Линки доступности

Почему радость от успешного запуска ракеты-носителя вызывает печаль

Итак, можно перевести дух. Ракета-носитель «Протон-М» вывела на орбиту шеститонный телекоммуникационный спутник Astra 2E. Более того, четко отработал разгонный блок «Бриз-М», который частенько портил «Протону» статистику успешных запусков. Когда данный блок или его «коллега» – блок ДМ – не «дотягивали» спутник до геостационарной орбиты, то СМИ, не особо вдаваясь в детали, сообщали: «“Протон” не вывел на орбиту…», хотя вины в этой неприятности непосредственно ракеты-носителя (РН) не было.

Возможно, в Роскосмосе или в Центре имени Хруничева, где «рождаются» «Протоны», кто-то даже отметил успешный старт бокалом шампанского. Что ж, это вполне естественно. Ракетно-космическая техника весьма сложна и пока не может похвастаться уровнем надежности современных авиалайнеров. Поэтому в каждом беспроблемном запуске есть элемент удачи.

Неназванный источник на Байконуре сказал в интервью агентству «Интерфакс», что «успешный пуск “Протона-М” в понедельник продемонстрировал, что выявленные проблемы устранены, а значит, можно готовиться к очередному старту». Напомним, что причиной июльской аварии «Протона» стал датчик угловых скоростей, «пришпандоренный», по словам вице-премьера Дмитрия Рогозина, «с помощью чьей-то матери и кувалды вверх тормашками».

Будем надеяться, что факторы «чьей-то матери» и «кувалды» были исключены при подготовке следующего запуска «Протона», который должен состояться 20 октября. В этот день данная ракета-носитель вместе с блоком «Бриз-М» должна вывести на орбиту американский спутник Sirius FM-6.

Страховка от страховки

На одной из «молний», летевших вместе с «громами» в адрес ракетно-космической отрасли и, в частности, Роскосмоса, было написано: «обязательное страхование всех запусков». Именно с таким предложением выступил премьер Дмитрий Медведев. В настоящее время федеральные запуски, как правило, не страхуются.

Этот факт трудно увязать с повышенным риском использования ракет в качестве транспортного средства. Но логика здесь есть. Дело в том, что стоимость страхового полиса может доходить до 20% стоимости самого запуска. Это означает, что за пять запусков страховым компаниям будет выплачена сумма, эквивалентная еще одному запуску. Другим словами, без покупки страховых полисов можно было бы осуществить не пять запусков, а шесть.

Возможно, это имело бы смысл, если бы по статистике каждый пятый запуск «Протона» оканчивался неудачей. Но из 320 запусков «Протонов» разных типов, начиная с 1965 года и по наши дни, лишь 30 не выполнили свои задачи. Другими словами, неуспешным является лишь каждый десятый запуск. Какой же, с учетом данного факта, здесь экономический смысл страхования? А что касается коммерческих полезных нагрузок в виде спутников иностранных клиентов, то они застрахованы.

«Программа» «Протон» и Байконур

Некоторые СМИ, в частности, телеканал Life News, после успешного запуска «Протона» 30 сентября задавали вопрос: «Есть ли будущее у “программы” “Протон” в свете попыток Казахстана воспрепятствовать запускам этой ракеты-носителя?».

Оставим за скобками комментарии по поводу ассоциации полетов древнего, хоть и неоднократно модернизированного носителя, с «программой». Действительно, Казахстан неоднократно вводил (предусмотренный, правда, российско-казахстанским соглашением по Байконуру) мораторий на запуски «Протонов» после их аварийных стартов.

Причина – попадание в окружающую среду этой республики весьма токсичного топлива, используемого в «Протонах» – несимметричного диметилгидразина, известного также под названием гептил. Астана требовала, чтобы российские специалисты разобрались с причинами аварии и исключили ее повторение, а кроме того, провели полное обеззараживание той территории Казахстана, куда попал гептил. До того – никаких стартов «ядовитых» ракет с Байконура.

Подобные моратории создавали ощутимые трудности в выполнении Россией той части ее космической программы, которая связана с запусками «Протонов». Еще в конце августа этого года Москва была готова осуществить сентябрьский старт «Протона» без получения официального разрешения Астаны. Российский МИД отправил официальное уведомление о дате запуска казахстанской стороне.

Как сообщила газета «Известия» со ссылкой на информированный источник в Роскосмосе, несмотря на то, что почти все работы по дезактивации загрязненной территории на космодроме были завершены, казахстанская сторона не спешила давать разрешение на запуск ракет. Источник издания связывал это с попытками Казахстана оказать давление на Роскосмос. Правда, в конце концов здравый смысл восторжествовал, и Астана дала «добро» на старт «Протона» 30 сентября.

Однако, вне зависимости от того, как будут развиваться российско-казахстанские отношения вокруг Байконура, «Протон» «доживает» свои последние годы. По замыслу Роскосмоса, РН данного типа должен быть выведен из эксплуатации к 2020 году, а его место в «упряжке» российских ракет-носителей должна занять экологически чистая «Ангара», использующая в своих двигателях кислород и керосин.

Но фактор экологичности нового РН уже не потребуется, чтобы завоевать «милость» Астаны. Эксплуатация «Ангары» с Байконура не предусмотрена. Новый носитель будет уходить в космос с космодромов Плесецк и Восточный. Последний в настоящее время строится на Дальнем Востоке.

Космический «Брумель»?

Печально даже не то, что в России до сих пор летает ракета-носитель, спроектированная полвека назад. Грусть вызывает то обстоятельство, что ее удачный старт воспринимается почти как «победа» российской космонавтики. Так, наверное, радовался олимпийский чемпион по прыжкам высоту Валерий Брумель, когда после автомобильной аварии, в которой получил тяжелейшую травму ноги, смог встать и сделать несколько шагов.

Перенеся 29 операций, Брумель снова стал прыгать. Прежних результатов не достиг, но все равно вернулся в большой спорт. После серии травм, правда, не таких тяжелых, как полученные в результате аварии, все же был вынужден с ним распрощаться.

Остается только надеяться, что продолжающиеся «травмы» российской космонавтики в виде неудачных запусков не вынудят ее уйти из «большой» космической деятельности по причине снижения к ней интереса как со стороны государственной власти России, так и зарубежных коммерческих клиентов.

P.S.

После июльской аварии «Протона» в Центре имени Хруничева началась проверка технологической «цепочки» с целью выявления того «звена», которое «расклепалось» при сборке ракеты-носителя и обрекло его на гибель. В ходе данной проверки было обнаружено также большое количество производственного брака при изготовлении российского многофункционального лабораторного модуля (МЛМ).

Напомним, что данный модуль – это по сути своей техника, которая производится в России (включая советский период ее истории) с начала 1970-х годов. Специалисты РКК «Энергия» попробуют устранить выявленные дефекты, с тем чтобы МЛМ отправился на орбиту, как и запланировано, в декабре этого года.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG