Линки доступности

Российский уполномоченный по правам детей Павел Астахов выиграл в окружном суде штата Монтана дело против детского дома Ranch for Kids, владелицей которого является Джойс Стеркел.

Теперь, как сообщила пресс-служба омбудсмена, учреждению придется получить специальную лицензию на реализацию программ альтернативного воспитания подростков, предоставить властям документы на всех своих сотрудников, оплатить судебные издержки на сумму 25 тысяч долларов и обязаться пускать на свою территорию проверяющих из России. Если хотя бы одно из этих условий не будет выполнено, то детский дом будет закрыт.

Омбудсмен оценил победу в суде как прорыв в противостоянии местным властям. «После состоявшихся в Вашингтоне консультаций Госдепа с делегацией РФ по контролю за положением усыновленных российских детей наметился прогресс», – заявил Астахов.

В июне 2012 года Астахов прибыл в Ranch for Kids в составе проверяющей комиссии, решившей ознакомиться с качеством жизни содержащихся там российских детей, от которых отказались приемные американские семьи.

Однако попасть на территорию учреждения, где, как сообщила тогда пресс-служба уполномоченного, неоднократно фиксировались случаи насилия и побоев, проверяющим не удалось. Российский МИД позднее охарактеризовал случившееся как «грубое нарушение норм международного права».

Владелица детского дома Джойс Стеркел заявила в ответ, что российские официальные лица превратно интерпретируют ситуацию. «Если бы Павел Астахов попросил меня о встрече и приехал, то я бы, разумеется, приняла его, – пояснила она. – Но они 20 лет не замечали усыновленных из России сирот, а теперь вместо того, чтобы обсуждать, как две страны вместе могут помочь больным приемным детям, приезжают ко мне и говорят, что я тут устроила детскую тюрьму».

Плюсы и минусы

Остается без ответа и другой вопрос: куда в случае закрытия детского дома в Монтане попадут находящиеся там подростки? Не ухудшится ли их положение? Ответить на эти вопросы по просьбе Русской службы «Голоса Америки» согласилась первый заместитель председателя Комитета ГД по вопросам семьи, женщин и детей Наталья Карпович.

«Международное право, – констатирует Карпович, – говорит о том, что на первом месте стоит защита интересов ребенка. В данном случае выигранный (Астаховым – Е.К.) суд подтверждает, что ключевыми моментами являются жизнь и безопасность ребенка, и меня радует, что правосудие работает в таком направлении».

Положение и статус российских детей, от которых отказались приемные родители, по словам Карпович, особых опасений не вызывают. «У американской стороны есть свои правила относительно того, как поступать с детьми, когда закрываются учреждения, где они содержались,

Это касается тех детей, у которых есть американское гражданство», – поясняет депутат. Те подростки, у которых есть российское гражданство, по словам Карпович, скорее всего, вернутся на родину.

Главное, считает Наталья Карпович, «чтобы эти «передергивания» закончились и чтобы стороны перестали обвинять друг друга во всех грехах».

Мириться нельзя ссориться

Удастся ли российским и американским властям начать в ближайшем будущем решать спорные вопросы об усыновлении без помощи суда? Наталья Карпович убеждена, что к этому должны стремиться обе стороны. «Нам необходимо, – заявила она в интервью «Голосу Америки», – продолжать сотрудничество по заключению двухсторонних договоров, которые позволяли бы не нарушать права ребенка и семьи, которая его берет.

Хотелось бы быть уверенным, что все эти негативные последствия никак не связаны с недосмотром и с теми мерами, которые не были приняты, чтобы ребенок остался здоровым и живым».

Эксперт убеждена, что подобные ситуации должны разрешаться мирно не только на уровне «высоких чиновников и политиков», но и на уровне «тех людей, которые исполняют свои обязанности, работают с детьми». «Если мы будем все время судиться, то это вряд ли поможет конкретному человеку, конкретному ребенку, конкретной семье», – констатирует Елена Карпович.

Президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская подчеркивает: до недавнего времени «мы и шли по этому пути – по пути договоренности и взаимных соглашений, что является нормой в международном праве, когда по любым спорным или затрагивающим интересы субъектов обоих государств вопросам подписываются меморандумы и международные соглашения».

«Но, учитывая нашу бурную политическую жизнь и принятие так называемого закона «Димы Яковлева», – сказала Елена Альшанская «Голосу Америки», – все эти соглашения были денонсированы, поэтому мы и общаемся через суд». «Мне странно поведение моей страны, – отметила Альшанская, – которая, на мой взгляд, ведет себя как жена во время развода: и то у нее не так, и это ей не нравится. Нынешняя политика по этому вопросу строится достаточно непоследовательно, и, по-моему, нам теперь все сотрудничество придется поднимать заново».

Нужен ли дополнительный контроль?

Павел Астахов и его коллеги неоднократно заявляли о необходимости создания дополнительных служб контроля за состоянием российских детей в американских приемных семьях. Елена Альшанская сомневается в необходимости подобных мер.

«Если от российских детей отказались американские родители, то этот вопрос – вопрос о системах контроля российской стороны – может встать, как и вопрос об их возвращении на родину, – отметила она. – Но нужно ли проверять усыновленных детей внутри семьи? На это есть местные службы; была договоренность об отчетах и о том, что они обязуются вести сопровождение».

По мнению эксперта, дело российских властей – заниматься судьбами тех детей, что являются российскими гражданами, тогда как о гражданах США могут позаботиться местные социальные службы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG