Линки доступности

Есть ли в России политзаключенные?

  • Зураб Джавахадзе

Есть ли в России политзаключенные?

Есть ли в России политзаключенные?

Правозащитники и политологи дают свою оценку

Они сходятся во мнении о том, что российские власти на разных уровнях осуществляют репрессии против населения. По их убеждению, в сегодняшней России, жертвой репрессий со стороны власти, как и в советское время, может стать любой гражданин, вне зависимости от его социального статуса или политических взглядов.

«В России работает самодостаточная репрессивная машина, не всегда выполняющая волю политического руководства», – заявил накануне собравшимся в Независимом пресс-центре журналистам правозащитник Лев Пономарев.

«Конечно, ее размах не таков, как в сталинские времена, но и сейчас она перемалывает и калечит в своих жерновах тысячи судеб, – продолжает правозащитник. – Десятки и сотни тысяч заключенных, сидящих в российских тюрьмах, являются жертвами политических репрессий. Это целые категории граждан».

По его мнению, главными объектами репрессий становятся предприниматели:

«Сотни и тысячи людей являются жертвами рейдерских захватов. Я был недавно в Краснодаре и там десятки дел о захвате собственности. Люди создают штабы по защите фермеров, с оружием в руках борются против произвола. Как было заявлено ранее, репрессивная машина крутится самостоятельно. В подавляющем большинстве случаев силовики и чиновники действуют без указания политического руководства страны».

Главную причину вседозволенности чиновников и силовых структур Пономарев видит в том, в репрессивную систему встроены суды.

«В российских судах выносится 0,4% оправдательных приговоров. Сегодняшняя репрессивная машина состоит из следователей, полицейских, работников прокуратуры, и судьей всех инстанций», – уверен правозащитник.

С мнением, что суд носит репрессивный характер, согласен и Сергей Ковалев.

«Российский суд не изменился с советских времен. Мы имеем все тоже служивое право, которое было в Советском Союзе. Главная причина этого заключается в том, что на должность судьи идут секретари судов, бывшие милицейские следователи, мировые судьи. Их всех объединяет то, что это люди, подверженные, по долгу службы, жесткой дисциплине», – пояснил Ковалев.

Борьбу с политическими противниками режима власть преподносит, как борьбу с экстремизмом. Такого мнения придерживается правозащитник Сергей Давидис.

«Ярчайшим примером подобного подхода является дело о Манежной площади. Когда за события в центре Москвы, судят не правых националистов, а представителей оппозиционной партии», – заявил он.

По его мнению, подобные дела можно разделить на две категории:

«Первая категория – дела, имеющие под собой прямое политическое преследование, для них используются статья 282 (возбуждение ненависти, либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства). Вторая категория – люди, чьи деяния не имеют под собой основы для уголовного преследования. Тогда уголовное дело возбуждается из-за мотива, который приписывается человеку на основании различного рода экспертиз».

«Одно из подобных дел – дело барнаульских анархистов, – продолжил правозащитник, – которые были привлечены к уголовной ответственности в связи с тем, что наклеили фотографии Путина, Медведева, Зюганова, Жириновского, а так же губернатора алтайского края – Карлина, – рядом с картинками, изображающими носителей опасных заболеваний. И написали: “Нужны ли вам такие попутчики?”».

Сейчас дело расследуется, проводятся многочисленные экспертизы, ставящие перед собой цель – выявить мотив преступления, а люди полгода находятся под подпиской о невыезде, резюмировал Давидис.

С тем, что в России есть политические репрессии, в корне не согласен политолог Дмитрий Орлов.

«В сегодняшней России нет политических репрессий. В стране действует демократическая система правления. Даже жесткие критики называют сегодняшнюю систему власти в России – легким авторитаризмом. У нас лишь сдерживаются политические группы, желающие сменить власть силовым путем, либо не признающие законодательство или политические нормы. Но к политическим репрессиям это не имеет никакого отношения», – подчеркнул в интервью журналисту «Голоса Америки» эксперт.

Другие материалы о событиях в России читайте в рубрике «Россия»

XS
SM
MD
LG