Линки доступности

В США продолжается сбор подписей под требованиями к Белому дому включить в «список Магнитского» Путина и депутатов

МОСКВА – В понедельник 24 декабря к 7 часам утра по Вашингтону уже 9 422 голоса было собрано под петицией, призывающей администрацию Барака Обамы добавить президента Владимира Путина в «список Магнитского». Петиция появилась на сайте Белого Дома в воскресенье. Для того, чтобы она получила официальный ход, необходимы 25 тысяч подписей.

В петиции говорится, что ее авторы хотят, чтобы Обама наложил на Путина санкции, если тот подпишет «закон Димы Яковлева». Выступая в четверг на пресс-конференции, президент России заявил, что одобряет ответ Госдумы на «закон Магнитского», хотя свою личную позицию обещал озвучить после того, как подробно изучит документ.
«Администрация США постарается спустить это на тормозах. Действительно, такого еще не было в практике, чтобы целый парламент стал персоной нон грата. Это означало бы раскол худший, чем во времена холодной войны»

В понедельник комитет Совета Федерации по международным делам рекомендовал палате одобрить на заседании 26 декабря «закон Димы Яковлева», но с рядом оговорок, сообщил РИА. Новости со ссылкой на зампреда комитета Валерия Шнякина. Что включают в себя «оговорки», пока не конкретизировано.

Госдума приняла в третьем чтении законопроект, предусматривающий запрет на усыновление российских детей гражданами США, в пятницу. Вскоре после этого на сайте Белого дома стали собирать подписи под призывом включить российских депутатов в «список Магнитского». В понедельник к 7 часам утра по Вашингтону число сторонников петиции перевалило за 51 тысячу, то есть значительно превысило необходимый минимум.

«Бить горшки» не будет?

Оценить сложившуюся ситуацию Русская служба «Голоса Америки» попросила российских экспертов. Политолог Дмитрий Орешкин назвал реакцию американской общественности на «закон Димы Яковлева» «естественной и неизбежной.

«Там другая система ценностей, и для них, как написал Майкл Макфол, недопустимо приносить интересы детей в жертву каким бы то ни было политическим целям. Это вполне нормальная реакция нормального общества и вряд ли она могла быть иной», – добавил он.

Однако Орешкин думает, что в политическом смысле это «ничем не кончится».

«Администрация США постарается спустить это на тормозах. Действительно, такого еще не было в практике, чтобы целый парламент стал персоной нон грата. Это означало бы раскол худший, чем во времена холодной войны. Не в интересах США окончательно ссориться с Россией», – констатировал политолог.

Позицию Кремля он объяснил тем, что у него нет иной альтернативы: «Они не могут по-другому. Ради сохранения себя во власти любой ценой необходимо обеспечить изоляцию российского социума от внешнего мира, от его «разлагающего воздействия». Поэтому российская власть надеется консолидировать часть общества на внешнеполитической составляющей. То есть кругом враги, а нам надо сплотиться вокруг любимого вождя», –резюмировал Орешкин.

Он считает эту задачу непосильной для Кремля.

«Сейчас слишком много людей несогласных (с официальной политикой). Как минимум, 25 миллионов людей. Вот куда их деть?», – задается риторическим вопросом политолог.

При этом, по его мнению, сам Путин заинтересован в контактах с Западом.

«Наш бюджет зависит от нефтегазового ресурса. То есть уж совсем бить горшки Путин себе позволить не может», – обобщил Орешкин.

«Эмоциональный жест»

Иное видение ситуации у заместителя декана прикладной политологии Высшей школы экономики (ВШЭ) Леонида Полякова.

«Ответ на «акт Магнитского», который подготовила Госдума, – ответ на политический шаг со стороны законодателей и администрации США. Можно считать это эмоциональным жестом. Но в политике всегда присутствовал очень мощный эмоциональный компонент», – рассуждает он.

Как понял Поляков, на сайте собраны подписи людей преимущественно с русскими именами.

«Петиция подписывали в основном выходцы из России. Я немного этим удивлен. Это все-таки привилегия американского народа – просить свое правительство рассмотреть ту или иную инициативу», – заметил замдекана.

Как ему представляется, отдельно стоит вопрос, насколько корректно использовать в политической борьбе «такой тонкий сюжет, как усыновление».

«Но поскольку в российско-американских взаимоотношениях именно эта тема играет значительную роль, и она существенна, чувствительна, наши законодатели решили так и поступить (принять законопроект)», – заключил Поляков.

Министры против депутатов

Законопроект неоднозначно восприняли в России. С критикой принятого документа выступили глава МИД Сергей Лавров, министр образования и науки Дмитрий Ливанов, министр РФ по вопросам открытого правительства Михаил Абызов, омбудсмен Владимир Лукин.

По мнению Дмитрия Орешкина, продвинутые образованные люди понимают, что впереди тупик.

«Из тупика есть два варианта выхода. Например, взять курс на Запад: либерализация, привлечение иностранных денег на развитие страны и так далее. Этот путь понятен в смысле экономического роста, но означает сужение прерогатив того самого блока, который находится у власти. Поэтому есть вторая линия: черт с ней, с экономической функциональностью и конкурентоспособностью, нам главное – зафиксировать свои корпоративные интересы на сей момент», – подчеркнул он.

Отсюда, на его взгляд, раскол в элитах.

«Путин, естественно, выбирает второй вариант. Это наносит очевидный конкретный урон бизнес-элитам. Тупиковая ветвь. Здравомыслящие люди в правительстве пытаются этому противостоять», – подытожил Орешкин.

В свою очередь, Поляков согласен с тем, что есть противоречия между законодательной и исполнительной властью, «которая не является властью, представляющей победившую партию».

«Правительство формируется по другим правилам», – уточнил он.

С его точки зрения, принятый Госдумой законопроект отражает позицию законодателей, полагающих, что таким способом они могут каким-то повлиять на собственный имидж.

«Это решение во многом политическое и эмоциональное. А часть министров смотрит на ситуацию прагматично», – утверждает эксперт.

Поляков думает, что здесь характерна позиция Сергей Лаврова.

«Он понимает, что наши отношения и так достаточно наряжены. Есть много глобальных проблем, решение которых предполагает кооперацию между странами. Если мы будем обострять эти отношения, это скажется на общемировой стабильности. Отсюда разный подход. Для законодателей важно дать политический ответ. Для некоторых министров важно, что прагматические соображения учитывались, прежде всего», – заключил заместитель декана прикладной политологии ВШЭ.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG