейшая судебная ошибка».

Борщев также подтвердил слова Ходорковского и самих участниц группы о плохом содержании и тяжелом для здоровья тюремном режиме. «Я был там еще во время более ранних политических процессов, и уже тогда с заключенными обращались бесчеловечно», - заявил он.

Куда менее радикальной точки зрения придерживается священник Владимир Леонов, настоятель строящегося храма прп. Андрея Рублева. В комментарии Русской службе «Голоса Америки» он заявил, что верит в беспристрастность судей, однако наказание в семь лет заключения — максимальный срок по делу Pussy Riot — тем не менее, считает несправедливым и даже бесчеловечным, как и обращения с девушками.

«Не наше дело вмешиваться в ход судебного процесса, - заявил он, - хотя я считаю, что девушек следует простить и помолиться за них, тем более, что у них есть маленькие дети».

На вопрос о нарушении прав журналистов в суде отец Владимир заявил, что это, безусловно, недопустимо и что людям нужно предоставить возможность делать свою работу, «тем более, что быть беспристрастным в данном деле чрезвычайно сложно, почти невозможно».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG