Линки доступности

Владимир Прибыловский: «Путин ни к каким реформам не готов»


Владимир Прибыловский

Владимир Прибыловский

Создатель публичной интернет-библиотеки «Антикомпромат» о новом правлении Путина и о стратегии оппозиции

Президент информационно-исследовательского центра «Панорама», создатель публичной интернет-библиотеки «Антикомпромат» Владимир Прибыловский считается одним из наиболее авторитетных российских политических экспертов.

Его знание механизмов российской власти, умение сделать правильные выводы из имеющейся информации и дать точный прогноз на будущее привлекали к нему внимание и профессиональных политиков, и сотрудников спецслужб.

В частности, именно Прибыловский предсказал в 2007 году скорый карьерный взлёт Виктора Зубкова, ничем до этого не примечательного члена «путинской команды».

Вместе с Юрием Фельштинским он написал монографию «Корпорация. Россия и КГБ при Путине», которая вначале вышла на английском, голландском, португальском и польском языках, и лишь затем – на русском.

Корреспондент «Голоса Америки» Анна Плотникова встретилась с Владимиром Прибыловским в Москве и побеседовала с ним о перспективах нового президентства Владимира Путина.

«Жизнь – штука сложная»

Анна Плотникова: После массовых акций протеста в декабре прошлого года и в феврале нынешнего у части оппозиционных лидеров возникло убеждение, что Путин не будет президентом до конца положенного ему по Конституции 6-летнего срока и уйдет в отставку досрочно.
Есть ли хоть какой-то повод для подобных утверждений?

Владимир Прибыловский: Да, я думаю, что такая вероятность есть. К этому его может принудить, во-первых, его ближайшее окружение, а во-вторых, некоторые неполадки со здоровьем, либо то и другое вместе взятое. Что касается внешних факторов, то я не думаю, что какой-то новый экономический кризис или же внешнеполитические осложнения будут на него влиять в эту сторону. Он как раз такого рода вызовы использует для того, чтобы «делать наоборот». Хотя давление со стороны окружения, это тоже то, чему он склонен сопротивляться. Но жизнь - штука сложная и сейчас все дело идет к тому, что большая часть его окружения готова от него избавиться. Он просто этого пока еще не понимает.

А.П. Часть пропутински настроенных экспертов - как внутри России, так и за ее пределами - уверены, что у нового-старого президента просто нет иного выхода, кроме проведения реальных экономических и политических реформ в России. Как по-вашему, готов ли, и – главное - способен ли Путин проводить такие реформы?

В.П. Мне кажется, что ни к каким реформам он не готов, он считает, что все и так хорошо, поэтому какие-то «косметические» реформы он может провести, но так, чтобы ничего не менялось! Собственно говоря, если человек 12 лет никаких реформ не проводил, то почему он станет их проводить?

А.П. Но в России ситуация изменилась, и не заставят ли Путина объективные процессы или чувство самосохранения действовать?

В.П. Мне кажется, что он просто этого ничего не видит и видеть не хочет. Он сам оборвал все обратные связи с обществом со страной и, по-моему, он совершенно не чувствует, что что-то изменилось. Он комфортно чувствует себя на вершине власти и не считает, что в стране какие-то кризисные явления, что власть его зашаталась. Он этого просто не видит и считает, что все в порядке, что ничего серьезного не происходит...

«Медведев - временный премьер»

А.П. Владимир Валерьянович, Ваша книга, которая в русском переводе называется «Корпорация. Россия и КГБ во времена президента Путина», стала настоящим бестселлером. Сейчас купить ее практически невозможно, остается довольствоваться лишь электронной версией. Как Вы считаете, насколько велико влияние «корпорации КГБ» в настоящее время?

В.П. Все основные посты по-прежнему находятся в руках питерских чекистов. Они тоже раздроблены на группировки, но сейчас сплотились. Одну из группировок – «черкесовскую» - они «съели». Черкесов даже был вынужден идти к коммунистам. Но две другие – «Ивановско-Патрушевская» (имею ввиду Виктора Иванова) и «Сечинско-Бортниковская» - у них есть проблемы между собой, но сейчас они в блоке.

Собственно, они все правление Медведева были в блоке, они хотели, чтобы Путин вернулся. Ну, вот он вернулся, напор оппозиции их сплачивает, а какие-то другие проблемы, в частности, дележ собственности, их единство разрывает.

Грызлов принадлежал к «Ивановско-Патрушевской» группировке, его подвинули. У Нарышкина личные связи с Путиным, он его однокурсник по институту КГБ, чуть ли не в одной комнате в общаге они жили, поэтому вокруг него сейчас своя группировка складывается.

А.П. В последнее время в обществе создавалось впечатление, что Путин заложник тех, кто его ставил на высший пост в стране, и если уйдет Путин, то их ждет неминуемое расследование – как они стали обладателями несметных состояний. Путин действительно для всего окружения остается гарантом благополучия?

В.П. Для кого-то это - действительно так, а другие могут варьировать, и на что-то надеяться. Помимо Кудрина в либеральном крыле власти есть Шувалов. Не случайно на него недавно был «наезд» осуществлен, что он, дескать, тоже коррупционер.

Я на 99% уверен, что «сечинцы» слили эту информацию либералам, также как раньше Черкесов сливал на Сечина и Бортникова Евгении Альбац.
Сечин ни на кого другого не согласен, кроме Путина. При этом, казалось бы, Сечин не так уж сильно лично коррумпирован, хотя если покопаться, то наверняка что-то можно найти.

Мне лично кажется, что Дмитрий Медведев - временный премьер. И часть ближайшего путинского окружения хочет, чтобы Путин во время ближайшего кризиса поменял его на Кудрина или Шувалова.

Причем так как эти люди не особенно надеются, что они могут победить на президентских выборах того же Навального, они в этом смысле для Путина могут быть ближе, потому что будут оставлять его президентом как можно дольше. Поэтому часть нынешних «кремлевцев» готова выстроиться под Шувалова или Кудрина, чтобы кто-то из них их защищал – там ведь тоже все замазаны, поэтому там должна быть круговая порука.

А другой вариант - консервативное крыло. Там хотят чтобы Путин сделал премьер-министром Рогозина, но для Путина Рогозин просто чужой по происхождению, а кроме того Рогозину выгодно, как можно быстрее провести президентские выборы, есть электоральный потенциал.
Рогозин в глубине души понимает, что если он долго будет премьером, то запорет экономику и потенциал исчезнет. Поэтому в случае премьерства Рогозина досрочные президентские выборы пройдут раньше, чего, конечно, Путин не хочет.

Но многие другие чекисты, кроме Сечина, согласны на такой вариант. Не знаю, догадываются ли они, что Рогозин их всех кинет и сдаст. Кто-то сознает, кто-то нет. Я-то Диму (Рогозина) хорошо знаю, и уверен, что он их начнет сдавать на следующий же день. Надежды юношей питают и стариков тоже!

Оппозиция: новые люди, новая тактика

А.П. Какие уроки должна извлечь оппозиция из выборов декабря 2011 – марта 2012 года?

В.П. Ничего особо нового в декабре и марте не произошло по сравнению с 2007-2008 годами. Примерно тот же уровень фальсификаций. Перелом произошел в 2007 году, когда выборы перестали быть выборами. И это все осталось, просто изменилось отношение общества к этому. В 2007-2008 общество готово было с этим мириться и мирилось, а вот теперь оно перестало с этим мириться.

Урок извлечен и сейчас нужно разное сопротивление. То, что говорят, дескать, «митинговая волна пошла на спад», это не значит, что общественный подъем прекратился. На самом деле, он продолжается, просто принимает новые формы. И основные формы, в которые выливается деятельность оппозиции, это, во-первых: ее структурирование, то есть создание организаций, партий, коалиций.

И второе: это участие во всех местных выборах. Это то, что сейчас нужно, а каждая новая фальсификация будет вызывать на региональном уровне новую волну митингов и голодовок.

Я, правда, не считаю голодовки таким эффективным способом. Но самые разные группы оппозиции, в том числе противоположные, научились заключать тактические блоки между собой, тактические коалиции и действовать слаженно, в том числе и на выборах - организовывать наблюдателей и так далее.

Это именно то, что нужно! Впрочем, я не считаю организационные коалиции всех со всеми надолго. Это бесперспективный путь. А вот временные коалиции самых разных сил вокруг временных единых целей - это путь перспективный и именно по этому пути, начиная с декабря, и идет оппозиция сейчас.

А.П. Есть ли вероятность того, что сейчас могут появиться новые лица оппозиции, которым люди поверят, потому что перетасовываемая старая колода уже всем поднадоела?

В.П. Во-первых, за последние год- два новые лица уже появились. Это, в первую очередь - Алексей Навальный, который уже как политик существует лет восемь, но как политик первого уровня он выдвинулся в прошлом году.
Есть Евгения Чирикова, есть Илья Пономарев, сейчас на федеральный уровень выдвигается Олег Шеин, который на самом деле, на региональном уровне в Астрахани уже много лет фигура №1 в оппозиции. Причем Шеин по происхождению человек левых взглядов, троцкист на самом деле. Но сейчас он человек, приемлемый для либеральных сил и умеет контактировать с разными отрядами оппозиции. Я думаю, что в ближайшее время на федеральном уровне он будет одной из заметных фигур.

Что касается того, что люди выходят на акции без лидеров - отчасти это так. Есть горизонтальные связи в первую очередь через Интернет, а также через «тусовки» студенческие или профессиональные.

Но, тем не менее, повторю: лидеры, в том числе новые, есть, и они играют важную роль. Те же Навальный, Шеин, Пономарев, Чирикова ...

Что ждет системную оппозицию?

А.П. Владимир Валерьянович, а что будет происходить с нынешним, таким, казалось бы, привычным партийным ландшафтом?

В.П. Что касается «Справедливой России», то она еще год назад была одной из партий - инструментов власти, и только личная опала Сергея Миронова - сначала его давний конфликт с Сурковым, а потом и то, что Путин не защитил Миронова, - сделала так, что партия ушла в оппозицию, но только частично! Реально там было человека четыре, которые всегда были в оппозиции, они и голосовали по-другому, это те же упомянутые выше Пономарев и Шеин, еще Дмитриева, которая выходец из «Яблока». Гудков раньше был верным путинцем, а теперь уже года два, как стал таким оппозиционным справедливороссом, а его сын Дмитрий - лидер молодых социал-демократов - даже раньше папы стал проявлять оппозиционность.

Сама «Справедливая Россия», очевидно, развалится на несколько частей. Сейчас из нее выделились оргкомитет того же КЕДРа - псевдоэкологическая партия, которая была самостоятельной, потом она влилась в СпРос, теперь опять оттуда выходит. Потом – «Партия пенсионеров», Российская христианско-демократическая партия Чуева и так далее.

В общем, «Справедливая Россия» рассыплется. Ее социал-демократическое крыло, наверное, объединится с некоторыми другими социал-демократическими группировками и лидерами и может действительно стать основой реальной социал-демократической партии, которой давно в России не было.

Во всяком случае, уже существует социал-демократический союз, это еще не партия, но уже коалиция и на этой основе может появиться социал-демократическая партия, есть также незарегистрированная
«Независимая демократическая партия» Горбачева и банкира Лебедева, которая тоже социал-демократической окраски, но там сложность в том, что сам Горбачев непопулярен среди этой публики, трудно им объединиться, может и не будут. Но если Михаил Сергеевич, что называется, отойдет в сторонку, то с банкиром Лебедевым социал-демократы могут и поладить - у него деньги, у них - идеи.

ЛДПР сохраняет такую позицию псевдонационалистической партии, которая во всех серьезных вопросах поддерживает власть. Но Жириновский всегда будет лавировать - кто сильнее, с кем как поступать ...

КПРФ из-за Зюганова - стагнирующая и неразвивающаяся партия, не столько левая, сколько националистическая. От нее могут отколоться некоторые группы прото-социал-демократические, которые возглавляет профессор Мельников, или совсем националистические - это уже Никитин. Хотя и сам Зюганов ближе к националистическому крылу. Эволюция КПРФ неясна. С одной стороны нужна партия, которая защищает лиц наемного труда, но КПРФ выполняет эту роль плохо. Она защищает интересы кого угодно - церкви, патриотических предпринимателей, националистов...

А.П. Да, церковь и коммунист - звучит забавно…

В.П. - Зюганов же на самом деле никакой не коммунист, он монархист, скорее. Православный монархист. Я помню, как в 1992 году он заполнял мне анкету (у меня копия этой анкеты сохранилась, а оригинал находится в США), где нужно было подчеркнуть из набора, какие у тебя взгляды и дописать что-то свое. Так вот он подчеркнул «социалистические», «национал-патриотические», а «марксистские» и «коммунистические» не подчеркнул! И еще дописал – «истинно демократические». То есть, он тогда был социалист, истинный демократ и национал-патриот, но не коммунист и марксист! Когда Зюганов заполнял эту анкету, он был сопредседателем Русского Народного Собора, а через полгода этот же человек создал компартию, который не марксист и не коммунист!

Что касается «Яблока»... В нем есть некоторое «сектантство», которое свойственна его лидерам, но в общем-то, я считаю, что «Яблоко» последний год вело себя достаточно гибко, Явлинский перестал дурно отзываться о Навальном, который когда-то ушел из «Яблока». Эта партия научилась контактировать с другими силами, и я думаю, что «Яблоко» - эта та партия, которая надолго. Она никогда не будет иметь большинства, но она вполне может быть влиятельной составной частью демократической коалиции.

Что ждет «партию власти»?

Теперь о «Единой России» или «Партии жуликов и воров» с легкой руки Навального...

У термина «партия власти» два значения. Первое - это вся правящая верхушка, в которой, кстати, очень многие видные деятели ни в одной из партий не состоящие - ни Сечин, ни Сурков, ни Сергей Иванов. Тот же Сурков ни в одной партии не состоял, но до недавнего времени командовал аж тремя партиями!

И второе значение - это «партия власти» в узком смысле, то есть, собственно, «Единая Россия», в которой есть свои идейные «крылья – квазилевое, квазиправое, но голосуют они всегда одинаково. Как скажет Сурков (как этот было раньше), а теперь как скажет Володин или Нарышкин.

Пока не очень ясно, кому перешли бразды правления «Единой Россией» сверху. Сейчас там обсуждаются варианты, а не распустить ли «Единую Россию» и не сменить ли название, как собственно это уже много раз делалось. Собственно, что такое «Единая Россия»? Это бывший «Наш дом Россия», «Единство»...

Путин, как известно когда-то возглавлял петербургское отделение партии «Наш дом Россия». То есть, они могут опять сменить название, и именоваться, например «Общероссийским народным фронтом». Именно это Сечин, очевидно, и предлагал год назад, когда по его совету Путин стал создавать ОНФ. Но совет Сечина, как известно, был такой - разогнать «Единую Россию» как «Партию жуликов и воров» , которые смотрят в кусты, не верны, в любой момент предадут...

Но Путин пошел по среднему пути - ОНФ создал, а «Единую Россию» не разогнал. Вообще, если посмотреть на руководящий состав обеих этих структур, то получится так, что в ОНФ практически все члены координационного совета все члены «Единой России», но либо на маленьких постах, либо раньше были руководителями, а сейчас рядовые члены. И наоборот - если посмотреть в «Единой России», то они все состоят в ОНФ, но либо на незначительных постах, либо рядовые члены.

Короче говоря - это те же люди, но так как кланы и группировки у них разные, то те кланы, у которых хорошие позиции в ОНФ, те ставят на него, а у кого хорошие посты в «Единой России», те ставят на нее. А кто сидит в удобных креслах и там и там, то они ставят либо туда, либо сюда – в зависимости от того, что выгоднее.

Есть такой формат псевдоразделения «Единой России» на две или три партии, каждая из которых будет входить в ОНФ. Это вполне может быть как некий инструментарий. У Суркова одни взгляды на этот вопрос, он так много вложил в «Единую Россию», что для него естественно ее отстаивать. С другой стороны Володин всегда был одним из официальных лидеров «Единой России», был ее генсеком, но так как ему год назад был поручен «Общероссийский народный фронт», он во многом поставил там своих людей.

Но окончательно все решит Путин. Кто уговорит Путина в разумности своей точки зрения на роль партии? Но сам Путин уже понимает, что «Единая Россия» это у него такой кирпич на ногах, и он должен, по крайней мере, от непопулярного названия избавляться. Нам же известны настоящие итоги выборов и, конечно Путин не получил 60%, но 40-45% он получил. И это довольно много. А «Единая Россия» получила в декабре 30-35%. И очевидно, что она его тянет вниз. Для него логично от нее избавиться, но насколько он понимает, что надо окончательно порвать с «Единой Россией» - точно этого не знает никто.

Другие материалы о событиях в России читайте в рубрике «Россия»

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG