Линки доступности

Музей Стакс выставил уникальную коллекцию вдовы «короля соула»

В Музее Стакс в Мемфисе в сентябре открылась выставка, посвященная жизни и творчеству легендарного афроамериканского певца в стиле «соул» Отиса Реддинга (1941-1967). Она приурочена к 70-летию исполнителя. Называется выставка «Отис Реддинг: я помню свои сны». Большинство ее экспонатов представлены вдовой певца Зелмой Реддинг. 26-летний певец и музыканты его группы разбились в авиакатастрофе в Висконсине в декабре 1967 года. Музей Стакс знакомит посетителей с историей и кумирами американской музыки «соул» и «ритм-блюз», которая начала записываться в Мемфисе, именно в этом месте, где в 60-е годы находилась знаменитая звукозаписывающая компания Stax Records. Корреспондент «Голоса Америки» побывал в музее и встретился с его директором Лизой Аллен.

Олег Сулькин: Лиза, что побудило музей организовать выставку памяти Отиса Реддинга?

Лиза Аллен

Лиза Аллен

Лиза Аллен: 9 сентября мы отметили 70 лет со дня его рождения и приурочили новую выставку, которая продлится до 31 марта 2012 года. На его родине, в городе Мэконе, штат Джорджия, прошли большие торжества. Вдова певца, Зелма Реддинг, с музеем дружна очень давно. Она активно участвует в благотворительной деятельности фонда Soulsville, под эгидой и на средства которого создан и функционирует наш музей. Дружат с нами и его дети: дочь Карла Реддинг-Эндрюс и сыновья Декстер и Отис. Это уже вторая выставка, посвященная Отису Реддингу. Первая состоялась в 2007 году. Эта выставка – еще один взгляд на личность Отиса Реддинга, выдающегося музыканта, который внес огромный вклад в американскую культуру, несмотря на то, что умер совсем молодым.

О.С.: Какие интересные экспонаты представлены на выставке?

Л.А.: Личные вещи Реддинга. Документы, записки, деловые бумаги. Всякие мелочи, вроде зажигалки. Лицензия охотника – он очень любил охотиться. Меню, исправленное его рукой: он ждал много гостей на вечеринке, которые они с Зелмой устроили для друзей на их ферме в Мэконе. И, конечно, редкие фотографии, которые мало кто видел, в том числе детские. Статуэтки «Грэмми», полученные посмертно за песню (Sittin' On) The Dock of the Bay. Эта песня входит в десятку самых исполняемых композиций на планете. Статуэтки мало кто видел, поскольку они хранилась все эти годы в доме Зелмы.

О.С.: В Мемфисе есть святые для поклонников современной музыки места – Грейсленд, поместье Элвиса Пресли, а также студия звукозаписи Sun Records, где он и другие звезды рок-н-рола и ритм-блюза начали записываться в 50-е годы. Чем примечателен Музей Стакс?

Л.А.: Грейсленд посвящен одной личности, студия Sun – нескольким, а музей Стакс – целому направлению музыки, которое олицетворяют десятки, а скорее, сотни превосходных и разнообразных композиторов и исполнителей.

О.С.: Как давно существует музей?

Л.А.: В 2002 году открылась музыкальная академия Стакс, а годом позже музей. Обе этих организации существуют «под зонтиком» фонда Soulsville. Академия стремится привить любовь к музыке детишкам из самых бедных районов Мемфиса. Музей также делает акцент на просветительской, образовательной деятельности. Я работаю в фонде с 2006 года, в прошлом году меня назначили исполняющей обязанности директора музея, а в этом году – директором.

О.С.: Поздравляю вас.

Л.А.: О, это очень интересная работа. Я родилась в Уэст-Мемфисе, городке в Арканзасе, недалеко отсюда, прямо через реку Миссисипи. У моей мамы в начале 70-х был магазин женской одежды. И мы заводили музыку в магазине на восьмиканальном магнитофоне. Мне очень нравились песни Брука Бентона. И вот как-то раз, еще девчонкой, я попала на его концерт. Он выступал в гранд-отеле, и вместе с ним пели Руфус и Карла Томас. Помню, Карла похвалила мои кудряшки, и я похвасталась маме. Я никогда не пыталась петь и играть на музыкальных инструментах, но всегда восторгалась пением и игрой других. Так что работа в музее музыки «соул» – реализация моей давней мечты.

О.С.: Известно, что «соул» и ритм-блюз в какой-то момент стали своего рода боевым кличем движения афроамериканцев за свои гражданские права. Эта связь отражена в музейной экспозиции?

Л.А.: Безусловно. Мне самой было очень интересно понять, как негритянская музыка соединилась с социальным протестом. Я сама христианка по вере, еврейка по крови. Мой дед, его фамилия Каплан, эмигрировал из России. Сверстники меня в школе задирали, насмешничали надо мной из-за моего происхождения. Так что я хорошо понимаю, что такое быть национальным меньшинством. Межэтнические, расовые проблемы обострились в Америке после того, как здесь, в Мемфисе, убили Мартина Лютера Кинга. До сих пор людей дискриминируют не только из-за цвета кожи, но по самым разным причинам. Я считаю очень важным, что в нашей музыкальной академии дети из богатых кварталов Ист-Мемфиса занимаются вместе с детьми из беднейших районов. Район самого музея, Саут-Мемфис, как и раньше, остается заповедником бедности. Музыка служит интегрирующим, объединяющим фактором для детей из разных слоев общества, и это замечательно. И еще важно, что музей построили не на туристической Бил-стрит, а здесь, на углу Колледж-стрит и Маклемор-авеню, где располагалась легендарная студия Stax Records.

О.С.: А здание студии сохранилось?

Л.А.: Нет, оно было снесено. До того простояло обветшавшим много лет. Вначале в нем располагался кинотеатр Capitol, а в 1959 году его переделали под студию. Здесь начинались карьеры очень многих будущих звезд музыки «соул», таких как Айзек Хейес, Отис Реддинг, Уилсон Пикетт, Алберт Кинг, Джонни Тейлор, Лютер Ингрэм и многих, многих других. На других «лейблах» этой же компании записывались такие личности, как преподобный Джесси Джексон, Билл Косби и Ричард Прайор. Но в середине 70-х Stax Records объявила банкротство и закрылась.

О.С.: Как бы вы охарактеризовали реакцию публики на выставку Реддинга?

Л.А.: Люди приезжают к нам из всех штатов Америки, из Канады, многих стран Европы и Азии. Оставляют благодарные записи в книге отзывов. Вот одна книга уже заполнена. Когда выставка завершится, мы передадим эти книги Зелме. Отис Реддинг остается любим и сегодня.

XS
SM
MD
LG