Линки доступности

Взгляды на реформу МВД в России расходятся


«Проблема неэффективности правоохранительных органов стала ключевой для России в последние годы… Граждане России боятся милиционеров зачастую больше, чем бандитов. Сотрудники МВД стали привилегированным классом, по сути, живущим по своим законам».

Это – строки из вступления к брошюре Ильи Яшина и Владимира Милова «Перестройка МВД. От милицейского произвола – к профессиональной полиции». Авторы этой работы считают, что стране необходима коренная реформа органов охраны правопорядка. Под этим подразумевается полное расформирование существующих отделений милиции (что в переводе означает «вооруженное ополчение») и создание взамен полиции по мировым образцам.

Одной сменой названия реформа ограничиться не может. Яшин и Милов считают необходимым провести значительное сокращение генералитета действующей милиции, упразднить ГИБДД – ГАИ, внутренние войска МВД и отряды милиции особого назначения (ОМОН), поскольку они выполняют исключительно политические функции подавления оппозиции и не используются для борьбы с преступностью. Взамен авторы брошюры предлагают значительное увеличение полномочий районных отделений вновь созданной полиции, главы которой должны избираться местным населением на конкурсной основе.

Аналитический доклад «Перестройка МВД» распространялся в Санкт-Петербурге во время акций демократической оппозиции в рамках «Стратегии 31». Накануне его авторы приехали для участия в дискуссии, организованной местным отделением Российского народно-демократического союза и недавно образованным движением «Демократический выбор». Одному из авторов доклада – члену Бюро движения «Солидарность» Илье Яшину – неоднократно приходилось сталкиваться с действиями сотрудников милиции во время задержания участников акций протеста. Однако Русской службе «Голоса Америки» он заявил, что у него нет предвзятого отношения и личной неприязни к правоохранительным органам.

«Наоборот, я знаю, что есть честные милиционеры и сыщики, которые стараются выполнять свой долг, но в условиях нынешней системы им делать это очень сложно», – говорит Илья Яшин и добавляет, что свой задачей он считает создание условий, при которых сотрудники будущей полиции смогли бы не выслуживаться перед начальством и не приписывать себе повышенную раскрываемость преступлений, а просто выполняли бы свою работу за достойное вознаграждение.

«В этом заинтересованы абсолютно все – и российское общество, и я лично, да и сами сотрудники милиции, которые приходят на работу не для того, чтобы вымогать деньги или избивать “несогласных”, а чтобы обеспечивать правопорядок в нашей стране», – заключает член Бюро движения «Солидарность».

Зарубежный опыт

На постсоветском пространстве есть свежий пример создания эффективно действующих отрядов полиции. Владимир Милов признался, что он очень внимательно следил за опытом Грузии, который в целом оценивает положительно.

«Там изменился имидж полиции, и одним из результатов грузинской реформы правоохранительных органов стал резкий рост доверия населения к полиции и позитивное восприятие образа полицейского», – отмечает экс-заместитель министра энергетики России, ныне член политсовета Объединенного демократического движения «Солидарность».

Владимир Милов также отмечает, что во время работы над докладом он учитывал структурные изменения, произошедшие в грузинской полиции и эффективно проводимую борьбу с коррупцией в рядах органов охраны правопорядка.

В то же время эксперт считает, что в чистом виде переносить грузинский опыт на российскую почву не представляется возможным. Грузия – страна небольшая, в то время как Россия – «огромное федеративное государство с неоднородным экономическим, социальным устройством, географическими особенностями и так далее».

В этой связи, по мнению Владимира Милова, внимательнее следовало бы приглядеться к опыту таких стран, как Германия, Великобритания, Канада и США, где показано, как можно создать федеральную систему охраны правопорядка, имея в своем распоряжении весьма разнородные территории.

«Подводные камни» законопроекта

Бывший старший следователь по особо важным делам, член движения «Белая лента» Виктор Зыков, проработавший в системе МВД долгие годы, считает, что на деле правоприменительная практика в России иная, чем это прописано в президентском законопроекте.

«Нам понятно, что нельзя направлять обращения граждан тем лицам, чьи действия обжалуются. Но наш президент считает по-другому, – отмечает Виктор Зыков, - он считает, что таким образом обращения направляются, что называется, по компетенции».

С такой логикой бывший следователь по особо важным делам решительно не согласен, ибо на практике ощутил ее неправомерность. Он также обращает внимание на то, что в законопроекте «О полиции» говорится о незаконности применения силы против участников демонстраций.

«А в другом месте этого законопроекта говорится, что в отношении лиц, совершившие административные правонарушения, сотрудники полиции имеют право применить специальные средства. Всех, кто выходит на митинги «несогласных» задерживают как раз по статье об административных правонарушениях», – говорит Виктор Зыков и делает вывод, что если закон будет принят в предложенной версии, он будет действовать в интересах власти, а не народа.

Вместе с тем, по словам Владимира Милова, Ильи Яшина и петербургских организаторов дискуссии, милиционеры Москвы, Санкт-Петербурга и других городов, где распространялась брошюра «Перестройка МВД», проявляли к ней большой интерес, и ее первый тираж разошелся почти полностью.

Сейчас идут переговоры об издании второго тиража, куда, возможно, войдут и некоторые предложения, высказанные во время круглого стола в Санкт-Петербурге. Все предложения также будут направлены в Общественную палату при президенте России.

О других события в России читайте здесь

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

XS
SM
MD
LG