Линки доступности

Гражданские активисты – против вандализма под видом заботы о чувствах верующих

В воскресенье, 30 августа, в Санкт-Петербурге на Лахтинской улице прошел народный сход под лозунгом «Северная Пальмира против вандализма».

Северная Пальмира – так нередко именуют Санкт-Петербург. Но в данном случае организаторы схода прежде всего проводили параллели с недавними событиями в сирийской Пальмире, где боевики «Исламского государства» уничтожили ряд скульптурных и архитектурных памятников античности.

А в Санкт-Петербурге 26 августа неизвестные снесли барельеф с изображением Мефистофеля с фасада дома № 24 на Лахтинской улице.

Барельеф работы архитектора Александра Лишневского был установлен в 1911 году и уцелел как во время Октябрьской революции, так и в годы Второй мировой войны. Возмущение общественности вызвал не только сам инцидент, который сразу же был расценен как проявление вандализма, но и отсутствие реакции со стороны городских властей и духовенства.

Лахтинская улица входит в депутатский округ председателя Городского законодательного собрания Санкт-Петербурга «единоросса» Вячеслава Макарова. Но ни его самого, ни его представителей на сходе не было. Городской парламент представляли оппозиционные депутаты Александр Кобринский, Максим Резник и Борис Вишневский. Всего в акции приняло участие, по разным оценкам, от 400 до 700 человек. Сотрудники полиции не препятствовали собравшимся, только просили участников схода не занимать проезжую часть улицы.

«Мефистофель вернется на свое место!»

Согласно установленным правилам, во время народных сходов нельзя пользоваться звукоусиливающей аппаратурой. Запрещено и использовать партийную символику. Поэтому свои короткие речи ораторы произносили, взобравшись на табурет, а горожане выражали свое отношение к произошедшему с помощью самодельных плакатов следующего содержания: «Оскорбили чувство верующего в искусство», «Церковь, знай свое место», «Черт с вами, а Мефистофель – с нами», «Руки прочь от искусства», «Это был Шаляпин, а черти – в Кремле».

Последний плакат был навеян городской легендой, согласно которой на барельефе работы Лишневского в аллегорической форме изображен Федор Шаляпин в роли Мефистофеля в опере «Фауст». Об этой легенде упомянул и председатель постоянной комиссии по образованию, культуре и науке Максим Резник.

«Есть такая версия, что, на самом деле пострадало изображение нашего великого певца, – пояснил Резник. – Но в любом случае, даже если это действительно так, то это несколько меняет угол зрения, но суть остается прежней. Это – спланированный, организованный преступный акт вандализма, замешанный на псевдорелигиозных соображениях и абсолютно мракобесных установках о нетерпимости и дикости».

По мнению Максима Резника, у общественности еще есть возможность остановить волну проявлений вандализма. С ним согласен и активист градозащитного движения бард Михаил Новицкий. «Совершено преступление, и если изображение Мефистофеля не будет восстановлено на прежнем месте, я его сам туда прилеплю! Но я уверен, что существующие технологии позволят по нескольким фотографиям отпечатать новое изображение на принтере в формате 3D. Я думаю, что он (Мефистофель – А.П.) не обидится, что, если раньше он был из гипса, то теперь будет из какого-нибудь другого материала», – пошутил Новицкий.

Одновременно он подчеркнул: «Я не исключаю, что какие-нибудь мракобесы, выдающие себя за русских патриотов, попытаются повторить акт вандализма и с новым изображением. Было ощущение, что мы уже достигли дна в своем падении, но оказалось, что под одним дном может находиться другое, а под ним – еще одно. Но ведь в стране и в нашем городе есть и нормальные люди. Не все – овечье стадо. А эти так называемые “питерские казаки” – просто ряженые клоуны».

Последняя реплика Михаила Новицкого была вызвана сообщением о том, что ответственность за уничтожение барельефа Мефистофеля взяла на себя некая группа, назвавшаяся «петербургскими казаками». Впрочем, никакого подтверждения этому не последовало, а официальные представители петербургского казачества охарактеризовали это заявление как провокацию.

«Мы будем требовать открытого суда над вандалами!»

Согласно одной из версий, уничтожение барельефа с изображением Мефистофеля связано со строительством напротив дома № 24 храма блаженной Ксении Петербургской. Недостроенное здание храма огорожено забором, и из-за этого ширина тротуара с этой стороны заметно сокращена, из-за чего собравшимся на народный сход пришлось собираться поодаль от «дома без Мефистофеля».

В момент выступления депутата Городского законодательного собрания Санкт-Петербурга Александра Кобринского раздались громкие аплодисменты. Оказалось, что собравшиеся приветствуют отпечатанное на цветном принтере двухмерное изображение Мефистофеля в величину оригинала. Его на акцию принесла группа гражданских активистов с тем, чтобы прикрепить на то место под крышей здания, где четыре дня назад еще находилась работа Александра Лишневского.

Однако соответствующего разрешения от властей Петроградского района, где находится Лахтинская улица, получено не было, поэтому отпечатанное на принтере изображение «князя тьмы» прикрепили к оконному проему на первом этаже ос стороны тротуара. Несколько человек положили к загадочно улыбающемуся лику Мефистофеля цветы. Среди них были девушки в футболках со сканированным изображением работы Лишневского и мужчина в черной рубашке с надписью “Je Suis Mephisto”.

​В беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» Александр Кобринский сообщил, что в ближайший понедельник он и Борис Вишневский намерены подать заявку на проведение городского митинга, во время которого будут подняты наиболее острые проблемы градозащиты. «Надо что-то делать, потому что – вы же видите, что творится! В Москве разносят скульптуры, которые не нравятся так называемой “православной общественности”, до этого у нас на стенах музея Набокова появлялись оскорбительные надписи, были нападки на выставку в Эрмитаже, и так далее», – сказал Кобринский.

«Этих людей необходимо останавливать, и мы будем требовать открытого суда над ними», – подчеркнул депутат.

«То, что было сделано, не имеет никакого отношения к религии!»

Коллега Александра Кобринского по фракции «Яблоко» в городском парламенте Санкт-Петербурга Борис Вишневский ответил на аргументы своих заочных оппонентов, которые в социальных сетях разослали сообщения о том, что снос барельефа с изображением Мефистофеля, это – ответ на действия большевиков, которые «под знаменем сатаны взрывали золотые купола, ломали кресты, жгли храмы, убивали священников и грабили приходы».

Как напомнил Вишневский, «Храмы разрушали не именем “князя тьмы”. Их разрушал тоталитарный советский режим, против которого, кстати, мы как раз и выступали. И когда этот режим рухнул, и ему на смену пришел другой – как мы тогда считали, демократический – мы первые выступали за то, чтобы восстановить разрушенные храмы».

А то, что здесь было сделано, это – вандализм, и не имеет вообще никакого отношения ни к какой религии. Это – объект культурного наследия, предмет его охраны, это – историческая ценность нашего города, подлежащая государственной защите. И те, кто ее уничтожил, это – вандалы, какой бы веры они ни придерживались, и какими бы соображениями они ни руководствовались.

Вот поэтому мы здесь – чтобы этого вандализма не было. И я надеюсь, что каждый раз, когда очередные вандалы поднимут руку на какой-нибудь памятник культуры нашего города, мы будем собираться и протестовать», - уверен Борис Вишневский.

По окончании народного схода собравшиеся обменивались электронными адресами и обещали сообщать друг другу о следующих градозащитных акциях.

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG