Линки доступности

Свобода прессы – это то, что нужно самой России


Свобода прессы – это то, что нужно самой России

Свобода прессы – это то, что нужно самой России

Три дня в Москве работал представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Миклош Харасти. Он провел переговоры с заместителем министра иностранных дел РФ Александром Грушко; председателем комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Валерием Комиссаровым, а также встретился с медиа-профессионалами, лидерами правозащитного движения, руководителями НКО.

Цель визита представителя ОБСЕ состояла в том, чтобы наладить эффективное сотрудничество, способное положить конец насилию против российских журналистов и восстановить плюрализм мнений в телевещании. Перед отъездом из Москвы Миклош Харасти дал эксклюзивное интервью Русской службе «Голоса Америки».

Марк Львов: Господин Харасти, вы уже шесть лет курируете в ОБСЕ вопросы свободы прессы в 56 странах-членах вашей организации. По вашему мнению, за эти годы обстановка в России стала лучше или хуже?

Миклош Харасти: Она стала сложнее. Во-первых, мы видим, что участились случаи насилия над российскими журналистами. К сожалению, как правило, такие преступления остаются нераскрытыми. Во-вторых, значительно ограничен плюрализм политических позиций в российских национальных телесетях. В отличие, например, от печатных СМИ. Наконец, предпринимаются попытки на законодательном уровне ограничить такой плюрализм и независимость в российском сегменте Интернета.

Обо всем этом я говорил на встречах в МИДе и в Государственной Думе России. Кроме того, я информировал представителей российской власти, что мы готовы развивать сотрудничество и оказывать всемерную помощь российской стороне в выработке мер, направленных на устранение угрозы насилия над журналистами. Мы также готовы делиться европейским опытом организации работы общественного телерадиовещания, где действует уже не государственный, а гражданский контроль. И тем самым достигается плюрализм мнений. Мы также готовы давать рекомендации для совершенствования законодательной базы, которая обеспечила бы дальнейшее развитие института независимых СМИ.

М.Л.: И какой ответ вы получили от российских властей?

М.Х.: Пока я не получил официального ответа. Но наши предложения взяты для изучения. Я настроен оптимистически. Во всяком случае, сегодня российское руководство уже сделало заявления, в которых выразило свою обеспокоенность случаями насилия над журналистами.

М.Л.: Да, такие заявления делаются. Но вот лидеры НКО, таких, как «Мемориал», и руководители оппозиционных изданий, таких, как «Новая газета», сегодня говорят и о другом: Кремль не идет дальше заявлений о необходимости обеспечить свободу прессы и расследовать убийства журналистов. Как вы прокомментируете подобное утверждение? Ведь вы встречались в Москве с российскими медиа-профессионалами…

М.Х.: У меня было много таких встреч. В том числе – и с председателем «Мемориала» Олегом Орловым, с руководством Союза журналистов, с редакцией «Новой газеты», с Александром Подрабинеком. По факту давления на этого журналиста я недавно даже письменно обращался к министру иностранных дел господину Лаврову. Мне известно, что действия «Наших» против Подрабинека вызвали определенное недовольство у некоторых российских руководителей. Искренне надеюсь, что за подобными словами последуют и дела.

Я бы разделил движение в направлении решения этой сложной проблемы на два важных шага. Во-первых, российское государство должно признать, что участившиеся случаи насилия над журналистами, безнаказанность подобных преступлений – это угроза демократическому развитию страны. Я надеюсь, что руководство России признает, что без обеспечения свободы СМИ, без развития всех институтов гражданского общества невозможно провести модернизацию страны, преодолеть коррупцию.

А, во-вторых, за этим шагом – признанием наличия угрозы – должны последовать и эффективные действия. Например, такая реорганизация деятельности правоохранительной системы, которая бы обеспечила объективное, справедливое, гласное, независимое уголовное расследование всех нераскрытых пока преступлений, связанных с профессиональной деятельностью российских журналистов. Я убежден, что такие шаги прежде всего в интересах самой России. И они только послужат росту авторитета этой страны в европейском сообществе.

М.Л.: Спасибо за интервью и успехов в вашей работе.

XS
SM
MD
LG