Линки доступности

Искусство, власть и социальный протест

В Санкт-Петербурге на площадке творческой лаборатории ON.TEATR открылся правозащитный кинофестиваль «32 мая».

В программе фестиваля – семь документальных работ из России, США, Великобритании, Норвегии, Канады, Нидерландов, Германии и Украины. Некоторые фильмы являются совместной продукцией документалистов нескольких стран.

Революционеры, ученые, блокадники

Открылся фестиваль фильмом «Зима, уходи!» – о становлении протестного движения в России.
Тематически с этой лентой перекликается работа норвежских и канадских документалистов «Обратно на площадь Тахрир». Здесь собраны рассказы участников недавней революции в Египте – как участников, так и противников, а также тех, кто просто наблюдал за развитием событий. Авторы характеризуют своей фильм как «размышление над характером и глубиной революционных изменений».

Откликом на завершившуюся на днях «Недели против гомофобии» можно считать британскую ленту «Дешифровщик». В основе сюжета – трагическая история Алана Тьюринга, выдающегося британского математика и логика, одного из основоположников информатики. Вместо признания и почета Тьюринг столкнулся с гонениями из-за своей гомосексуальной ориентации. В результате в возрасте 41 года великий ученый покончил с собой.

В программе фестиваля есть даже один номинант на премию «Оскар». Это – совместная работа американских и британских документалистов «Если дерево упадет». На примере главного героя фильма Дэниэла Мак-Гауэна здесь прослеживается эволюция эколога-активиста от пассивного участника событий до активного борца против разрушения окружающей среды.

По мнению координатора фестиваля Максима Иванцова, одним из самых интересных фильмов фестиваля является голландская лента «900 дней», авторы которой записали воспоминания людей, переживших ленинградскую блокаду. В самих Нидерландах этот фильм демонстрировался в кинотеатрах и вызвал большой интерес публики.

В России, в том числе и в самом Петербурге прокатчики не проявили к фильму «900 дней» ни малейшего интереса, и его можно увидеть только в рамках фестиваля «32 мая». После показа у зрителей будет уникальная возможность пообщаться по Скайпу с режиссером фильма Джессикой Гортер.



Когда под рукой есть видеокамера

Общественная правозащитная организация «Солдатские матери Санкт-Петербурга» также представили на этом фестивале свою работу. Правда, они предпочитают называть ее не фильмом, а «специальным мероприятием».

В беседе с корреспондентом «Голоса Америки» пресс-секретарь организации Елена Попова рассказала: «Несколько лет назад к нам в руки случайно попала видеокамера. И мы стали снимать наши тематические семинары и выкладывать их на нашем сайте. И, кроме того, мы снимаем рассказы тех, кто приходит в нашу организацию».

Пресс-секретарь «Солдатских матерей Санкт-Петербурга» отмечает, что, как правило, молодые люди, пережившие трудные моменты в армии, неохотно говорят о пережитом перед видеокамерой.

Впрочем, по словам Елены Поповой, дело здесь не столько в деталях, сколько в общей атмосфере. «К нам пришел молодой человек по имени Андрей, – продолжает Попова, – и начал рассказывать не о тот, что пережил он лично, а об армейских порядках. И в его монологе чувствовалось отторжение той несвободы и безропотного подчинения, которые просто культивируются в армии».

Кроме интервью с призывниками, в фильм включены фрагменты съемок, сделанных во время выездов по «тревожным звонкам» на призывные пункты или в воинские части, где были зафиксированы случаи насилия над военнослужащими. «Если с собой есть видеокамера, – подчеркивает Елена Попова, – то всегда есть возможность зафиксировать острые моменты. И это, конечно, добавляет напряжение нашей работе».

«Показывать фильмы, неудобные власти, становится все труднее»

Напряжение испытывали и организаторы фестиваля. За несколько дней до его открытия над творческой лабораторией ON.ТЕАТР нависла угроза закрытия. Член оргкомитета фестиваля Ксения Вахрушева связала это с усилившимися гонениями на неправительственные организации. «Устраиваются постоянные прокурорские проверки, приезжают санэпидемстанции, пожарные инспекции, в том числе и в театре, где мы проводим свой кинофестиваль», – сказала она в беседе с корреспондентом «Голоса Америки».

Однако судебное заседание, на котором могло быть вынесено решение о закрытии творческой лаборатории ON.TEATR, перенесено на следующую неделю, и организаторы получили возможность провести показ правозащитных фильмов. Сами они считают, что власти проявили такую уступчивость из-за опасений международного резонанса в случае срыва фестиваля. Недаром в числе его соучредителей – генеральное консульство Нидерландов, чешская правозащитная организация «People in need» и Санкт-Петербургский института права имени Принца Ольденбургского.

По словам Максима Иванцова, в будущем фестиваль едва ли выйдет на более широкие площадки, такие, как Дом Кино или кинотеатр «Родина», где проводятся недели фильмов зарубежных стран. «Показывать фильмы, неудобные власти, становится все труднее и труднее», – отметил он в разговоре с корреспондентом «Голоса Америки».

Максим рассказал о смысле названия фестиваля: «Барон Мюнхгаузен, как известно, открыл дополнительный день в году – 32 мая, но ему никто не поверил. Как не верили и многим иным героям, совершавшим открытия и подвиги ради человечества. На нашем фестивале мы хотим показывать кино про героев и для героев. А также некоторых неизвестных героев делать известными».

Лекарство против страха

На открытии – перед показом фильма «Зима, уходи!» – выступил депутат Городского Законодательного собрания Санкт-Петербурга Борис Вишневский. Отметив снижение количества людей, участвующих в акциях оппозиции, Вишневский выразил убеждение, что сами протестные настроения не исчезли. «В августе 1968-го года на Красную площадь протестовать против вторжения советской армии в Чехословакию, вышли всего восемь человек. Но они изменили нашу историю, хочется надеяться – навсегда», – заявил депутат.

В разговоре с корреспондентом «Голоса Америки» Вишневский выразил сожаление, что фестиваль «32 мая» проводится в небольшом помещении творческой лаборатории, а не в каком-либо престижном зале, где его фильмы увидело бы гораздо большее число зрителей.

«Андеграунд хорош для контрэлиты, для небольшой тусовки, но если мы хотим, чтобы как можно больше людей поняло, что происходит (в России), для этого, естественно, нужны большие залы, большие аудитории», – сказал депутат. – «Я понимаю, – продолжал Борис Вишневский, – почему этого не допускается.

У нынешней власти само понятие о правах человека является, если не запретным, то враждебным. Они (власти) ненавидят правозащитников, ненавидят принцип защиты прав человека. Для них самое важное – это государство. И его якобы интересы. А человек – это вторично. Всегда. Собственно, то же самое было и в СССР».

Зрители кинофестиваля, по словам Вишневского, прежде всего – свободные люди. «А свобода, – подчеркнул он, – это такая интересная штука, которая вытравляет из организма страх. И в лицах людей, которые собираются на такие фестивали, есть свобода, и нет страха. А у поклонников массовой культуры – все, наоборот: у них есть страх и нет свободы. Так вот будущее за первой частью общества, а не за второй».
  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG