Линки доступности

Выставка, посвященная 65-летию издательства «Посев» и одноименного журнала, открылась в петербургском Музее политической истории России. Музей уже много лет организует научные конференции, выставки, презентации книг, рассказывающие как об официозной стороне российской действительности (включая, разумеется, советский период), так и о том, что оставалось в тени и не попадало в сферу внимания основной части граждан. К этой «теневой» стороне относится и неподцензурная литература советского периода – «самиздат» и «тамиздат».

Ленинград играл большую роль и в деятельности российского отделения Народно-Трудового Союза российских солидаристов (НТС), и в становлении его печатного органа – журнала «Посев». На открытии выставки присутствовал участник первой подпольной группы НТС в Ленинграде Юрий Леонидович Лёвин, в прошлом – политзаключенный, автор ряда публикаций в издательстве «Посев», в том числе – в одноименном журнале.

От эмигрантского журнала к общероссийскому аналитическому изданию

Значительную часть нынешнего состава редколлегии журнала также составляют представители петербургской интеллигенции, которых привлек к сотрудничеству бывший главный редактор «Посева», также петербуржец, ныне покойный Александр Юрьевич Штамм.

О его роли в судьбе журнала, начиная с 1992 года (когда «Посев» начал издаваться в России), говорили многие организаторы выставки. Они отмечали, что Александру Штамму удалось превратить эмигрантский журнал антисоветского подполья, каким был «Посев» с момента основания до конца 80-х годов, в издание, критически осмысляющее прошлое и настоящее России.

Юрий Цурганов

Юрий Цурганов

Нынешний главный редактор Юрий Цурганов в беседе с корреспондентом «Голоса Америки» вспомнил, что именно Штамм привлек его в редколлегию, давал советы, затем стал поручать формирование очередных номеров. «Очевидно, Александр Юрьевич, уже зная о своей болезни, видел во мне своего преемника, и всячески мне помогал. За что я ему очень благодарен», – говорит Юрий Цурганов.

На выставке представлены некоторые номера «Посева», который вначале выходил в формате газеты, и лишь в 1968 году «дорос» до журнала. Некоторые заголовки передовиц весьма красноречивы: «Все силы на борьбу с коммунизмом!» (май 1956 года), «Служить народу, а не хрущевскому сброду!» (апрель 1955-го), «Свобода и коммунизм несовместимы» (декабрь 1957-го). Неудивительно, что в советские времена, как отмечают организаторы выставки, «КГБ преследовал распространителей изданий «Посева» более жестоко, чем книг и журналов других независимых издательств».

Срок за хранение изданий «Посева»

Рядом с журналами выставлены книги, напечатанные в типографии «Посева» во Франкфурте-на-Майне: «Верный Руслан» Георгия Владимова, «Советское общество» Романа Редлиха, «Технология власти» Абдурахмана Авторханова, «Без буржуев» Игоря Ефимова, сборник Александра Галича «Когда я вернусь», и рядом – кассета с записью его альбома «Крик шепотом».

Особым спросом в СССР пользовались так называемые «карманные издания», которые легко было спрятать от посторонних глаз в карманах пальто или пиджака. На выставке представлено выпущенное именно в таком формате первое русскоязычное многотомное издание Александра Солженицына.

Ветераны диссидентского движения рассказывали, что у них дома до сих пор хранятся отпечатанные на тонкой «папиросной» бумаге «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова, «Доктор Живаго» Бориса Пастернака, «Скотский хутор» Джорджа Оруэлла и «Все течет» Василия Гроссмана.

Вячеслав Долинин

Вячеслав Долинин

«За хранение этих книг в советские времена давали сроки, и немалые», – вспоминал автор идеи выставки, бывший политзаключенный, а ныне – член правления общества «Мемориал», член редколлегии журнала «Посев» Вячеслав Долинин.

По его словам, власти напрасно надеялись, что тюрьма «исправит» диссидентов, и они откажутся от своих убеждений. «Вот присутствующего здесь Юрия Леонидовича Лёвина тюрьма в этом смысле не исправила. С каждой отсидкой он только убеждался в своей правоте. И меня тюрьма не исправила, и всех моих товарищей, в том числе членов НТС. Мы как были убежденными антисоветчиками, так и остались», – подчеркнул Вячеслав Долинин.

Как диссиденты победили КГБ

Юлий Рыбаков

Юлий Рыбаков

В то же время, другой бывший политзаключенный, а в 90-е годы – депутат Государственной Думы первых трех созывов, член редколлегии «Посева» Юлий Рыбаков заметил, что с годами взгляды многих инакомыслящих эволюционируют: «Например, я считаю, что будущее – за сочетанием западного либерализма и традиционным для России коллективизмом. То есть за свободным демократическим государством, у которого, однако, есть социальная ответственность перед своими гражданами».
Эта идея прослеживается и в ряде последних книг издательства «Посев», в том числе в учебнике Бориса Пушкарева «Две России ХХ века – 1917–1993». По свидетельству Вячеслава Долинина, эта книга пользуется спросом как у старшего поколения читателей, так и у студентов.

«Конечно, сейчас нет такого ореола запретности вокруг «самиздата» и «тамиздата», который был в годы нашей молодости, – соглашается правозащитник. – Нет чувства причастности к узкому кругу единомышленников и связанного с этим риска. Но ведь и «самиздата» по большому счету нет. Можно свободно найти, прочитать и обсудить практически любую книгу. И это хорошо! Значит, в нашем противостоянии с советскими спецслужбами, в конечном счете, победили мы!», – заключает Вячеслав Долинин.

Новости России читайте здесь

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

XS
SM
MD
LG