Линки доступности

Сергей Лазаренко: «Зачем понадобилось ссорить наши народы?»

Представители украинской диаспоры в Европе сохраняют и поддерживают связи с родственниками на исторической родине. Этнические украинцы Нидерландов – не исключение. По сообщению портала «Новости Одессы», «украинская диаспора (Нидерландов) организует показ документальных фильмов об истории (своей) страны, которые предваряют лекции историков, политологов и других специалистов».

Представительница украинской диаспоры в королевстве Ольги Стереншис (как и другие соотечественники, постоянно живущие в Нидердандах), считает своей главной задачей «дать больше информации… об Украине и ее прошлом. Показать, что Украина не только независимая страна, но и страна с большой историей».

Недавно уполномоченный президента Украины по делам крымско-татарского народа Мустафа Джемилев встречался в Нидерландах с представителями местных диаспор украинцев и крымских татар. Так, в Гронингене Джемилев участвовал в конференции «Крым: братья за стеной», организованной Украинским фондом в Нидерландах.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» побеседовала с представителями нидерландской украинской диаспоры.

«Когда оккупировали Крым – был настоящий шок»

Уроженка львовщины Зоряна Яницкая переехала в Нидерланды 15 лет назад. «Я не беру на себя смелость представлять всю нашу диаспору, и буду говорить только от своего имени», – говорит она.

По профессии Зоряна – зубной врач. Еще недавно к ней приходили ставить пломбы все выходцы из бывшего СССР, учитывая, что она свободно владеет русским языком. Но, по словам доктора Яницкой, в последние месяцы ее пациенты все чаще проявляют свои политические пристрастия.

«Я в силу своей профессии общаюсь со многими людьми,– рассказывает Зоряна. – После Майдана значительное количество тех, кто пользовался моими услугами, просто исчезли из поля моего зрения. И это были люди, которые регулярно напоминали о себе – ну, раз в квартал, допустим. Мы не ссорились – просто перестали общаться».

Собеседница «Голоса Америки» отмечает, что в течение последнего года у нее возникли заметные сложности в общении с выходцами из бывшего СССР. И в качестве примера приводит своей разговор с уроженкой Беларуси. Именно этот диалог, по словам Зоряны Яницкой, произвел на нее наибольшее впечатление: «Человек, который прожил тут много лет, у него здесь живут и дети, и внуки, спрашивает меня: «А зачем Украине идти в Европу?».

«Я задала встречный вопрос, – продолжает Яницкая. – А почему вы живете в Европе? В чем смысл вашей жизни тут? Ответа не было».

«Когда оккупировали Крым, когда начались события в Донецкой и Луганской областях, для меня это был настоящий шок,– вспоминает Зоряна. – Потому что начало сопротивления режиму Януковича, т.е. Майдан и все, что происходило в Киеве, я считала внутренним делом Украины. Ну, как разногласия внутри каждой семьи, которые всегда можно решить. Но если в дело вмешивается сосед, то возникает совсем другая ситуация».

Собеседница «Голоса Америки» вспоминает, что в начале 2014 года она вместе с другими представителями украинской диаспоры Нидерландов устраивала «местный Майдан», чтобы привлечь внимание голландских политиков к событиям у себя на родине.

«Я езжу на свою родину два раза в год, – продолжает Зоряна Яницкая. – У меня там живет тетя, которой в марте исполнилось 93 года, и для нее самое страшное из всего происходящего – то, что погибают молодые ребята. К примеру, на Рождество парень еще был дома, а потом через месяц звонят родственники, и, плача, говорят, что его больше нет. Какая реакция на это может быть? Только скорбь и злость».

«У меня есть двоюродный брат в Херсонской области, – рассказывает Зоряна. – Он наполовину русский, наполовину украинец. Я ему недавно звонила и сказала: «Валера, вы там живете возле Крыма, и если у вас там сложная ситуация, забирай своих и приезжай сюда».

Он ответил, что у него самого все нормально, но когда он звонил родственникам в Россию, они также звали его к себе, потому что считают: «У вас там – хунта, поголовно всех русских убивают». «А он, – поясняет Яницкая, – не хочет ни с кем ссориться и просто замалчивает тему политики».

«Они остались здесь и борются за “русский мир"»

Зоряна Яницкая подчеркивает, что никогда не скрывала своих проукраинских взглядов и не обижается, когда представители русской диаспоры называют ее «бандеровкой».

Другой собеседник корреспондента «Голоса Америки» – уроженец Донецка Сергей Лазаренко – переехал в Нидерланды тринадцать лет назад. Происходящее на своей родине он без колебаний называет «оккупацией Россией территории Украины».

По словам Сергея, почти все его друзья уехали из родных мест. «Для пары моих знакомых, нынешние события – возрождение Российской империи, “вставание России с колен” и так далее. Все остальные думают так же, как я»,– рассказывает Лазаренко.

Сегодня Сергей живет и работает в городе Алкмар – на севере Нидерландов.

Представители украинского землячества создали здесь три волонтерские организации, которые собирают деньги, закупают лекарства, медицинское оборудование, приборы ночного видения и прочие необходимые вещи для участников АТО. «Мы пытались создать единую организацию для помощи нашим ребятам в Украине, но это – довольно тяжело. У каждого своя точка зрения по поводу того, как нужно действовать. Но все равно мы собираем грузы со всех Нидерландов»,– говорит собеседник «Голоса Америки».

Официальную позицию европейских правительств по поводу вмешательства России в дела Украины Сергей Лазаренко находит «чересчур мягкой». Правда, продолжает он, «мы тут на дебатах были и с людьми из парламента, и с министром иностранных дел Нидерландов. У них четкое представление есть, но то, что они понимают, и как официально реагируют, – это разные вещи. Министр сказал: “Мы знаем, что такое Россия, но диалог всегда лучше, чем санкции”».

Что же касается отношений с представителями русской диаспоры Алкмара, то Сергей вслед за Зоряной Яницкой расказывает: с большинством прежних знакомых он был вынужден прервать общение. «Может быть, лишь с одним человеком из двадцати я могу нормально разговаривать,– сожалеет он. – Остальные – типичные “крымнашевцы” - говорят, что пришел “новый Сталин”, утверждают, что вслед за Крымом к России отойдут Донецк, Луганск, Киев. Фанатизм полный!».

«Я думаю, – продолжает Лазаренко, – что здесь имеет значение советское образование: ведь они, например, со школы ненавидят Америку. Хотя не могут объяснить, почему. И из них всего пара человек за все время моего пребывания здесь вернулись в Москву. Остальные продолжают жить в Нидерландах, и борются здесь за “русский мир”. Или, по крайней мере, хотят, чтобы Россия вернулась к границам 1914 года».

Уроженец Донбасса подчеркивает: «У меня родственники живут, в основном, на территории, которую освободили украинские войска летом прошлого года. Там была непонятная ситуация, когда людям предлагали по 5 тысяч евро, чтобы они вывесили российские флаги. Там – небольшие города, и трудно сказать, кто на чьей стороне. Но из моих родственников и знакомых большинство за Украину».

Сергей рассказывает о родственниках, живущих в Черниговской и Кировоградской областях. «Там помнят Голодомор, – напоминает он. – Зачем России понадобилось еще давить на наши старые раны, зачем понадобилось ссорить наши народы, я не понимаю».

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG