Линки доступности

В Музее Гуггенхайма открылась выставка художницы из Колумбии

Школьные парты из темного дерева перевернуты, поставлены одна на другую, ножки их устремлены вверх как будто это стволы деревьев в высохшем лесу. Их много, странных сдвоенных парт – целая классная комната. А из деревянных их днищ пробиваются тонкие стебельки травы, вызывая ассоциацию с кладбищем и гробами.

Эта мрачноватая инсталляция называется Plegaria Muda. Она создана Дорис Сальседо (Doris Salcedo) в 2008-2010 годах. Известная колумбийская художница удостоилась первой персональной ретроспективной выставки в стенах Музея Гуггенхайма в Нью-Йорке. Она открылась 26 июня.

«Главная, сквозная тема творчества Сальседо – незаживающая травма ее родины – Колумбии - терроризм, несчастья простых людей, страдающих от социальной несправедливости и насилия, - сказала, предваряя осмотр выставки журналистами, ее куратор Кэтрин Бринсон (Katherine Brinson). – Три десятилетия Дорис создает удивительные произведения, которые заставляют людей думать и сопереживать».

Дорис Сальседо родилась в 1958 году в Боготе, где живет и сейчас. Она изучала скульптуру в Нью-Йоркском университете (NYU). Работала директором школы пластических искусств в Кали (Колумбия) и преподавала теорию искусства в Национальном университете Колумбии в Боготе. Персональные выставки и групповые с ее участием прошли в крупнейших музеях Латинской Америки и Европы. В 1995 году она получила грант фонда Соломона Гуггенхайма.

Как пояснила Кэтрин Бринсон корреспонденту «Голоса Америки», выставка занимает примерно половину всех экспозиционных пространств музея Гуггенхайма, располагаясь на всех четырех основных уровнях музейной «башни».

Собственно, идею выставки инициировал не Музей Гуггенхайма, а Музей современного искусства в Чикаго в лице его кураторов Мэдлин Гринстайн, Джули Родригес Видхольм и Стивена Бриджеса. Но надо отдать должное и экспертам Музея Гуггенхайма.

Выставка вдумчиво размещена с учетом законов драматургии, как бы по степени нарастания эмоций, вызываемых выставленными объектами с кульминацией в зале, где на полу развернута инсталляция A Flor de Piel (2012, ее название на английский перевели как Skin Deep, «На поверхности»). Это огромных размеров покрывало, созданное в память о медсестре, зверски убитой в Колумбии. Когда всматриваешься в малиново-багровую текстуру ткани, то видишь, что покрывало сшито из тысяч лепестков роз. Как объяснила куратор выставки, лепестки были химически обработаны, как бы «законсервированы», а затем скреплены миниатюрными стежками. Художница проделала титаническую работу, сравнимую по объему и кропотливости с традиционным ручным ковроткачеством. Покрывало вызывает неизбежные ассоциации с окровавленной плащаницей и с мемориальной клумбой.

На цокольном этаже музея в дни выставки демонстрируется документальный фильм, знакомящий с творческим миром художницы. Дорис Сальседо говорит в фильме, что каждому ее проекту предшествует интенсивный период сбора информации. Для нее крайне важно получить свидетельства о насилии и убийствах непосредственно от жертв и свидетелей этих преступлений. С 1988 года она встречается со свидетелями преступлений хунты и наркокартелей, посещает брошенные и сожженные деревни, места расправ и массовых захоронений.

Сальседо говорит: «Меня волнует, что происходит с человеком, на которого обрушивается насилие. Перед лицом непоправимого отсутствия моей единственной реакцией может стать лишь создание образов, символизирующих ущербность, нехватку или пустоту».

По словам куратора, семьи художницы коснулись репрессии и терроризм в ее родной Колумбии. Несколько ее родственников стали жертвами террора и пропали без вести во время разгула бандитских полувоенных формирований, промышляющих наркобизнесом.

Несколько экспонатов представляют собой фрагменты мебели, соединенные самым нефункциональным образом. Скажем, платяной шкаф, в который с тыльной стороны «вплавлен» стул. Поверхность этого стыка покрыта стального цвета краской. Абсолютно бессмысленные с утилитарной точки зрения объекты буквально вопиют о своей никчемности и уродстве.

«Для Сальседо очень важно понятие памяти и прошлого, - отмечает Кэтрин Бринсон. – Она воспринимает страшные последствия насилия как физиологическую утрату живого, как возникновение звенящей, гулкой пустоты на том месте, где раньше цвела и бурлила жизнь».

Особое состояние охватывает в зале, где в небольших нишах на стенах помещены женские туфли. Они закрыты полупрозрачными «мембранами», созданными из кожи животных и прикрепленными к стене стежками из грубых ниток.

Это одна из самых знаменитых работ колумбийки, Atrabiliarios (1992–2004). Один критик сравнил ощущение от этой инсталляции с чувством, которые охватывает верующего, попавшего в часовню, где хранятся священные реликвии. Как сообщает каталог, туфли – настоящие, поношенные, переданные Дорис семьями «исчезнувших», жертв массовых расправ головорезов хунты и наркомафии над «нежелательными элементами».

В видеофильме зритель может перенестись в другие музейные и городские пространства, к которым приложила руку Дорис Сальседо.

Когда в 1999 году был убит колумбийский журналист и правозащитник Хайме Гарсон, она вместе с помощниками-волонтерами установила на главной площади Боготы десятки тысяч свечей и проложила «тропу скорби» из красных роз длиной три километра.

Для Стамбульской биеннале 2003 года она сделала инсталляцию из полутора тысяч стульев, которыми заполнила пустырь между двумя соседними зданиями до самых их крыш. В этом стамбульском районе раньше жили представители греческой и еврейской общин, но их уже давно нет...

В 2007 году в галерее современного искусства Тейт в Лондоне она решила создать в полу огромную, длиной в 167 метров, трещину, символизирующую, по ее словам, «опыт сегрегации и расовой ненависти, а также опыт пришельца из третьего мира, попавшего в сердце Европы». Сообщалось, что несколько посетителей свалились в трещину - они посчитали, что она нарисована.

В одном интервью художница так охарактеризовала свое кредо: «Творческий процесс соединяет материалы порой в очень впечатляющей комбинации. Скульптура всегда вещественна, осязаема. Я работаю с материалами, которые пропитаны значительностью, смыслом, и очень интересно наблюдать, как в ходе работы они переживают невероятные метаморфозы».

«Вот то, в чем мы остро нуждаемся и что нам может предоставить Сальседо, - отмечает в «Нью-Йорк таймс» рецензент выставки Холланд Коттер. – Искусство, взыскующее правду о жертвам вооруженного насилия и завораживающее настолько, что эти образы навсегда застревают в нашей памяти».

Выставка Дорис Сальседо закрывается 12 октября, после чего переедет в Майами, в художественный музей Перес, где будет экспонироваться в 2016 году.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG