Линки доступности

Политолог Алена Николаенко об олимпийском стоицизме и европейском выборе украинцев

Ни у кого из обозревателей не вызывает сомнения, что на открывающемся 15 ноября саммите «двадцатки» в Брисбене одной из главных тем дискуссии станет украинский кризис и угроза перерастания регионального конфликта в Восточной части Украины в полномасштабную войну.

В круг профессиональных интересов нью-йоркского политолога Алены Николаенко, профессора Фордхэмского университета (Olena Nikolayenko, Fordham University), входят процессы демократизации на постсоветском пространстве, включая развитие социальных движений и общественного мнения. В своей книге «Формирование гражданского общества в постсоветских государствах» (Citizens in the Making in Post-Soviet States), она проанализировала политические взгляды молодежи в России и Украине.

Профессор Алена Николаенко ответила на вопросы корреспондента Русской службы «Голоса Америки».

Олег Сулькин: Что, по вашему мнению, можно ждать от саммита?

Алена Николаенко: Я крайне не люблю прогнозы и догадки. Как политолог, я чувствую себя гораздо уверенней, когда оперирую фактами, анализирую их... А здесь мы вступаем в пространство зыбких предположений. Украина, конечно, надеется на международную поддержку. Вопрос открытый: будут ли добавлены экономические санкции в отношении России? И еще один вопрос – насколько эти санкции эффективно влияют на российскую власть? Запад, что очевидно, не готов воевать за Украину. Особых надежд на саммит у меня нет.

О.С.: В этой ситуации какой, по-вашему, тактики должен придерживаться Киев?

А.Н.: Украинскому правительству следует сосредоточиться на выполнении обещаний, которые прозвучали на президентских и парламентских выборах. И начать осуществлять реальные структурные реформы. Это и будет эффективным ответом на откровенную российскую агрессию. Ведь главная цель России – помешать Украине на ее пути к демократии, на пути к тесному сотрудничеству с Европейским Союзом. Главное – чтобы Порошенко не отказался от реформ, не разочаровал свой электорат.

О.С.: Некоторые доброжелатели Украины, без кавычек доброжелатели, считают, что ей нужно смириться с потерей Крыма, Донецкой и Луганской областей. Вы согласны с такой позицией?

А.Н.: Если смотреть на вещи трезво, то Крым для Украины практически потерянная территория, и для его возвращения могут понадобиться десятилетия. Что касается Донецка и Луганска, то там ситуация другая. Если отдать их сепаратистам и стоящей за ними России, то где гарантия, что Москва не пойдет дальше, скажем, на Днепропетровск? Украина должна удержать эти области.

О.С.: Насколько идея европейской интеграции импонирует украинцам, в том числе молодым? Как война, пришедшая на украинскую землю, меняет настроения в обществе?

А.Н.: Военная угроза извне в любом обществе вызывает подъем патриотизма. Украина – не исключение. Что касается евроинтеграции, то приверженность этому выбору наглядно продемонстрировали недавние парламентские выборы. Партия «Оппозиционный блок» (в нее вошли политики, ранее входившие в Партию регионов – О.С.) одержала победу только в пяти областях – Донецкой, Луганской, Днепропетровской, Запорожской и Харьковской. Во всех остальных доминировали партии, выступающие за союз с ЕС и ориентацию страны на Запад.

О.С.: Российская пропаганда уже много месяцев убеждает свою аудиторию, что в Украине будто бы заправляют фашисты и бандеровцы. Но мы знаем, что на парламентских выборах ультранационалисты получили минимальный процент голосов. В связи с эскалацией военных действий насколько сильна опасность расширения влияния радикалов, особенно в Западной Украине?

А.Н.: Вы правы, на выборах ни одна из ультранационалистических партий – ни Партия Свободы, ни «Правый сектор» – не преодолели пятипроцентный барьер и не прошли в парламент. В то же время не прошли и коммунисты. То есть, Украина не склонна поддерживать ни правых, ни левых, она твердо ориентируется на центризм. Радикализации украинского общества, о чем не устают говорить российские СМИ, не наблюдается.

О.С.: Очевидно, что любые активные военные действия Киева в отношении повстанцев тут же будут интерпретированы Москвой как угроза «русскоязычным жителям» и начнется открытое масштабное вторжение в Украину. Получается, что в военном отношении у Порошенко связаны руки...

А.Н.: Поэтому он и пошел в сентябре на заключение перемирия, хотя оно постоянно нарушается сепаратистами. Порошенко пытается действовать инструментами дипломатии, стремится к достижению компромиссных решений.

О.С.: 14 ноября в газете «Нью-Йорк таймс» появилась статья Эндрю Креймера «Некуда бежать в Восточной Украине». Корреспондент цитирует местную школьную учительницу истории. Она говорит: «Наши дети – олимпийские чемпионы по стоицизму». Не кажется ли вам, что всем украинцам, чтобы их страна победила, нужно стать олимпийскими чемпионами по стоицизму?

А.Н.: Смотрите: драматические события последних месяцев дали мощный толчок развитию гражданского общества в Украине. Люди сами, без какого-либо давления, собирают деньги, продукты питания, медикаменты, покупают обмундирование и снаряжение для военнослужащих украинской армии. На этой патриотической волне возникло множество низовых инициатив.

О.С.: Алена, вы сами откуда родом?

А.Н.: Я как раз из Донецкой области. Родилась на Донбассе, окончила в Горловке педагогический институт иностранных языков. Мои родители и сейчас живут в Константиновке, так сказать, на украинской стороны баррикад. Сепаратисты туда пришли и ушли.

О.С.: Какое настроение у ваших родителей и друзей, живущих там?

А.Н.: Первая реакция, когда стала литься кровь, – шок. Сейчас – огромная усталость. И жгучее желание любым способом остановить убийство людей, военных и мирных жителей. Никто не знает, как далеко простираются амбиции Владимира Путина. Все, конечно, опасаются возможного развертывания локального конфликта в большую войну. Очень многое будет зависеть от действий Запада.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG