Линки доступности

Правозащитники и юристы имеют множество претензий к рассматриваемым в Госдуме дополнениям в закон о статусе некоммерческих организаций

Новая законодательная инициатива думских депутатов от фракции «Единая Россия» с тревогой воспринята в правозащитном сообществе Санкт-Петербурга. Во втором по величине и по значимости российском городе зарегистрировано более 500 некоммерческих организаций, на нужды которых из бюджета Санкт-Петербурга было выделено чуть больше одной тысячной части.

Остальное финансирование петербургские НКО получают от российских и зарубежных спонсоров. При этом доля первых сокращается, ввиду того, что в стране нет закона, который оказывал бы благотворителям налоговые послабления.

Теперь же представители так называемого «третьего сектора» (то есть негосударственных некоммерческих организаций) опасаются, что им будет сложнее работать и с западными грантодателями.

«Власть получит бунт со стороны общества»

Председатель общественной правозащитной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» Элла Полякова оценивает новую инициативу думских депутатов-единороссов как «очень неудачный закон, к которому можно относится только с большим юмором».

«Я не думаю, что этот закон все-таки будет принят», – полагает Элла Полякова и поясняет, что в противном случае большие сложности возникнут как раз у властей. «Ведь наша и другие подобные организации без насилия разрешают конфликты между личностью и государством. А теперь представьте, что этого “мостика” не будет. Ведь и это очень опасно», – предупреждает правозащитник.

Разговор с корреспондентом «Голоса Америки» состоялся сразу после того, как группа сотрудников «Солдатских матерей» побывала в военном госпитале Кронштадта. «Мы защищаем жертв казарменного насилия и тем самым предотвращаем дальнейшие преступления против человечности. А теперь представьте, что подобные нам организации прекратят свою деятельность. И куда людям, попавшим в сложную ситуацию, связанную с армейской службой, обращаться?» – вопрошает Элла Полякова.

В случае принятия нового закона об НКО «Солдатских матерей», по мнению Поляковой, ожидают бесконечные проверки и инспекции, в результате чего у возглавляемой ею организации будет гораздо меньше времени для защиты прав военнослужащих. Кроме того, возможны штрафные санкции.

«Единственная организация, которая оказывает нам финансовую помощь, это – “Национальный фонд поддержки демократии” (National Endowment for Democracy – А.П.), американская организация, которая оплачивает нам аренду помещения. Если их не будет, призывники и их родители лишатся места, куда они могут обратиться», – отмечает председатель «Солдатских матерей Санкт-Петербурга». И заключает: «Этот закон подрывает устои гражданского общества. И этим он очень опасен».

«Грантодатели никогда не ставят нам никаких условий»

Председатель правозащитной организации «Гражданский контроль» Борис Пустынцев считает, что обсуждаемый законопроект был инициирован фракцией «Единая Россия» как ответ власти на активизацию протестных настроений в обществе после парламентских и президентских выборов. «Это – такая мелкая месть Кремля и желание застраховать себя на будущее от повторных всплесков общественного негодования», – отметил Борис Пустынцев в разговоре с корреспондентом «Голоса Америки».

Кроме того, по словам правозащитника, российская власть таким образом отреагировала на санкции против ряда отечественных чиновников, которые будут введены после ратификации «закона Магнитского».

В свою очередь, принятие Государственной Думой законопроекта №102766-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования деятельности некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента» будет означать, по словам Пустынцева, «объявление тотальной войны гражданскому обществу».

Общую поддержку деятельности «Гражданского контроля» предоставляет Фонд Форда. Финансовую помощь организации также оказывают Шведское агентство международного развития (SIDA), Фонд имени Конрада Аденауэра, Фонд МАТРА из Нидерландов, Датский институт прав человека, Российский институт права и публичной политики.

Председатель «Гражданского контроля» подчеркивает, что российские некоммерческие организации представляют прежде всего «интересы общества, а отнюдь не грантодателей. Которые, кстати говоря, никаких условий нам никогда не ставят». На практике это означает, что направление деятельности российские НКО выбирают сами, исходя из потребностей населения страны и тех вызовов, большинство из которых, по словам Пустынцева, «провоцирует сама власть».

«На войне как на войне, – подытоживает правозащитник. – Конечно, мы будем бороться, сопротивляться. Естественно, мы никогда не будем называть себя “иностранными агентами”. Возможно, ряд организаций будут вынуждены на время прекратить свою деятельность, но в конечном итоге, я уверен, мы победим. Потому, что принятием данного закона Россия просто выбрасывает себя из цивилизованного сообщества. А те, кто правит страной, вряд ли могут позволить себе новую изоляцию, потому что в таком случае они слишком многое потеряют».

«Данный законопроект – позор для России!»

Если «Гражданский контроль» и «Солдатских матерей Санкт-Петербурга» можно отнести к организациям, влияющим на общественные умонастроения, в том числе и в политической сфере, то санкт-петербургская благотворительная общественная организация «Перспективы» более 15 лет помогает детям и взрослым с тяжелыми нарушениями умственного и физического развития, которые живут в специализированных интернатах и семьях.

Своим созданием организация обязана гражданке Германии Маргарете фон дер Борх, которая в 1995 году случайно оказалась в одном из домов-интернатов города Павловска в корпусе, где находились самые слабые дети. И тогда же приняла решение оказывать им посильную помощь. По инициативе госпожи фон дер Борх и возникла благотворительная НКО «Перспективы», которая финансируется как российскими, так и западными спонсорами.

Директор НКО Мария Островская в разговоре с корреспондентом «Голоса Америки» отметила: «Нас в течение 8 лет поддерживает Kindernothilfe. Это – организация, которая работает в 50 странах, помогая детям, попавшим в трудную ситуацию. Кроме того, нас поддерживают фонды из Штутгарта, из Швейцарии, из Великобритании. А недавно мы получили большой грант от Европейского Союза. В общем, около 40 процентов нашего финансирования идет из разнообразных иностранных источников. Еще 60 процентов к нам поступают от российских бизнес-структур, и от государства мы получаем меньше 1 процента».

Во время круглого стола, который проходил в пресс-клубе «Зеленая лампа», представители благотворительной общественной организации «Перспективы» распространили заявление, в котором отмечается, что «значительные средства по-прежнему поступают из Европы, без них невозможно было бы поддерживать всех наших подопечных в нужном объеме».

«Согласно предлагаемым поправкам в законопроект об НКО, – продолжают авторы заявления, – мы – “иностранные агенты”. Мы считаем данный законопроект позором для России!».

«В России “агент” равнозначен диверсанту»

Петербургский адвокат с 37-летним профессиональным стажем Юрий Лучинский в ответ на просьбу квалифицированно оценить поправки к закону об НКО лишь развел руками. «Юридически тут что-либо комментировать крайне трудно, – начал он. – Вроде бы каких-то явных репрессивных мер этот закон не содержит. И вроде бы государство имеет право законодательным путем регламентировать деятельность каких-либо организаций на своей территории. Я же считаю, что в данном законопроекте главная составляющая – сугубо политическая. И ее цель – ограничить деятельность неправительственных организаций, которые так или иначе действуют вразрез с официальной линией правящего режима. И которые тем или иным способом связаны с организациями из-за границы», – отмечает эксперт.

«По сути дела, – подчеркивает Юрий Лучинский, – в России будет введена новая классификация некоммерческих организаций, имеющих спонсорскую поддержку из-за рубежа. И этим организациям будет присвоено название “агент”». «Согласно менталитету российских, а вернее, еще советских граждан, “агент” равнозначен шпиону или диверсанту. То есть имеет явно выраженный негативный оттенок. А с юридической точки зрения, “агент” – это не нарицательный, а абсолютно конкретный термин. Под ним подразумевается человек или организация, которые действуют опосредованно», – поясняет адвокат.

И приводит пример: некая международная правозащитная организация выбирает в какой-либо стране НКО, которое согласно устоявшейся практике, пользуясь апробированными методиками, будет заниматься защитой прав человека у себя на родине.

«Никакого ужаса в самом термине “агент” нет, – настаивает Юрий Лучинский, – но жесткая регламентация и необходимость каких-то скрупулезных, мелочных отчетов по финансированию и еще по целому ряду позиций максимально ограничивает деятельность таких НКО на территории России».

«И главное – позволяет государственным контролирующим и силовым органам по целому ряду второстепенных оснований пресекать или, по крайней мере, жестко воспрепятствовать нормальной деятельности таких организаций путем различного рода поверок, затребований, обысков, арестов и чего угодно», – подытоживает адвокат Юрий Лучинский.
  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG