Линки доступности

Эксперты обсуждают, почему люди поддерживают коррупционные системы

Когда я жила в Камбодже, мне не раз приходилось ругаться. Я ругалась с продавцом фруктов, который заламывал цену на свои манго, потому что я была американкой. Я бросалась на полицейского, оштрафовавшего меня за то, что я ехала по правильной стороне дороги. Меня возмущали врачи «бесплатных» клиник, требовавшие деньги за лекарства со своих бедных пациентов.

Мой камбоджийский парень в таких случаях обычно просто наблюдал и качал головой.

Но когда мы пошли в министерство юстиции, чтобы получить документы, необходимые для подачи заявки на его американскую визу, он попросил меня не вмешиваться. Только не в этот раз, просто смирись с этим, сказал он, передавая деньги клерку, чтобы бумаги были готовы в тот же день.
«Когда мы видим, что окружающие нас люди – особенно коллеги или сверстники – «мухлюют», то шансы на то, что и мы последуем их примеру, повышаются»

Мне стало интересно, почему люди принимают коррупцию, которая эксплуатирует их? Почему защищают правительство, которое живет на взятках, и чиновников, которые устраивают на работу родственников?

«Мы склонны рационализировать статус–кво, потому что это дает нам ощущение, что все находится под контролем, и наша жизнь не будет преподносить нам сюрпризов», – говорит Джастин Фризен, аспирант Университета Ватерлоо в Онтарио и соавтор статьи «Почему люди защищают несправедливые, неэффективные и коррумпированные системы», опубликованной в журнале Current Directionsin Psychological Science

«Люди ощущают психологическую потребность чувствовать себя комфортно. Никому не нравится, когда его критикуют. Людям не нравится, когда критикуют группу, к которой они принадлежат, – продолжает он. – Поэтому они часто рационализируют и защищают системы, частью которых они являются, и сложившийся статус–кво».

В Камбодже это означает оплату дополнительных «сборов за услуги» представителям энергетических компаний, чтобы вам не отключали электричество. В США это может означать невмешательство, когда ваши коллеги завышают цены для своих клиентов или занимаются приписками, заполняя табель учета рабочего времени.

Фактически, люди не хотят поднимать шум. И если вы не выступаете против какой–то проблемы, то велика вероятность, что вы сами являетесь ее частью.

Профессор Университета Вашингтона в Сент–Луисе Ламар Пирс указывает на два фактора, способствующих коррупции: экономическую мотивацию и склонность к самооправданию.

«Если от того, возьмете ли вы взятку или нет, будет зависеть, сможете ли вы накормить ребенка, то зачастую это станет главным мотиватором в принятии решения», – комментирует Пирс первый фактор.

Что же до второго, жертвами которого становимся мы все, то здесь ситуация более сложная.

«Если люди способны убедить себя, что то, что они делают, – это нормально, что это не их вина, что это никому не вредит, что их не поймают, то тогда возникают ситуации вроде ипотечного кризиса», – говорит он, имея в виду недавнюю ситуацию, когда ради получения прибыли заимодавцы выдавали ипотечные кредиты людям, которые не могли их себе позволить.

Людям еще проще игнорировать собственные желания быть хорошими, если они «лишь немножко» переступают грань дозволенного, говорит Франческа Гино, профессор Гарвардской школы бизнеса и автор книги «Отвлекающие факторы или Почему наши планы идут под откос и как их придерживаться» (Sidetracked: Why Our Decisions Get Derailed, and How We Can Stick to the Plan).

«Когда мы видим, что окружающие нас люди – особенно коллеги или сверстники – «мухлюют», то шансы на то, что и мы последуем их примеру, повышаются» – говорит она, объясняя, почему нечестность «заразна».

Где же проходит черта? По словам Пирса, нужно задать себе простой вопрос: «Готовы ли вы рассказать об этом маме и папе за ужином?».

«Этот очень простой критерий, который может служить первой линией обороны», – говорит Пирс.

А как насчет второй линии обороны? Спросите себя о последствиях своих действий. Есть ли здесь этическая составляющая? Кто пострадает от этого? Кто выиграет? Нарушит ли это какие–то правила?

На этой уйдет 5–10 секунд, говорит Пирс, но этого будет достаточно, чтобы отличить правильный выбор от неправильного.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG