Линки доступности

«Болотное дело»: власть хочет обезглавить протест


Москва, Воскресенье, 6 мая 2012 года

Москва, Воскресенье, 6 мая 2012 года

Правозащитники убеждены, что следствие по делу о событиях 6 мая в Москве ведется с нарушениями

Следственный комитет РФ через своего пресс-секретаря Владимира Маркина заявил о начале доследственной проверки, учрежденной в связи с делом помощника депутата Ильи Пономарева Леонида Развозжаева, который сообщил о том, что неизвестные пытали его и что его показания были подписаны под пыткой. Ранее стало известно, что медкомиссия признала невменяемым другого оппозиционного деятеля – Михаила Косенко, который также подозревается в участии в массовых беспорядках на Болотной площади в Москве в мае 2012 года.

«Заместитель генерального прокурора РФ Виктор Гринь направил в суд уголовное дело в отношении Михаила Косенко для применения к нему мер медицинского характера», – сообщила пресс-служба Генпрокуратуры на вопрос корреспондента «Голоса Америки», не уточнив, какому именно лечению будет подвергнут общественный деятель.

Обвинение в организации массовых беспорядков предъявлено не только Михаилу Косенко, но также еще 18 активистам, в том числе Степану Зимину, Сергею Климову, Константину Лебедеву и Сергею Удальцову. Некоторые правозащитники и представители оппозиционных движений убеждены в том, что следствие по их делам ведется с нарушениями, и настаивают на отставке главы СК Александра Бастрыкина и бойкоте телеканала «НТВ», чьи фильмы «Анатомия протеста» стали причиной для нескольких арестов. Участница «Комитета 6 мая» Марина Попова в ходе пресс-конференции в Независимом пресс-центре рассказала, что информация, приведенная в данных фильмах, не может использоваться следствием, так как ее подлинность вызывает сомнения.

Как сообщила активистка, «одна из лент, по словам сотрудника НТВ, выступившего свидетелем по этому делу, была куплена на улице у неизвестного грузина». Она также заявила, что ко многим «узникам 6 мая», содержащимся за решеткой, их следователи обращались с требованиями подписать показания против некоторых видных оппозиционеров, в том числе Навального и Удальцова. «Все они отказались это сделать, показания выбить не удалось, и тогда почти всем «узникам» срок содержания продлили до ноября», – рассказала она в комментарии «Голосу Америки».

Нарушения, по словам правозащитника и члена Хельсинкской группы Льва Пономарева, наблюдались в отношении всех заключенных под стражу по «Болотному делу», «однако особо следует отметить первого задержанного – Михаила Косенко». «В его деле 365 свидетелей обвинения, большая часть из них – сотрудники ОМОНа, и есть еще три юридических лица, – пояснил он. – Им же нужно доказать наличие массовых беспорядков, поэтому они пользуются всеми возможными мерами, в том числе и самыми абсурдными».

По его мнению, на Болотной площади 6 мая «не было массовых беспорядков, однако мы боимся, что суд откажется это признать». Правозащитник добавил, что, к примеру, в отношении некоторых нацболов подобные процессы решено было не возбуждать, но это зависит не от правосудия, «а от политической воли». По его словам, грядут новые аресты, так как «власть хочет обезглавить протест».

Адвокат подсудимого Косенко Дмитрий Айвазян подтвердил слова Пономарева и добавил, его подзащитный не согласен с вынесенным по его делу психиатрическим заключением. «Следствие ведет себя странно: если человек опасен для себя и для общества, почему он содержится в общей камере? – пояснил адвокат по просьбе корреспондента «Голоса Америки». – Я считаю, что содержание Косенко с июля под стражей носит репрессивный характер». По его словам, следователи «выдернули наиболее уязвимое звено в «Болотном» деле и пытаются подогнать под него факты».

Член бюро политсовета движения «Солидарность» Сергей Давидис в комментарии «Голосу Америки» заявил, что не отрицает сам факт того, что во время санкционированного властями митинга 6 мая неизвестные в масках забрасывали камнями сотрудников ОМОНа. «Но мы говорим о незаконности преследования конкретных людей, – заявил он. – Среди задержанных, я могу поручиться, не было ни одного из людей в масках, которые действительно атаковали ОМОН».

Он также добавил, что не может дать однозначного ответа на вопрос о том, имел ли место тайный сговор между Сергеем Удальцовым, Леонидом Развозжаевым и грузинским парламентарием Гиви Таргамадзе, который, как утверждают противники оппозиции, неоднократно передавал российским активистам деньги на организацию акций и митингов. Тем не менее, Давидис заявил, что он, как член КС оппозиции, будет добиваться освобождения арестованных оппозиционеров и расследования по делу о пытках, которым, по словам Развозжаева, он был подвергнут.


Первый заместитель председателя комитета по образованию Государственной Думы РФ Владимир Бурматов убежден, что пытки Леонида Развозжаева не имели места. «Это элементарная ложь, он изменил свои слова для того, чтобы поменять адвокатов, – заявил он в комментарии «Голосу Америки». – Никаких доказательств этому нет, зато есть видеопленки, которые отлично доказывают участие его и Удальцова во встрече с Таргамадзе».

Член партии «Единая Россия» считает, что произошедшее в очередной раз доказывает, «что господа из оппозиции сдают друг друга, как стеклотару». «Единственное, что меня удивляет, – почему к делу до сих пор не привлечен депутат Пономарев, помощником которого является Развозжаев? – заявил Бурматов. – Я направил депутатский запрос в СК на имя Бастрыкина с требованием проверить его деятельность, ведь на видео ясно видно, что во время митинга 7 мая он не просто инструктировал толпу, а подбивал ее на сопротивление ОМОНу, крича «Рвите здесь оцепление, здесь тонко!». Что это, если не организация беспорядков?».

По мнению политика, единственная причина, по которой Илья Пономарев сейчас пытается вытащить из-за решетки Леонида Развозжаева – «это то, что тот его потопить может, и Пономареву будет уже не отвертеться».

Сам факт репрессий и «атаки на оппозицию», о котором сейчас говорят правозащитники и журналисты, по словам Бурматова, является фикцией. «Я не наблюдаю никакой атаки, просто в последнее время оппозиция потеряла стыд, нарушая закон и, понятно, ее за это наказывают, – пояснил он. – Дело «запахло жареным» не после показа «Анатомий протеста», как считают правозащитники, а до этого, когда из России уходил фонд USAID, содержавший оппозицию».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG