Линки доступности

«Чтобы сделать добро для своей страны, ее приходится предавать»


Кадр из фильма «Государство против Фрица Бауэра». Courtesy Photo

Выходит фильм о немецком прокуроре, выследившем Эйхмана

Одна из самых противоречивых страниц послевоенной истории Германии стала темой нового художественного фильма «Народ против Фрица Бауэра» (The People vs. Fritz Bauer). Он выходит в кинопрокат США 19 августа.

Фильм немецкого режиссера Ларса Крауме (Lars Kraume) был признан лучшим в Германии в 2016 году в пяти главных категориях. Мировая премьера его прошла в Локарно, где он получил приз публики, после чего показывался на кинофестивалях в Торонто, Лондоне и Берлине.

Герой новой ленты – прокурор земли Гессен Фриц Бауэр, которого очень выразительно играет опытный актер Бургхарт Клаусснер. Бауэр (1903-1968) был важнейшей фигурой в послевоенной Германии в деле выявления и предания суду бывших нацистских преступников. В частности, он сыграл решающую роль в проведении «Освенцимских процессов» во Франкфурте, где судили эсэсовцев, служивших в лагере смерти.

Режиссер и драматург фильма «Государство против Фрица Бауэра» Ларс Крауме родился в городке Кьети (Италия) в 1973 году, вырос недалеко от Франкфурта. С детства увлекся фотографией и киносъемкой. Для учебы в Академии кино и ТВ Германии (DFFB) в 1994 году переехал в Берлин, где живет и поныне.

Ларс Крауме как режиссер снял несколько игровых фильмов, включая «Виктор Фогель – король рекламы», «Не надо петь мне о любви», «Грядущие дни», «Мои сестры», а также ряд криминальных телесериалов, принесших ему широкую известность в ФРГ.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» побеседовал по телефону с Ларсом Крауме.

Олег Сулькин: Ларс, вы не первый и не последний режиссер, касающийся темы поиска нацистских преступников. Чем вас она заинтересовала?

Ларс Крауме: Соавтор сценария нашего фильма, французский писатель Оливье Гез, написал книгу, рассказывающую о судьбах евреев, вернувших в Германию после 1945 года. Одна из таких удивительных и драматичных судеб – история жизни и карьера юриста Фрица Бауэра. Он получил блестящее юридическое образование, занялся политикой, стал видным деятелем Социал-демократической партии Германии. Нацисты его схватили в 1933 году, и он провел в концлагере несколько месяцев. Ему удалось эмигрировать в Данию, а потом, когда облака сгустились над ним и там, перебрался в Швецию, где вместе с Вилли Брандтом основал антинацистскую газету.

О.С.: В фильме вы не касаетесь довоенного отрезка жизни Бауэра, а ведь, наверное, это тоже было бы интересно.

Л.К.: Конечно. Но меня занимала главная коллизия его жизни. Борьба за денацификацию Германии в условиях, когда множество людей в стране не хотели ворошить прошлое и всячески мешали усилиям принципиального прокурора. Они полагали, что после кошмара войны немцы заслужили хорошую жизнь, и нечего, мол, разбираться, кто кем был в гитлеровскую эпоху. Самое поразительное, что такую позицию разделяли и бывшие палачи, и бывшие жертвы, по крайней мере, многие из них, упорно молчавшие и не желавшие рассказывать об ужасах нацизма и указывать пальцем на виновников германской трагедии.

О.С.: Фриц Бауэр в фильме – один в поле воин. Будучи генеральным прокурором Гессена, он сплошь окружен недоброжелателями, тайными нацистами и укрывателями нацистов, причем и среди тех, кто выше и среди тех, кто ниже его по служебному рангу. Неужели так обстояло дело в Германии в 50-е годы? Нет ли здесь преувеличения?

Л.К.: Нисколько. Именно так. Бывшие нацисты занимали теплые местечки в правительстве, в органах власти на всех уровнях. Взять, к примеру, Ганса Глобке, ближайшего советника Аденауэра. Не будучи формально членом нацистской партии, он был важной фигурой в «Третьем рейхе», активно участвовал в подготовке геноцида евреев. И таких было множество. Именно поэтому Бауэр принял очень непростое решение – тайно сообщить о месте проживания «архитектора Холокоста» Адольфа Эйхмана в Аргентине израильской спецслужбе Моссад. Он имел все основания не доверять своим немецким коллегам-юристам. Справедливо опасался, что кто-то из них предупредит Эйхмана, и тот мгновенно исчезнет из поля зрения.

О.С.: В 2000 году мне посчастливилось брать интервью у Питера Малкина, легендарного агента израильской разведки, который скрутил Эйхмана на улице Буэнос-Айреса и вместе со своими соратниками по операции секретно вывез его в Израиль на правительственном самолете. Это вызвало, как вы знаете, огромный международный скандал. Позднее Малкин написал книгу «Эйхман в моих руках», в которой упоминалось о важной роли, которую Бауэр сыграл в его поимке и предании суду (Эйхман был казнен по приговору израильского суда в 1962 году. – О.С.). В вашем фильме все эти события промелькнут в течение каких-нибудь нескольких секунд. Почему вы так решили? Ведь это могли быть очень зрелищные эпизоды.

Л.К.: Все знают, что Моссад поймал Эйхмана. Это уже многократно описывалось в литературе и кино. Но не все знают о ключевой роли Фрица Бауэра в его поимке. Мне было важно показать фигуру немецкого интеллектуала, служителя Фемиды и борца с нацизмом, который прекрасно понимал: чтобы избавиться от болезни, надо лечить больного. Он понимал, что идет на служебное и государственное преступление, передавая секретные сведения о местонахождении Эйхмана израильтянам. Он говорит в фильме такие слова: «Чтобы сделать добро для своей страны, ее приходится предавать». Вопрос предательства очень непростой. Так, Бауэр добился в судебном порядке оправдания немецких военных, включая Клауса фон Штауффенберга, которые 20 июля 1944 года предприняли попытку убийства Гитлера и смены режима в Берлине. Их действия, которые долгое время уже после войны квалифицировались как «предательство», были в итоге судебных дебатов признаны законными.

О.С.: Вы добавили в историю честного прокурора и дополнительные краски. Оказывается, Бауэр –гомосексуалист. Его молодой помощник и единомышленник Карл тоже в этом плане не без греха, он тайно посещает бордель, где влюбляется, похоже, в трансгендера. Ряд критиков упрекают вас за эту боковую линию, полагая, что она носит сугубо развлекательный характер.

Л.К.: А что в этом плохого – в желании развлекать зрителя? Кроме того, это не выдумка. Как мы узнали на посвященной Бауэру выставке «Прокурор», которая проходила пару лет назад в Еврейском музее Франкфурта, он, живя в Дании, арестовывался за связи с мужчинами-проститутками. А вот Карл – фиктивный, композитный персонаж. Не вижу в этом беды. Мы же не обязывались в игровом кино во всем следовать букве жизни.

Фото:

Кадр из фильма «Государство против Фрица Бауэра»

Courtesy photo

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG