Линки доступности

Расширение среды обитания людей за пределы Земли не должно наносить ущерб экологии планеты

В начале 1950-х голов в США был опубликован рассказ Рэя Брэдбери под названием «Золотые яблоки Солнца». В нем повествовалось о корабле, который летал… на Солнце за солнечным веществом. А при чем тут яблоки? Наверное, при том, что этот фрукт является общепринятым олицетворением вкуса, пользы и здоровья. Мысль, которую великий фантаст пытался послать читателям, очевидна: освоение космоса сулит людям небывалые блага.

Так оно и должно быть, но, оказывается, поход за этими благами не всегда обходится без отрицательных последствий для земного дома.

Сводки о потерях

Трудно по иному назвать информацию, опубликованную в российской газете «Зеленый мир. Экология: проблемы и программы». В ней, в частности, приводятся рассказы тех, кто проживают в районах, примыкающих к космодрому Плесецк.

По словам Т.М. Иониной, главы администрации села Сельцо, «при запуске ракеты появляется зарево, нарастающий гул, разряд. Звенят оконные стекла. После дождей – оранжево-желтый осадок. Чернеет ботва картофеля. Хвоя деревьев ржавая. Черемуха больная. На ягодах налет грязи. Много остатков ступеней лежит в окрестных лесах. У коров и лошадей часты мертворождения. Много онкозаболеваний. За 5 месяцев 1999 г. умерло от рака 11 человек при населении села 600 человек. У подростков плохое зрение, астма, низкий вес. Из 6 допризывников в армию взяли одного».

А вот рассказ В.М. Денисова, главного врача районной ветлечебницы:
«Летом 1991 г. над Северной Двиной в районе поселка Рочегда пролетела ракета с желтым шлейфом. После этого по реке шла желтая пена. Из 40 коров поселка заболели 14. Обезвоживание, сильное исхудание.
Постепенное выздоровление после активного месячного лечения».
«Анализ пробы воды из Двины, – продолжил Денисов, – показал наличие азотистого ангидрида (применяется как окислитель в жидкотопливных ракетах). В 1992 г. после пролета ракеты с желтым шлейфом и прошедшего затем дождя заболели находившиеся в загоне овцы, которых накормили травой. Три погибли сразу».

Послушаем теперь свидетельства врачей. По словам А.И. Золотилова, главного врача 2-ой районной больницы в селе Емец, расположенного в 40 км от космодрома, в Емецком врачебном участке с населением 12 тыс. человек раковых больных больше, чем в остальной части Холмогорского района с населением 24 тыс. человек.»

У его коллеги, терапевта М.А. Лоховой, работающей в том же районе, сведения не менее шокирующие:

«В районе много молодых людей, больных гипертонией. В целом, если судить по болезням, произошло постарение населения на 20 лет. Иммунитет снижен. У детей аллергия с астматическим компонентом, зуд, язвы, нарывы, мокнущие, долго не заживающие раны, выпадение волос».

«Банда убийц в законе»

Имя их «главаря» известно каждому, мало-мальски знакомому с ракетно-космической техникой. Это – несимметричный диметилгидразин (НДМГ), известный, также, под названием гептил. Весьма эффективен, как ракетное топливо, но при этом необычайно токсичен. Он-то и привел ко всем этим вышеописанным изменениям в здоровье, которые вполне могли бы лечь в основу очередного голливудского триллера, посвященного ужасающим последствиям отравления окружающей среды.

Но у «главаря» есть и «сообщники». О них официально сообщает энциклопедия «Космонавтика», изданная еще в советские времена. Это – литий, бериллий, алюминий, магний и пр.

«Применение лития, бериллия, алюминия в виде суспензии в несимметричном диметилгидразине (или гептиле), – сообщает энциклопедия, – повышает удельный импульс» ракеты-носителя (РН). О чем идет речь, понятно: чем выше удельный импульс, тем больший груз может вывести в космос ракета (или тем большую боеголовку забросить на территорию неприятеля). Но все эти металлы, в особенности бериллий, крайне токсичны.

