Линки доступности

«Товарищ Бродяга» добрался до Нью-Йорка


Радж Капур в фильме «Господин 420»

Радж Капур в фильме «Господин 420»

Начинается ретроспектива фильмов Раджа Капура в Музее современного искусства

Восемь фильмов легендарного актера, режиссера и продюсера Раджа Капура призваны открыть американскому зрителю доселе неизвестный ему мир индийского кино. В Музее современного искусства (MoMA) в Нью-Йорке в пятницу 6 января открывается ретроспектива «Радж Капур и Золотой век индийского кино». Куратор показа – Ноа Коуан, знаток мирового кино и художественный директор кинокомплекса TIFF Bell Lightbox при Международном кинофестивале в Торонто. Помощь в организации смотра оказали Международная киноакадемия Индии (IIFA), компания RK Films и правительство Онтарио.

Радж Капур (1924-1988) основал в Бомбее студию RK Films в 1948 году. Она стала самой важной кинопроизводственной структурой на языке хинди после обретения Индией независимости. Именно фильмы Капура с их мелодраматичностью, острыми социальными коллизиями, резкими сюжетными поворотами, насыщенностью песнями и танцами вызвали к жизни название «Болливуд». Показы в MoMA открываются лентой «Бродяга» (1951), в которой Капур создал обаятельный характер человека из низов, не теряющего оптимизма перед лицом самых тяжелых испытаний. Эта лента вместе с драмой «Господин 420» (1955), где Капур повторил образ неунывающего бродяги, навсегда закрепила за ним неофициальный титул «индийского Чарли Чаплина».

С куратором ретроспективы Ноа Коуаном побеседовал по телефону корреспондент Русской службы «Голоса Америки».

Олег Сулькин: Радж Капур, видимо, один из самых непризнанных Америкой гениев...

Ноа Коуан: Могу повторить это слово в слово.

О.С.: Напротив, в Советском Союзе Капур был одним из самых почитаемых идолов кинематографа, своего рода Стивен Спилберг и Том Круз в одном лице.

Н.К.: Не побоюсь этого слова, это трагедия, что фильмы Капура неизвестны просвещенной американской аудитории. Очень грустно, особенно на фоне феноменальной многолетней популярности его творчества в Южной Азии, на Ближнем Востоке и в республиках бывшего Советского Союза.

О.С.: Какое место в мировом кино вы отводите Капуру?

Н.К.: Он создал неповторимую эстетику, вобрав в послевоенные годы самые разные влияния, включая немецкий экспрессионизм, Голливуд и итальянский неореализм. Капур революционизировал индийское кино, сделав его социально острым и невероятно зрелищным. Невозможно не поддаться шарму его фильмов.

О.С.: При всей социальной остроте его ленты мелодраматичны и утешительны. В чем, по-вашему, его вариант эскапизма отличается от голливудского?

Н.К.: В Голливуде музыкальные номера всегда являлись своего рода продолжением сюжетной линии, в этом сказывалась родовая связь с бродвейскими шоу. У Капура вставные номера с песнями и танцами отражают мечты героев. Сфера воображаемого в индийском кино очень важна и значительна, что отражает влияние народного индийского театра, уходящего корнями в глубь веков. Так в Индии строился визуальный рассказ, с чередованием реального и воображаемого. Сегодня вставные музыкальные номера стали фирменным знаком Болливуда.

О.С.: Современный жанр телевизионных «мыльных опер», похоже, очень многим обязан Капуру. Все эти роковые совпадения и коварство судьбы, противопоставление любви и измены, храбрости и трусости, бедности и богатства, все предельно аффектировано...

Н.К.: Вы говорите о законах мелодрамы как жанра. Она появилась задолго до Капура и сыграла важнейшую, хотя и очень противоречивую роль в развитии киноискусства. Мелодрама существует в каждой кинематографии, будь то Северная Америка или Азия, Европа или Латинская Америка. У мелодрамы сегодня плохая репутация. Незаслуженная, на чем я настаиваю. Именно этот жанр позволяет людям говорить о самом важном для них. Радж Капур – не исключение. В его фильмах мы видим толпы крестьян, согнанных с земли после раздела Британской Индии на Индию и Пакистан и ринувшихся пополнять легион городской бедноты. Мы видим в фильме «Чистильщик обуви» положение бездомных детей, а в фильме «Бобби» – кастовое неравенство. Политические и социальные реалии зримо присутствуют в фильмах Капура.

О.С.: В советское время я работал в Москве редактором в киножурнале и получал мешки писем с восторгами по поводу индийского кино. В СССР у Раджа Капура был культовый статус, как и у других индийских звезд – Амитабха Баччана, Дхармендры, Наргис, Хемы Малини. Капура называли «товарищ Бродяга». Помню, приехав в те годы в молдавский колхоз, я поразился, что единственный фильм, на который в местный дом культуры пришла вся деревня, включая немощных старух, был индийский. Что-то есть в кино этой страны, что апеллирует к широким массам не обязательно очень образованных людей. Вы согласны?

Н.К.: Да, это кино несколько наивное и простое. Все сюжетные линии понятны, не надо разгадывать кроссворды. Но вспомните, такими были и фильмы Чаплина. Тем не менее, они по праву считаются шедеврами. Так и Капур. Под кажущейся простотой таится глубина, которую не все западные критики могут понять. Капур положил в основу нескольких своих картин бродячие сюжеты индийской культуры, переосмысленные истории из дневнеиндийских эпосов «Махабхарата» и «Рамаяна». Он апеллировал к народной памяти, к народному сознанию. Иногда абсолютно четко, как в «Сезоне дождей», иногда опосредованно, как в «Бродяге». Так же и в музыкальном плане. Он был всеяден, использовал музыку разных народов.

О.С.: В «Сезоне дождей» и «Бобби» звучит мелодия русского вальса, вплетенная в чисто индийскую музыку.

Н.К.: Капур приветствовал любую музыку, если она ему нравилась и соответствовала настроению фильма. Музыкальная щедрость его не знала границ.

О.С.: Готовя эту программу, вы связывались с семьей Капура?

Н.К.: Конечно. В июне прошлого года ретроспектива дебютировала в Торонто, в залах TIFF Bell Lightbox. В одном из вечеров приняли участие три сына Раджа Капура – Рандхир, Риши и Раджив, сами по себе известные кинематографисты. Клан Капура контролирует негативы фильмов отца, и с их помощью были изготовлены новые копии. MoMA отобрал половину того, что показывалось в Торонто, причем отобранные фильмы, бесспорно, и есть самое важное и ключевое в его творческом наследии.

О.С.: Не столь давний сенсационный успех «Миллионера из трущоб» сделал на какое-то время актуальным ожидание прорыва Болливуда и индийской киноэстетики на западные экраны. Но ожидание оказалось напрасным, никакого прорыва не произошло. Как вы это объясняете?

Н.К.: Я хотел бы обратить внимание на похожесть сюжета «Миллионера» на «Чистильщика обуви» Капура. Дэнни Бойлу пришлось, конечно, многое сделать по-другому, чтобы удовлетворить запрос западной аудитории. Формула фильма – самый важный и пока нерешенный вопрос для дальнейшего прогресса в сотрудничестве двух великих кинематографий, американской и индийской.

Новости искусства и культуры читайте в рубрике «Культура»

XS
SM
MD
LG