Линки доступности

Вячеслав Измайлов: «Заказчики убийства Политковской – в кулуарах российской власти»


Вячеслав Измайлов: «Заказчики убийства Политковской – в кулуарах российской власти»

Вячеслав Измайлов: «Заказчики убийства Политковской – в кулуарах российской власти»

Интервью с военным обозревателем «Новой газеты»

«…Выйдя из заключения 22 сентября 2006 года, Хаджикурбанов возглавил организованную преступную группу и руководил ею в период подготовки и во время совершения убийства Анны Политковской» (из заявления пресс-центра Следственного комитета РФ).

7 октября 2006 года журналистка была застрелена в подъезде своего дома на Лесной. Сегодня – пять с лишним лет спустя – фигурантам дела об убийстве предъявляются новые обвинения.

Версии случившегося – а с ними и представления следователей о роли того или иного подозреваемого – менялись уже не раз. Братья Махмудовы, отставной полковник Павлюченков, бывший сотрудник Центрального РУБОП Москвы Сергей Хаджикурбанов… Именно последний оказался на этот раз в центре внимания.

Впрочем, по словам представителя Следственного комитета России Владимира Маркина, «свою вину Хаджикурбанов не признал и от дачи показаний отказался». (Комментарий В. Маркина приводит агентство «Интерфакс».)

Напомним, что в 2009 году Московский окружной суд оправдал Сергея Хаджикурбанова (а также братьев Джабраила и Ибрагима Махмудовых), однако позднее Верховный суд отменил оправдательный приговор, направив дело на доследование.

К чему же пришло следствие – через пять лет и двадцать дней, прошедшие с момента преступления? Споры об убийстве Анны Политковской продолжаются. Прокомментировать ситуацию корреспондент Русской службы «Голоса Америки» попросил военного обозревателя «Новой газеты» Вячеслава Измайлова.

Алексей Пименов: Вячеслав Яковлевич, как вы оцениваете ход расследования и его результаты?

Вячеслав Измайлов: Прежде всего – хочу подчеркнуть: я возглавлял отдел имени Анны Политковской и вел после ее гибели журналистское расследование. Но то, что я буду говорить сейчас, – это мое личное мнение, а не мнение редакции «Новой газеты». За информационную политику в газете отвечает главный редактор – а я, повторяю, высказываю только свое мнение.

А.П.: Итак, ваше мнение?

В.И.: Многие моменты представляются мне странными. Они были для меня странными тогда – и остаются сейчас. Вот некоторые из них. Павлюченков и его люди – но прежде всего он сам – отслеживали Анну Политковскую. Насколько я знаю, это отслеживание шло с июля 2006 года. Убита она была седьмого октября – а отслеживание, осуществлявшееся Павлюченковым, шло с июля. Но ведь за Анной следили и до июля! И я знаю этих людей. Я знаю, что эти люди – из спецслужб. Что некоторые из них и по сей день там работают. И что они отслеживали Аню до июля-месяца. Фамилии их мне известны. И это не один, не два, не три человека…

А.П.: Я хочу уточнить: вы говорите о людях, о которых не шла речь в ходе расследования?

В.И.: Да, насколько я знаю, они в расследовании не представлены. Хотя некоторых из них официально допрашивали. Некоторые из них – сотрудники московского РУБОП – того, что сегодня называется Управлением по преодолению экстремизма. Как мне объясняли, был запрос по поводу Ани – якобы от ФСБ Кабардино-Балкарии – после событий октября 2005 года, когда боевики напали на здания ФСБ, МВД и так далее. Но, во-первых, мне непонятно, почему ФСБ Кабардино-Балкарии делало запрос в МВД. Во-вторых, мне непонятно, почему те люди, которые этим занимались – в разных структурах (и в главном управлении, и в московском), выясняли (причем не два, не три дня) место жительства Ани (она жила в одном месте, а прописана была в другом)?

…Неясно мне и кое-что по Рустаму Махмудову. Адвокат Махмудова Мурад Мусаев рассказал об экспертизе оружия, из которого убили Аню. На пистолете остались выделения из потовых желез. (Независимо от того, в перчатках был стрелявший или нет, выделения остаются.) По словам адвоката, Рустаму Махмудову они не принадлежат. Насколько мне известно, следствие экспертизы не проводило – ее проводила именно адвокатская сторона. Почему? Непонятно. В общем, очень многие вопросы в этом деле остаются непроясненными.

И еще одно: почему Павлюченков – еще недавно главный свидетель – стал главным обвиняемым? Такой хитрый, такой умный! Я считаю, что за этими людьми стоят другие люди – заказчики. И эти заказчики – далеко не только в Чечне.

А.П.: Можно ли их найти?

В.И.: Конечно, хотелось бы знать правду. Но, в отличие от других журналистов «Новой газеты», я не считаю, что официальное следствие добивается всесторонней правды. Я знаю, что следствие ведется Следственным комитетом (раньше он был при прокуратуре). Оперативное обеспечение расследования вели сотрудники МВД и ФСБ. И уже тогда мне было непонятно вот что: оперативное обеспечение ведет ФСБ, и в то же время для получения ответов у этой структуры на все оперативные вопросы официальное следствие должно было посылать официальные запросы, которые несколько дней шли в одну сторону, потом – несколько дней (если не больше!) в другую. Какое же это оперативное обеспечение следствия? Тогда как со стороны МВД – я сам знаю этих работников – обеспечение следствия действительно было оперативным. А вот со стороны ФСБ я этого не видел. В общем – огромное количество вопросов. Вызывающих сомнение в том, что это дело когда-нибудь раскроется.

А.П.: Вы упоминали о сотрудниках спецслужб, не ставших фигурантами следствия. Кто они?

В.И.: Я сказал, из каких они структур. Называть их имена сейчас я не буду. Но эти имена мне известны, а через меня они известны и нашим сотрудникам.

А.П.: Еще один вопрос. Вы сказали, что заказчики преступления – не только в Чечне. А где еще?

В.И.: В кулуарах российской власти.

Другие материалы о событиях в России читайте в рубрике «Россия»

  • 16x9 Image

    Алексей Пименов

    Журналист и историк.  Защитил диссертацию в московском Институте востоковедения РАН (1989) и в Джорджтаунском университете (2015).  На «Голосе Америки» – с 2007 года.  Сферы журналистских интересов – международная политика, этнические проблемы, литература и искусство

XS
SM
MD
LG