Линки доступности

15 лет назад Владимир Путин был избран президентом России


Андрей Пионтковский о «путинизме»

Полтора десятилетия назад – 26 марта 2000 года – после победы на досрочных выборах, Владимир Путин стал президентом России. Публицист, ведущий научный сотрудник института системного анализа РАН Андрей Пионтковский, автор книг и статей, посвященных нынешней российской власти, оценил результаты 15-ти летнего правления Путина.

Александр Панов: Вы помните: с каким ожиданиями Путина встречали в российском обществе? Я, например, помню, что в среде тех, кого сейчас называют «системными либералами», всерьез рассуждали о том, что «России необходим свой новый Пиночет». Оправдались ли ожидания?

Андрей Пионтковский: Они оправдались в смысле политической организации нашего общества, но совершенно не оправдались в экономической сфере. Да и не могли они оправдаться! Кстати решающей датой было не 26 марта – если уж брать какие-то красивые эффектные картинки – Ельцин сказал «Береги Россию, Володя» 31 декабря.

В назначении Путина не было какого-то разрыва с предыдущим, это же не революционер – правый или левый – пришедший к власти в результате государственного переворота. Все государственные перевороты состоялись раньше. Он был назначен, так называемой, ельцинской «семьей», то есть людьми, обладавшими высшей властью в государстве.

Я перечислю пять-шесть человек, которые назначили Путина. Они великолепно существуют и процветают. За одним маленьким исключением – вы поймете каким – одного из них повесили. Я не упоминаю самого Ельцина, который был практически недееспособен в период передачи власти. Осуществляли ее Волошин, Юмашев, Дьяченко, Березовский, Абрамович. Можно добавить сюда Чубайса, но он не играл решающей роли.

Эти люди думали о своей физической безопасности и сохранении активов, капиталов. А вся околоельцинская олигархия, пришедшая к власти за предыдущее десятилетие, нуждалась в человеке, который недемократическими методами сохранит их собственность и их власть. И вот таким был назначен Путин и, надо сказать, что ожидания назначивших его людей он выполнил полностью. За исключением Бориса Березовского, который хотел большего, хотел сам руководить страной и даже не в тени, а явно. Ему пришлось поплатиться за свои амбиции, а те, кто выполняли условия контракта, великолепно существуют.

И, собственно, в экономической системе Путин ничего не изменил. Пара олигархов разным образом пострадала, но в 1937 году Сталин расстрелял гораздо большее количество представителей «ленинской гвардии». Но суть-то большевистского строя от этого не изменилась! Также не изменилась и суть ельцинско-путинского режима.

Я напомню свою классическую формулу, которую дал через несколько дней после этих знаменитых слов: «Володя, береги Россию»: «Путинизм – это высшая и заключительная стадия бандитского капитализма в России». Без ложной скромности скажу, что за прошедшие 15 лет эта формула полностью подтвердила свою точность.

Александр Панов:15 лет назад кто-нибудь из тогдашних политических кукловодов мог представить, что Путин придет настолько «всерьез и надолго», и изменит Россию и окружающий мир?

Андрей Пионтковский: Я соглашусь и одновременно не соглашусь. Соглашусь, что это конечно для них не была долгосрочная политическая фигура, а такое «форс-мажорное решение». Но еще раз подчеркну, что не так уж радикально он изменил Россию.

Он просто развил бандитский капитализм. Подавляющее большинство олигархов, принявших путинское правление, охотно с ним сотрудничали.

Помните знаменитую овацию съезда промышленников и предпринимателей после ареста Ходорковского? Я сравнил это тогда с овациями «Съезда победителей» Иосифу Сталину. С ними ничего не произошло, они по-прежнему украшают списки «Форбса», не сделав абсолютно ничего для страны и приведя к полной деградации и экономику, и образование, и здравоохранение и всё, что угодно.

Он еще только привел новых своих соратников по «ордену меченосцев» – людей с «горячими сердцами, холодной головой и чистыми руками», бывших сотрудников питерской мэрии и дрезденской резедентуры.

А что касается внешнеполитической ориентации…Сегодняшний уже зоологический антиамериканизм, гибридная глобальная война Западу или, как путинские пропагандисты говорят, «война русского мира с англо-саксонским декадентским упадническим миром» – это продолжение тенденций 90-х годов. Разве мы не помним глухого антиамериканизма всей нашей элиты в 90-е? Всех этих примаковских разворотов самолетов и «треугольников» с кем угодно против Соединенных Штатов и поддержки любых диктаторов?

Александр Панов: Но 15 лет назад Россия не была «осажденной крепостью», вокруг которой «враги кругом»...

Андрей Пионтковский: Шаг за шагом за эти 15 лет произошла фашизация страны. Понимаете, эта процедура «береги Россию, Володя» очень напоминает другую пару – передачу власти престарелым Гинденбургом сравнительно молодому Гитлеру. Гитлер установил фашистскую диктатуру и очень быстро «немецкий мир» пошел расширять границы Третьего Рейха и «воссоединять исторические земли». Потому что Гитлер был ярким политическим деятелем: у него была своя биография и своя харизма.

Это же – такое бюрократическое ничтожество par excellence и поэтому период, который у Гитлера занял 15 месяцев от Веймарской республики до фашистского государства при нашем «маленьком фюрере» занял 15 лет, но результаты в общем-то те же. Поразительно, это не я один и не только какие-нибудь «национал-предатели» заметили, что крымская речь, произнесенная Путиным год назад, 18 марта, это точная копия, ремейк гитлеровской «судетской речи».

Вот и наш фюрер тоже собирает сейчас российские земли. Я не знаю, или спичрайтеры воруют или какое-то через атмосферу единство душ? Валдайская речь в своей основной содержательной части о необходимости нового мирового порядка была точной копией последних двух писем Гитлера Чемберлену, написанных после заключения пакта со Сталиным в августе 1939 года. То есть мы пришли закономерно к тому, чего так долго добивались лучшие умы нашей либеральной интеллигенции.

Александр Панов: Чего ждать от будущего? Или это кощунственный вопрос, если вспомнить фразу Володина, что нет Путина – нет России?

Андрей Пионтковский: Что-то есть в этой володинской максиме! Но как раз сейчас, на наших глазах и на глазах наблюдателей из-за океана происходит явная борьба на самой вершине путинской власти по вопросу, «кого назначить убийцей Немцова». ФСБ довольно смело и дерзко протягивает свои чистые руки к Кадырову. Фсбэшников давно достал «кадыровский проект», они всегда его ненавидели: и армия, и все силовики... Для Путина это смертельная опасность: поставить под вопрос кадыровский проект – это поставить под вопрос его легитимизацию, так называемого «победителя чеченской войны».

Помните, при каких обстоятельствах привела его к власти ельцинская семья? – «Нас взрывают чеченские террористы в наших домах-вот человек, который нас защитит». Путин старается ограничить этот процесс фигурой Дадаева, тоже достаточно высокопоставленного чеченского офицера, но который, видите ли, был доведен до отчаяния «антимусульманскими высказываниями Немцова» и по своей инициативе убил его на Красной площади, где каждый квадратный сантиметр просматривается Федеральной службой охраны.

Но если сравнить с гитлеровским временем – это почти покушение в июле 1944 года. Когда наверху фашистского режима начинается грызня такого масштаба, когда ясно, что диктатор уже не контролирует полностью ситуацию, это уже финальная стадия.

Александр Панов: То есть, еще 15 лет власти Путину вы не даете?

Андрей Пионтковский: Это финиш. Кстати, у Гитлера было 12 лет, тут вот может быть 15. Весь вопрос, кто уйдет раньше: Путин или Россия? В чем-то Володин прав…

Александр Панов: Будем надеяться, что Россия останется.

Андрей Пионтковский: Да, на этой позитивной ноте давайте и завершим нашу беседу.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG