Линки доступности

Ричард Пенья: «Режиссеры наносят удары наотмашь»


Режиссер Абель Феррара, Ричард Пенья и актриса Шэнин Ли на премьере фильма «4:44. Последний день на Земле».

Режиссер Абель Феррара, Ричард Пенья и актриса Шэнин Ли на премьере фильма «4:44. Последний день на Земле».

Программный директор Нью-Йоркского кинофестиваля защищает радикальный концепт

Американской премьерой фильма Романа Поланского «Резня» в Линкольн-центре открылся 49-й Нью-Йоркский международный кинофестиваль (NYFF). В этой гротескной трагикомедии о нравах американского «среднего класса» заняты Кейт Уинслет, Джоди Фостер, Джон С. Райли и Кристоф Вальц.

В основной фестивальной программе – такие громкие названия, как «Меланхолия» датчанина Ларса фон Триера, «Гавр» финна Аки Каурисмяки, «Стыд» англичанина Стива Маккуина, «Пина» немца Вима Вендерса. Центральным событием станет «Моя неделя с Мэрилин» Саймона Кертиса, где Мэрилин Монро сыграла Мишель Уильямс. В число самых ожидаемых лент входят «Кожа, в которой я живу» испанца Педро Альмодовара с Антонио Бандерасом в главной роли и «Опасный метод» канадца Дэвида Кроненберга о взаимоотношениях Зигмунда Фрейда и Карла Юнга. Свой вариант Апокалипсиса в картине «4:44. Последний день на Земле» предлагает «анфан террибль» американского независимого кино Абель Феррара. Закроется фестиваль 16 октября мировой премьерой комедии Александра Пейна «Потомки» с Джорджем Клуни.

На фестивале покажут несколько отреставрированных шедевров мирового кино, в том числе «Золотую лихорадку» Чарли Чаплина и «Бен-Гур» Уильяма Уайлера. В секции «Специальные события» представлены архаусные новинки со всего мира. Многие режиссеры примут участие в презентациях своих лент.

Многие годы NYFF, считающийся самым крупным и престижным кинособытием в США, является «смотровой площадкой» для высокоинтеллектуального и рафинированного кинематографа со всего мира. Его неизменный радикальный эстетический концепт, без рекламной шумихи и звездного гламура, присущих многим другим кинофестивалям, связывают с твердой организационной и селекционной политикой многолетнего программного директора NYFF Ричарда Пеньи. Выходец из семьи испаноязычных эмигрантов, он получил в образование в Гарварде и Массачусетском технологическом институте (MIT). Работал в Чикагском художественном институте, где со временем занял пост директора. В 1988 году приглашен на работу в Кинообщество Линкольн-центра. В настоящее время совмещает работу в нем с преподаванием кинотеории и истории мирового кино в Колумбийском университете.

Ричард Пенья согласился ответить на вопросы корреспондента Русской службы «Голоса Америки».

Олег Сулькин: Ричард, фестиваль, как и в прошлые годы, стремится отразить главные тенденции мирового кино. Заметили вы сегодня какие-либо свежие веяния?

Ричард Пенья: Зритель непременно обратит внимание на то, что многие авторы фильмов наносят удары наотмашь, идут в своих ошеломляющих историях до конца, не щадя ни персонажей, ни зрителей. И мировоззренчески, как, например, Роман Полански в «Резне», и эстетически, как Бела Тарр в «Туринской лошади». Такой безоглядный радикализм мне лично очень импонирует.

О.С.: Не боитесь, что этот подход может отпугнуть от фестиваля зрителей, привыкших к более комфортным и привычным моделям кинозрелища?

Р.П.: Кинематографистам нет нужды беспокоиться по поводу зрителя. Им надлежит делать то кино, которое они считают нужным делать, и выражать свои мысли и чувства, даже если они не будут поняты сразу и всеми. Я показываю своим студентам «Затмение», и они сходят с ума от восторга. В 1962 гоу, когда фильм Антониони вышел на экраны, восторгов было значительно меньше, зато недоумения куда больше. Проходит время, и подлинное кино обретает своего зрителя.

О.С.: И все-таки, согласитесь, фестивалю желательно преподносить зрителю приятные сюрпризы, чтобы оживить интерес...

Р.П.: Конечно. Главный сюрприз - в этом году мы впервые демонстрируем программу в четырех залах вместо традиционных двух. Люди говорят: фестиваль вырос. Я бы уточнил: скорее, расширился. Скажем, у нас всегда была секция авангардного кино. Но с этого года она демонстрируется уже четыре дня и в двух залах. Мы всегда делали ретроспективы. Сегодня у нас их больше, чем раньше. Мы сделали большую программу, в которой кино рассматривается в контексте других визуальных искусств.

О.С.: Пару лет назад вы мне сказали, что относитесь ко всем фильмам программы с одинаковой любовью - как к своим родным детям, не выделяя никого. И все-таки – есть ли в этом году ленты, так сказать, лучшие среди равных?

Р.П.: Меня очень порадовало, что в программу попали несколько дебютов – очень сильных, зрелых и новаторских работ. Поразительна израильская картина «Полицейский». О сложном положении религии в современной Италии в совершенно необычной форме говорит фильм Corpo Celeste. Завораживает визуальной мощью лента Бела Тарра «Туринская лошадь». Я могу долго говорить о программе, но пусть лучше высказываются критики и зрители.

О.С.: Неизбежный вопрос: почему в программе нет ни одного российского фильма, причем в год, когда по меньшей мере два из них, «Елена» Андрея Звягинцева и «Фауст» Александра Сокурова достойно выглядели бы в любой, даже самой именитой компании? Я не беру в расчет картину русской американки Джулии Локтев «Самая одинокая планета». Это американо-германская копродукция на английском языке, и она не в счет.

Р.П.: Мы, то есть я и мои коллеги по отборочному комитету, выбрали те фильмы, которые сочли самыми интересными. Поймите меня правильно: мы никого персонально и никакой регион в целом не дискриминируем. В прошлом году показывали в основной программе два российских фильма, «Овсянки» и «Счастье мое», в этом году так получилось, что ни одного. Значит, в среднем - по одному российскому фильму в год (улыбается).

Новости искусства и культуры читайте в рубрике «Культура»

XS
SM
MD
LG