Линки доступности

Борис Комоцкий, главредактор органа Компартии России, дал интервью Русской службе «Голоса Америки»

Сенатор Джон Маккейн сообщил 13 сентября, что хотел бы опубликовать в газете «Правда» ответ на статью президента России Владимира Путина в New York Times по сирийской проблеме. Русская служба «Голоса Америки» связалась с главным редактором «Правды» (официального печатного органа Компартии России), депутатом Государственной Думы и членом Президиума ЦК КПРФ Борисом Комоцким, чтобы узнать его мнение о возможности такой публикации.

Данила Гальперович: Как вы отреагировали на желание сенатора Джона Маккейна опубликовать свой ответ Владимиру Путину на его статью по сирийскому вопросу, напечатанную в New York Times, в вашей газете?

Борис Комоцкий: Честно говоря, я изумлен, потому что не было никаких разговоров, даже намеков, и для меня это удивительно. Я до сих пор уверен, что это какая-то «утка». Если у него есть намерение, то ради бога, но намерение — это намерение, а по факту никто даже не выходил на меня, главного редактора, или на кого-либо еще из редакции. Это все странно.

Д.Г.: Но это не «утка» - сенатор Маккейн действительно заявил, что опубликует ответ Путину в «Правде». Возможно, он считает вашу газету официальной и по-прежнему одной из самых влиятельных, как в советские времена?

Б.К.: Что считает Маккейн, мне все равно. Я просто знаю, что за границей, когда говорят о российских газетах, всегда вспоминают «Правду». Она присутствует и в библиотеке Конгресса, и в других местах. Так что это как раз не удивительно, что первое, что на ум приходит любому зарубежному политику при упоминании советской, российской прессы — это «Правда». Это вполне логично.

Д.Г.: А какую позицию ваша газета, точнее, ваша партия — ведь «Правда» является органом КПРФ — занимает по событиям в Сирии?

Б.К.: Что касается самой сирийской проблемы, то для нас это тот редкий случай, когда КПРФ, наша партия, совпадает по позиции с президентом нашей страны. Так что я не знаю, что можно ему возразить, потому что доводы, которые мы слышим от Обамы и других — они абсолютно неубедительны.

А позиция Джона Керри — ветерана и известного антивоенного активиста — просто поражает, потому что человек, знающий, что такое человеческая кровь и навязывание народу чужой политической воли... Хотят нового позора, что ли? Я шесть лет назад был в Сирии — это была спокойная, тихая страна, чем-то напоминавшая Советский Союз 70-х годов, умиротворение, хорошее отношение к людям. Американцы же в своем большинстве против, это великая страна, великий народ, ему еще одна война не нужна.

Д.Г.: Так вы дадите Маккейну место на полосе?

Б.К.: В принципе, мы можем опубликовать, конечно, но если там не будет бешеная пропаганда агрессии. Зачем же мы будем множить лживую и вздорную пропаганду, которая и так захлестнула Америку и весь мир? Если там будут какие-то разумные доводы, тогда — да. А участвовать в хоре агрессоров — нет.

Д.Г.: А может, ваши американские соратники по коммунистическому движению или ваши корреспонденты в США могут обратиться к Джону Маккейну за интервью?

Б.К.: К сожалению, это сложно — у нас нет собственных корреспондентов за границей, нет представителей. Мы сейчас восстанавливаем после 20 лет наши межпартийные связи, с Европой у нас в этом плане хорошо, с Южной Америкой — налаживается, а вот с Северной Америкой у нас еще много недоработок, и над этим надо работать, предпринимать усилия, человеческие и материальные.

Д.Г.: Какой сейчас у «Правды» тираж?

Б.К.: Около ста тысяч экземпляров.

Д.Г.: Если мы вернемся к теме Сирии, ведь там, по докладам множества очевидцев, действительно массово гибнут люди от обстрелов, устраиваемых правительственной армией. Вы говорите о своем хорошем отношении к этой стране, как тогда вы относитесь к этим свидетельствам?

Б.К.: Для меня здесь прежде всего важно одно: никакому народу не надо навязывать извне способ решения его проблем. Сегодняшнее поведение американского руководства живо напоминает нам о том, что Америка — это мировой жандарм. Когда-то мы относились к этой фразе иронически, а теперь в этом нет ни малейших сомнений.

По какому праву? Потому что самая большая дубинка? Так это способствует и гонке вооружений, потому что любой руководитель в мире, глядя на этого распоясавшегося то ли ковбоя, то ли бандита, думает: а что у меня там в арсеналах? Нам не нужен мир, в котором есть один дядя Сэм, а остальные, как первоклашки, смотрят за его движениями.
  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG