Линки доступности

На телеканале HBO был показан фильм «Pussy Riot: панк-молебен»

Документальный фильм «Pussy Riot: панк-молебен» был создан независимыми режиссерами англичанином Майком Лернером и бывшим москвичом, ныне живущим в Нью-Йорке, Максимом Поздоровкиным. После показа фильма на фестивале Сандэнс в начале этого года права на фильм были куплены кабельным телеканалом HBO.

В эксклюзивном интервью Русскй службе «Голоса Америки» Лернер и Поздоровкин рассказали, что стремились избежать стереотипов, которыми обросла группа Pussy Riot. В фильме нет авторского закадрового голоса: режиссеры предоставляют слово участницам группы, их родителям, адвокатам, сторонникам и противникам. И хотя симпатии авторов фильма явно на стороне панк-феминисток, они стремились показать сложность этой истории, которая зачастую теряется в сенсационных заголовках новостей.

На следующей неделе фильм Лернера и Поздоровкина будет демонстрироваться в рамках кинофестиваля Human Rights Watch в Нью-Йорке.



Так называемый «панк-молебен» в Храме Христа Спасителя длился менее минуты, но история Pussy Riot оказалась долгоиграющей. По мнению сторонников панк-феминисток, она высветила проблемы современной России: репрессии против инакомыслящих и растущее слияние церкви и государства. Их оппоненты считают, что повышенное внимание к Pussy Riot на Западе свидетельствует о попытках подорвать устои российского общества и государства извне.

Режиссеры фильма «Pussy Riot: панк-молебен», англичанин Майк Лернер и бывший москвич, ныне живущий в Нью-Йорке, Максим Поздоровкин попытались пойти дальше расхожих стереотипов. Они считают, что не соответствуют действительности ни образ примитивных хулиганок, который создают российские федеральные телеканалы, ни создаваемый на Западе образ жертв путинского режима.

Говорит Майк Лернер: «Я думаю, что многие на Западе не поняли природу протеста Pussy Riot. Здесь их видят, как панк-группу, жестоко наказанную государством за выступления против Путина. Но это более сложная история. Многие из тех, кто поддерживает Pussy Riot на Западе, не знакомы с их политическими взглядами. Они действительно радикальные феминистки. Вероятно, некоторые консерваторы, поддерживающие их здесь, не согласятся с их революционными идеями. И это – один из парадоксов в этой истории».

Фильм в значительной степени основывается на кадрах, снятых во время суда над участницами Pussy Riot.

«Мы рассказываем эту историю словами самих женщин, через их выступления в суде, где они объясняют, что они сделали, и какова была их мотивация», – отмечает Майк Лернер.

По словам кинематографистов, отснятые в Хамовническом суде кадры они приобрели у РИА «Новости» – и в том, что историю антисистемных активисток они рассказывают с помощью полуофициального российского агентства, Майк Лернер видит еще один парадокс: «Мы даже хотели в фильме выразить благодарность Кремлю за то, что они помогли нам рассказать эту историю».

Впрочем, антикремлевский посыл фильма очевиден, хотя, по словам Максима Поздоровкина, в его планы никак не входило создание пропагандистской агитки: «Нет никакого интереса делать пропаганду. Хочется преподнести правдивую версию, интересную историю. Наш фильм монтировался прямо здесь, в этой домашней монтажной. Вот прямо за этим пультом работали два-три человека. И потом, когда HBO купило право на показ этого фильма, они, в принципе, никак его не изменили. Никаких требований не было».

Выпускник Гарвардского университета, Поздоровкин признает, что разделяет политические взгляды и эстетические вкусы российских панк-феминисток. Познакомившись с ними, Максим обнаружил, что слушает ту же музыку и читает тех же авторов: «Я думаю, есть люди, которые их поддерживают, не совсем понимая их идеи, их идеологию. Они – настоящие революционерки, которые хотят трансформировать общество. Они настроены антикапиталистически. Во многом Pussy Riot -- это то же поколение, что и движение «Оккупай». Панк-культура пытается использовать спонтанность, структуры Интернета для того, чтобы найти новые пути для оппозиционной деятельности. Они – часть глобального движения, не являются только российским примером. Меня всегда интересовала история русского авангарда, искусства, панк-рока, я в молодости сам играл в разных командах. Меня также всегда интересовала роль феминизма в России. До революции и после был такой рывок, с точки зрения прав женщин. А вот второй волны феминизма, в 1960-70-х годах, в России не было».

По мнению Поздоровкина, спровоцированные Pussy Riot дебаты будут полезны российскому обществу, хотя они и продемонстрировали, что сегодня Россия – гораздо более консервативная страна, чем думают многие на Западе: «Да, Россия – более консервативная страна. Люди, может быть, не готовы воспринимать подобные акции. У нас в фильме один из адвокатов Pussy Riot говорит об этом. В народе не понимают панк-культуру, они не понимают «акционизма». И это тоже хотелось передать в фильме. Акция Pussy Riot спровоцировала и реакцию церкви, десятки тысяч верующих вышли на улицы в знак протеста. Мы хотели и это показать в фильме, что дело не только в Путине. Когда углубляешься, когда делаешь полнометражный фильм, есть возможность все это показать».

Поздоровкин очень надеется, что этот фильм будет показан в России, но пока уверенности в этом нет: «Мы собираемся его показывать в декабре на фестивале Артдокфест-2013, если разрешат, нас уже пригласили. Надеюсь, что разрешат. Потому что был закон, что их ролик, молебен теперь считается экстремистским. Мне это не совсем понятно -- теперь если фильм использует этот ролик, значит, он тоже экстремистский? А передача Мамонтова тоже экстремистская? Потому что они там показывают этот ролик. В общем, неизвестно, но пока мы собираемся в декабре показывать фильм на фестивале в Москве».

По словам Лернера и Поздоровкина, им понравилось работать вместе, и они уже разрабатывают следующий совместный проект – фильм о Большом театре.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG