Линки доступности

Андрей Пионтковский о годовщине ГКЧП


Эксклюзивное интервью российского политолога Русской службе «Голоса Америки»

24-ю годовщину августовского путча в Москве президент Путин и российское руководство встретили в Крыму. Именно здесь, на даче в Форосе, находился в дни путча президент СССР Михаил Горбачев, которого гэкачеписты отстранили от власти «по состоянию здоровья». На этот раз В. Путин, как заметил главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов, захватил с собой ведущих чиновников и законодателей, по принципу: «на Бога надейся, а сам не плошай». Два августа – 1991 и 2015– ассоциации известного публициста, ведущего научного сотрудника Института системного анализа РАН Андрея Пионтковского в интервью Русской службе «Голоса Америки».

Александр Панов: Август 2015 года. Глава государства снова в Крыму…

Андрей Андреевич Пионтковский: Преступников всегда тянет на место преступления. Аннексия Крыма – это международное преступление Российской Федерации – в лице ее пожизненного диктатора В.В. Путина. Была нарушена дюжина международных соглашений. Особенно отвратительным было нарушение Будапештского меморандума, согласно которому Россия, наряду с Великобританией и Соединенными Штатами, гарантировала территориальную целостность и независимость Украины. Под эти гарантии третья в мире ядерная держава на тот момент – Украина –отказалась от своего ядерного оружия. Если продолжать символику и психоаналитику, то, я бы сказал, символичным было погружение Путина на дно. Это отвечает состоянию российской экономики и политической системы. И кстати, рождает ассоциации с той станцией дно, на которой закончилось правление другого русского правителя.

Примечание. Некоторые историки полагают, что документ об отречении от престола царем Николаем Вторым был подписан на станции Дно под Псковом.

А.П.: В Москве пройдут какие-то памятные мероприятия, в частности, в День российского флага, но их организуют правозащитники и активисты демократических партий. Вы ожидаете какой-то официальной реакции сверху?

А.А.П.: Официальная реакция – демонстративное отсутствие в течение последних 5-6 лет. До этого было какое-то возложение, букетик от властей приносили. Но сейчас власть старается не подчеркивать какие-либо ассоциации с этой датой. Грустно другое: на мероприятия в так называемый День Флага на Горбатый мостик почтить память трех молодых москвичей, которые погибли, сорвав военную операцию, приходит все меньше и меньше людей. В первые годы участвовали десятки тысяч; мы помним почти миллионную демонстрацию в 91-м, похороны этих героев. Мне кажется, это связано и с разочарованием людей.

В ретроспективе видно, что в то время, как десятки тысяч москвичей были готовы пожертвовать своей жизнью, создав живое кольцо вокруг Белого дома, защищая Ельцина и его команду, сейчас, на мой взгляд, видно, что произошло столкновение двух отрядов коммунистической номенклатуры, которые не так уж много что разделяло. Не случайно появились сообщения о том, что в дни кризиса между Крючковым и Ельциным была установлена связь (сообщения так официально и не подтвержденные – А.П.). Одним из вариантов гэкачепистов, на котором, кстати, настаивал Крючков, было сохранение Советского Союза путем предоставления Ельцину поста президента СССР.

А.П.: В развитие этой темы. Можно ли сказать, что планы ГКЧП – «в кратчайший срок восстановить трудовую дисциплину и порядок, поднять уровень производства», «оказать всемерную поддержку усилиям по выводу страны из кризиса», запрет на демонстрации и забастовки и цензура в СМИ практически – не буквально, но по духу осуществлены в сегодняшней России?

А.А.П.: Те, что носят конкретный характер, – последние в вашем списке – осуществлены: и цензура, и запрет на демонстрации и забастовки, запрет на все, что угодно. Что касается «укрепления трудовой дисциплины», то это, как было демагогией все десятилетия при коммунистах, так и осталось. На наших глазах возрождается, может быть, самое опасное наследие ГКЧП. Оба клана шли, на мой взгляд, на ту или иную версию номенклатурного, бандитского капитализма и поэтому он, в конце концов, восторжествовал. Они расходились в своих тактических взглядах на создание империи.

Ельцин считал, что ему нужно сохранить власть в Российской Федерации, а республики должны разойтись по формальным границам союзных республик. Люди ГКЧП, «имперцы», были готовы превратить Советский Союз в Югославию. Понимая, что всю империю не сохранить, они хотели вырезать большой кусок – это то, что теперь называется «Русским миром». Кстати, удивительно, насколько претензии Путина к Украине сейчас совпадают с планами не только гэкачепистов того времени, но и отдельных представителей демократической России. Мало кто помнит, как такой «великий демократ» как Г. Попов требовал в 1991 году отрезать от Украины Крым, Донецкую и Луганские области.

Примечание. «Бывший президент Украины Леонид Кучма вспоминает выступление по телевидению мэра Москвы (1991—1992 гг.) Гавриила Попова: «Отвечая на вопрос журналистки, какие именно территории Украины Россия может сделать предметом своих претензий, тот сказал: „В первую очередь, конечно, Крым. Но нa Укрaине есть и другие русские земли! Скaжем, этот… кaк его… Днепропетровск!» Подозреваю, что он имел в виду Донецк, но эйфория победителей путча давала тогда все основания, чтобы серьезно отнестись даже к таким оговоркам».

А.А.П.: Имперские идеи, идеи создания «Русского мира», которые в Югославии привели к чудовищной катастрофе, к пяти войнам, которые Сербия, в конце концов, проиграла, сейчас возрождаются Путиным под флагом «Русского мира и собирания исконных русских земель» – «сакрального Херсонеса» и тому подобной чуши.

А.П.: Август 91-го в России стал историческим событием, а чем запомнится август 2015-го? Отставкой Якунина? Что весомее – экономический и финансовый кризис или успехи кремлевской пропаганды в работе с массами?

А.А.П.: Подождем до 1 сентября. Я бы поспорил насчет успехов пропаганды. Не стоит преувеличивать официальную цифру 95-процентной поддержки, которую нам дают «прикремленные» службы общественного мнения. Во-вторых, пик, когда пропаганда была успешной, явно прошел. Большинство населения поддержало присоединение Крыма. Но то же большинство отрицательно относится к войне России с Украиной. Проект «Новороссия» окончился провалом. Год назад в Москве говорили о присоединении целого ряда украинских регионов, но проект был отвергнут прежде всего русским населением Украины, оставшимися патриотами украинского государства и не заразившимися безумными идеями «Русского мира». Идея выродилась в создание бандитского анклава «Лугандонии», с которым Россия не знает, что теперь делать.

Экономические последствия авантюры оказались очень серьезными. Даже сравнительно мягкие санкции, которые ввел Запад в отношении российской экономики, наглядно показали, насколько эта воровская экономика уязвима. Она не может существовать без дешевых западных кредитов и без высоких цен на нефть. Мы видим, что происходит с курсом рубля. Страна вошла в очень тяжелый экономический кризис. Отставка Якунина, о которой пишут, может быть, мелочь. Но целый ряд сигналов с вершин нашей российской власти показывает, что настроение там близко к паническому. Мы видим настойчивые сигналы из Москвы, обращенные к Западу, с призывом о новом мирном сосуществовании. Ощущение того, что Путин пошел на серьезнейшую внешнеполитическую авантюру, которая провалилась, характерно для российского политического истеблишмента.

А.П.: И последнее. Ваши критики – как публициста и эксперта – отмечают, что вы неоднократно предсказывали скорый крах нынешней российской элиты, сажали их на пароход, отправляли в эмиграцию – ну, почти как при Ленине был пароход с философами и интеллектуальной элитой.

А.А.П.: «Воровской пароход» – название моей известной статьи. Когда она была опубликована, тоже нашлись критики, требовавшие не пароход, а сразу осиновый кол. Я не отказываюсь от своих статей. Например, статья «Путин уйдет в 2013 году». Я продолжаю включать ее в новые сборники. Я не прогнозист, я участник политической борьбы. В этой статье я объясняю, почему для России необходимо, чтобы Путин ушел. Сегодня возникла ситуация крупнейшего внешнеполитического провала.

Я долго живу и помню многие повороты политики. Я помню подавление венгерского восстания в 1956 году. Если бы попытка подавить восстание провалилась, тогда и Советский Союз, на мой взгляд, не просуществовал, не протянул бы до 1991 года. Победа венгерского восстания вызвала бы немедленное падение схожих режимов в Восточной Европе. Не обладая большой исторической дистанцией, не все понимают, что, собственно, произошло в Украине. Украина сделала попытку вырваться из сети постсоветских «воровских паханатов», выбрать европейский путь. И эта попытка удалась. А попытка задушить украинскую «революцию достоинства» – провалилась. Авторитарные режимы после такого поражения долго не живут.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG