Линки доступности

Катынь: Владимир Путин и Дональд Туск почтили память погибших

  • Василий Львов

В среду 7 апреля в Катыни премьер-министры Польши и России участвовали в поминальных мероприятиях, посвященных расстрелу сотрудниками НКВД в 1940-м году почти 22-х тысяч польских военнопленных и среди них 4-х тысяч польских офицеров – элиты польского общества.

Дональд Туск приехал в Катынь по официальному приглашению Владимира Путина.

Польский премьер выразил надежду, что Польша и Россия выбрали «хорошее направление» и «нашли путь к примирению». «На этом пути к примирению, – сказал он, – мы поставили два путеводителя – это память и правда».

Владимир Путин, в свою очередь, заявил: «Десятилетиями циничной лжи пытались замарать правду о катынских расстрелах. Но было бы такой же ложью и подтасовкой возложить вину за эти преступления на российский народ».

К этому Путин добавил, что «история, написанная злобой и ненавистью, фальшива и лакирована» и не должна интерпретироваться «во имя интересов конкретных людей, конкретных политических групп». «Я уверен, что в России и Польше это все больше и больше осознают, и, как бы ни было трудно, мы должны идти навстречу друг другу, помня обо всем, но понимая, что жить только этим прошлым невозможно», – заключил Путин.

Русская служба «Голоса Америки» связалась с Арсением Рогинским, известным правозащитником, историком, председателем правления Международного историко-просветительского и правозащитного общества «Мемориал», который присутствовал на церемонии в Катыни.

Арсений Рогинский обратил внимание на два момента. «Премьер-министр России встал на колени около польской могилы во имя жертв Катыни, – сказал Рогинский. – Это имеет огромное значение. И второе – он назвал преступление преступлением, правда, в той речи на кладбище он не сказал, что это преступление Сталина, он сказал, что это преступление тоталитаризма. Но даже термин «тоталитаризм» в его устах услышать для меня было удивительно».

Рогинский считает, что действия российской стороны – «шаг в другом, верном направлении». Впрочем, «шаг недостаточный», добавляет он: «Мне бы хотелось услышать от Владимира Владимировича Путина: «Мы возобновим расследование катынского преступления, и прекращенное уголовное дело будет продолжено, мы дадим нормальную юридическую квалификацию, а не ту издевательскую квалификацию, которая дана, мы назовем виновных – Сталина и всех остальных – и, наконец, мы реабилитируем всех этих людей, согласно российскому законодательству».

Напомним, что в 2004 году уголовное дело по фактам убийств в Катыни было закрыто российской Генпрокуратурой. При этом из более чем 180 томов дела полякам были переданы менее половины – 67, так как остальные, по словам Генпрокуратуры, содержат государственную тайну. Кроме того, Верховный суд России отклонил иск родственников польских офицеров к Генпрокуратуре, связанный с тем, что жертвы Катыни до сих пор не реабилитированы. Сейчас этот иск рассматривается уже в Европейском суде по правам человека.

Несмотря на то, что министр обороны Анатолий Сердюков рассекретил материалы Центрального архива Министерства обороны в Подольске, некоторые важные документы все еще не доступны общественности.

«Не все так быстро и просто, – рассказывает «Голосу Америки» кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Института истории России РАН Татьяна Бушуева, – учитывая то, что по Великой Отечественной войне у нас до сих пор были закрыты 4 миллиона документов. Что мы пока не получим? Мы, конечно, не получим ту часть фонда Сталина, которая до сих пор закрыта. По тем данным, которые у меня есть, это больше половины. Очевидно, там тоже что-то есть, не может не быть, поскольку отношения с Польшей в период Второй мировой войны были достаточно напряженными, а это был один из важнейших наших союзников».

«Фонд Генерального штаба того времени, конечно, закрыт, – продолжает Татьяна Бушуева, – не знаю, когда будет открыт. Закрыт фонд Главного политического управления, материалы Мехлиса (начальник Главного политуправления и заместитель наркома обороны во время войны – В.Л.). Сомневаюсь, что в ближайшее время будут доступны эти материалы. Поэтому сегодня мы должны как исследователи, как ученые оперировать теми документами, которые нам доступны. А были доступны нам материалы, непосредственно касающиеся всех военных боевых действий, которые произошли в 1939 году, и в результате которых были пленены все эти польские офицеры».

Татьяна Бушуева отметила, что в польской земле покоится 630 тысяч погибших красноармейцев. «В годовщину 70-летия огромных жертв, которые были в Катыни, мы низко склоняем головы и выражаем наше чувство скорби и горечи и польскому, и нашему народу. Мы должны сейчас вспомнить и о том, что приближается 65-я годовщина Победы. В 21 веке мы должны помнить об этих жертвах, которые принес нам кровавый 20 век», – сказала она.

В свою очередь Арсений Рогинский обратил внимание на то, что главное – это, наконец, донести правду о Катыни до российского народа.

«Недавно, – привел Рогинский пример из личного опыта, – мой товарищ участвовал в одной передаче по Катыни, где в начале было голосование – кто расстрелял? 80% уверенно заявили, что немцы. И только 20%, что советские. И после того как мой товарищ час все растолковывал, произошло голосование, и 73% сказали, что это немцы. То есть на 7% он подействовал».

«Когда такое количество людей убеждены в том, чего не было, что белое – это черное, а черное – это белое, – сказал Рогинский, – пока массовое сознание не переменится, конечно, это преступление будет лежать между нами и поляками».

«Надо в первую очередь в этой патерналистски настроенной стране, где смотрят на власть и слушают власть, чтобы власть официально от своего имени это сказала. Вот сегодня она это уже говорит, пока еще в общем в полголоса, но говорит – после большого перерыва», – подытожил Арсений Рогинский.

XS
SM
MD
LG