Данные «преступники», включая «главаря», находятся «в законе». Закон этот – ракетно-космическая деятельность (РКД), в реализации которой они продолжают играть существенную роль.

«Сама по себе ракетно-космическая техника не является оптимальной и экологически чистой. Она создается путем сложного компромисса в непростых и часто противоречивых технических, технологических и экономических условиях, – рассказал «Голосу Америки» доктор наук Сергей Кричевский, профессор Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ и один из ведущих мировых специалистов в области экологических аспектов космической деятельности.

«Достаточно сказать, – отметил Кричевский, – что любая ракетно-космическая система имеет «массовую» эффективность (отношение полезного груза к общей стартовой массе – КПД) не более 3-5%, а обычно – 1-3%. Остальные 97-99% массы – топливо, остатки конструкций, и все это одноразовое – сгорает и падает, превращаясь в отходы. А поскольку ракеты многоступенчатые, то, отделяясь последовательно, ступени падают во многих местах».

«В качестве основных компонентов ракетного горючего используются такие вещества, как несимметричный диметилгидразин (НДМГ), азотные окислители (азотный тетраоксид – АТ и азотная кислота – АК), углеводороды (керосин, нафтил и синтин), а также криогенные окислители: жидкий водород и жидкий кислород, – продолжил Кричевский. – Специалисты полагают, что криогенные окислители не оказывают вредного воздействия на окружающую среду. Проблемы ее загрязнения связаны в основном с токсичностью для флоры и фауны НДМГ, АТ, АК и керосина, а также продуктов их деградации в почве, воде, тканях растений и животных».

Кто и где страдает

В 1997 году в журнале «Экология человека» была опубликована статья «Ракетно-космическая деятельность и здоровье населения». Как отметили ее авторы, «кроме процессов загрязнения атмосферы непосредственно продуктами горения топлива (а это шлейф токсичных веществ, тянущийся на многие сотни и тысячи метров), при падении ступени ракеты возможен взрыв с разбрасыванием вокруг нее обломков (что относится, кстати, к категории штатных ситуаций пуска). Разрушение баков с горючим сопровождается интенсивным испарением топлива, загрязнением атмосферы, почвы, грунтовых и поверхностных вод. При этом следует помнить, что в топливных магистралях отделяющихся частей жидкотопливных ракет содержится масса опасных для человека и животных веществ».

«Тяжелые последствия РКД, – подчеркнула Мария Черкасова, кандидат биологических наук, директор Центра независимых экологических программ, – наиболее выражены в местах ее максимальной активности: в районах космодромов – Байконура в Казахстане, Плесецка в Архангельской области, Капустина Яра в Поволжье, – а также в соответствующих районах падения ступеней ракет, представляющих собой отработавшие баки из-под горючего с его остатками. Районы падения находятся в Казахстане, Архангельской области, Алтайском крае, Республиках Алтай, Тыва, Хакасия, Коми, Саха (Якутия) и в других регионах общим числом около 20».

Основными «злодеями» являются РН типа «Протон», «Космос» и «Циклон», использующие в качестве топлива гептил. РН типа «Союз», «Молния» и «Зенит» используют куда более экологически «дружелюбные» керосин и кислород.

«Молчание ягнят»

Наивно было бы предположить, что организации, эксплуатирующие ракетную технику, не знают об экологических проблемах, которые она создает.

Так, по мнению В.Ю. Клюшникова и Я.Т. Шатрова, сотрудников Центрального научно-исследовательского института машиностроения (ЦНИИМаш), являющегося одной из структур Роскосмоса, «падающие фрагменты отделяющихся частей РН могут наносить определенный вред окружающей среде и проживающему там населению. За всю историю эксплуатации ракетно-космической техники было два случая, когда фрагмент ступени РН убил при падении корову и разрушил нежилое строение. Случаев гибели людей не было. К тому же перед пусками проводятся специальные мероприятия по оповещению населения и ограничению его доступа в районы падения».

«Что касается опасности токсичных компонентов топлива, – продолжают успокаивать сотрудники ЦНИИМаш, – то и она сильно преувеличена... Да, в отработавшем ракетном блоке остается некоторое количество ракетного топлива… Районы падения отработавших ступеней расположены в малонаселенных районах России и Казахстана. Существуют проблемы районов падения вторых ступеней РН, находящихся на территории Саяно-Алтайского региона. Но вторые ступени после отделения разрушаются в полете, топливо выбрасываются в атмосферу и испаряется на больших (порядка 30-40 км) высотах».

Итак, власти признают, что проблема как бы есть, но она совсем не такая страшная, как это пытаются представить некоторые экологи.

Стоит ли здоровье населения внеземных просторов покорения

Похожая ситуация наблюдается и в США, где права индивидуума и общества в целом защищены жесткими (а главное – соблюдаемыми) законами.

По данным американского интернет-ресурса Inforwars.net, Агентство по защите окружающей среды США (EPA) еще в 2008 г. заявило, что не намерено предпринимать никаких действий по поводу обнаружения токсичных компонентов ракетного топлива в питьевой воде, а также в салате и в некоторых других пищевых продуктах в США.

«Полностью переменив свою точку зрения на диаметрально противоположную, – сообщает Inforwars.net, – ЕРА зачеркнуло шесть лет собственных усилий, потраченных на то, чтобы убедить правительство: заражение окружающей среды перхлоратом представляет серьезную опасность для здоровья людей, а потому должно быть поставлено под контроль».

Перхлорат был обнаружен в 395 местах в 35 штатах в количестве достаточном, чтобы вызвать серьезные нарушения функции щитовидной железы, а также оказать негативное воздействие на детей еще на этапе внутриутробного развития, а также в первые годы их жизни.

Вот, как объясняет Inforwars.net отношение государственных органов США к «перхлоратной» проблеме: «Администрация [Белый дом] не хочет требовать обеззараживания от перхлората, которое может стоить сотни миллионов долларов. И уж тем более администрация не собирается выставлять счета за это обеззараживание своим друзьям из военных подрядчиков, из-за деятельности которых людям теперь приходится пить зараженную воду в 35 штатах, включая Федеральный округ Колумбия».

Особенности национальной борьбы с гептилом

И все-таки в США гептиловый носитель «Титан» совершил свой последний полет в 2005 году, завершив 46-летнюю историю эксплуатации РН этого типа. РКД в США не стала после этого по своей экологичности соизмерима с плаванием парусных каравелл, но одним отравителем окружающей среды в Америке стало меньше.

Что касается СССР, то уже в 50-е - 60-е годы промышленная деятельность там стала наносить заметный вред окружающей среде. В нее стали попадать отходы ядерной индустрии, а после и гептил, который был нужен для стратегических ракет, призванных защищать «завоевания социализма».

Такая же ситуация наблюдается и в современной России. «Протон» – основная грузовая «рабочая лошадка» российской космической программы. Запрети его – и Россия лишится «тяжеловоза» в своей упряжке, в которой останется только «Союз», способный лишь на то, чтобы отвезти трех человек, или несколько тонн груза на МКС.

В мире есть еще лишь две космических державы, которые имеющие гептиловые носители, составляющие основу их космического парка. Это – Китай со своими «Великими походами», и Индия с GSLV.

Космическая закалка гражданского общества

В России около двух десятилетий тому назад зародилось и продолжает крепнуть движение за «космос без гептила», а в более широком смысле – без использования каких-либо веществ, способных отравлять земную среду и внеземное пространство.

В настоящее время главной целью этой борьбы является недопущение запусков гептиловых ракет со строящегося космодрома «Свободный» в Амурской области.

Появление такого движения отражает зарождение в России именно гражданского общества, ибо важнейшим признаком такого социума является стремление поставить под контроль деятельность государства на федеральном уровне.

Ушло то время, когда единственным экологическим последствием покорения новых территорий и пространств был шелест ветра в парусах.

Расширение среды обитания людей за пределы Земли непременно принесет им «яблоки», но по-настоящему вкусными и полезными они смогут быть лишь в том случае, если в их плоти не будет ни гептила, ни прочих ядовитых веществ.

Читайте также

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG