Линки доступности

Эстонский фильм включен в конкурсную программу Трайбеки-2016


Кадр из фильма «Мать». Courtesy photo

Кадр из фильма «Мать». Courtesy photo

Фестиваль в Нью-Йорке делает ставку на независимое кино

В тихом, сонном омуте провинции случаются захватывающие криминальные драмы. К такому выводу подталкивают зрителя создатели нового эстонского игрового фильма «Мать» (Mother), который включен в конкурсную международную программу 15-го ежегодного кинофестиваля в Трайбеке. Смотр открывается в среду, 13 апреля, и завершится в воскресенье, 24 апреля.

В программе кинофестиваля, учрежденного Робертом Де Ниро и его партнерами сразу после терактов 11 сентября 2001 года для «культурного возрождения» Нижнего Манхэттена, традиционно доминирует мировое независимое малобюджетное кино. При этом больше половины показываемых фильмов, как игровых, так и документальных, сняты американскими кинематографистами.

На этот раз в программе Трайбеки нет ни российских, ни украинских фильмов, и лишь один фильм представляет республики бывшего СССР.

Полуторачасовая криминальная драма «Мать» снята эстонским режиссером Кадри Кыусаар. Как сообщили «Голосу Америки» в дирекции Трайбеки, на фестиваль приглашены, помимо режиссера, соавтор сценария Леана Ялуксе, продюсер Ает Лайгу из кинокомпании Meteoriit и актриса Тина Мальберг, сыгравшая главную роль.

В центре истории, снятой в стиле черной комедии, – Эльза, женщина средних лет, которая все свое время посвящает заботе о тяжелобольном сыне Лаури. Молодой школьный учитель впал в кому в результате огнестрельного ранения. Но местные полицейские никак не могут найти того, кто в него выстрелил. В поселке циркулируют слухи один нелепей другого, и зрителю предстоит немало удивиться, когда тайное начнет постепенно становиться явным...

Это третий игровой фильм эстонского режиссера и литератора Кадри Кыусаар. Она родилась в 1980 году. Уже в 13 лет рисовала комиксы для газет и пробовала себя в журналистике. Получила университетский диплом по специальности «испанский язык и литература». Автор многих статей по кино, литературе и музыке, трех романов-бестселлеров «Ego», «Free Rise» и «AlfA», вышедших в Эстонии. Работала радиодиджеем и телеведущей. Ее дебютная лента 2007 года, «Магнус» (Magnus), открывала программу «Особый взгляд» на Каннском кинофестивале, став первой картиной из Эстонии, включенной в официальные показы Канн. Второй ее фильм, «Арбитр» (The Arbiter), снятый в 2013 году, получил премьеру в конкурсе кинофестиваля в Карловых Варах.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» задал несколько вопросов Кадри Кыусаар, позвонив ей по телефону в Лондон, где она сейчас живет.

Олег Сулькин: Кадри, почему Лондон?

Кадри Кыусаар: Я живу в Англии с мужем, у нас маленький ребенок, ему 14 месяцев. Но я много времени провожу дома, в Эстонии. Не мыслю себе лета вне Эстонии. У моих родителей есть летний домик в Пярну, где мы с удовольствием проводим время. Сауна, купание в озере и море. Замечательно.

О.С.: Похоже, вы со знанием дела выбирали место для съемок. Такая в вашем фильме ощущается тихая сельская идиллия.

К.К.: При выборе натуры у меня были два главных соображения. Первое. Мы выбрали Восточную Эстонию, поскольку здесь как будто остановилось время. Пока бурная европеизация, заметная в других районах страны, обошла этот район стороной. Здесь сохранилась аутентичность сельской жизни, памятная по воспоминаниям детства. Второе. Финансовые причины. Бюджет фильма очень маленький, а в Восточной Эстонии создан поощрительный фонд для развития там кинопромышленности, и мы получили оттуда деньги.

О.С.: Как вы выбрали конкретный дом, где живет семья Эльзы? Это реальное жилье или декорация?

К.К.: Реальный дом. Мы ходили и смотрели, выбирали. Постучали в дверь. Люди, хозяева дома, оказались очень доброжелательными. Мы им, конечно, заплатили. Они переехали на время съемок в свой небольшой коттедж, который находится там же, неподалеку от дома. Мы немного передвинули мебель, да еще оператор наш настоял, чтобы мы сменили обои, нужен был другой цвет.

О.С.: Сколько времени продолжались съемки?

К.К.: Две с половиной недели. Это очень короткий срок. Мы должны были уложиться в скромный бюджет. Но я в принципе люблю такой напряженный темп.

О.С.: Мне показалось, что фильм ведет зрителя по ложному пути и может возникнуть некоторое заблуждение относительно жанра. Ведь действие разворачивается как психологическая драма, но постепенно оборачивается триллером с элементами черной комедии. В одном из интервью вы упомянули «Фарго» братьев Коэн как один из источников вдохновения.

К.К.: Да, меня увлекает «мистери» маленького захолустного городка, мышление незаметной серой мыши, которая вознамерилась стать отважным львом. У людей такого склада, как Эльза, роятся в душе тайные желания, в которых они не хотят себе признаться. Они мечтают перехитрить систему, и однажды решаются на это, и тогда их ничто не остановит. Меня увлекла фигура Эльзы, в которой есть упорство и одержимость. Мне нравится сочетать драму и юмор, мрачные и светлые тона. И оба моих предыдущих фильма были сделаны в таком же ключе.

О.С.: Главную роль Эльзы очень выразительно сыграла Тина Мальберг. Где вы ее увидели?

К.К.: Тина – опытная актриса из театра города Раквере. Это ее первая большая роль в кино. Присутствие ее на экране очень сильное, она держит действие, насыщая его драмой и, одновременно, сдержанным комизмом.

О.С.: По поводу сдержанности как главной черты национального характера эстонцев ходят шутки. Ну, вы знаете, например, насчет горячих эстонских парней. В вашей картине сдержанность очень заметна.

К.К.: Вообще, это черта свойственна не только эстонцам, но и другим народам Балтии, скажем, финнам, у которых тоже на сей счет есть шутки. Эту особенность национального финского характера очень хорошо передает в своих фильмах Аки Каурисмяки. Сегодя европеизация и глобализация меняет многое, в том числе и национальный менталитет. А сдержанность эстонцев, о которой мы говорим, остается свойственной людям старой, советской еще закваски, которые сидят в молчании и пьют пиво, уставившись в телевизор.

О.С.: Ваш фильм показывали в Эстонии? Как его встретили зрители?

К.К.: Национальная премьера прошла в январе. Это первый эстонский фильм текущего года. Успех был, но, конечно, не такой оглушительный, который обычно сопровождает выход грубоватых комедий и приключенческих блокбастеров.

О.С.: Вы считаете «Мать» артхаусным проектом?

К.К.: Знаете, сегодня черта между коммерческим мейнстримом и артхаузом несколько стерта. По бюджету мы, конечно, подходим под артхаус. Из эстонского государственного кинофонда нам выделили 100 тысяч евро – одному из трех фильмов года, которым была оказана такая поддержка. Кроме того, как я уже сказала, добавилась помощь из регионального фонда Восточной Эстонии. Все произошло невероятно быстро: мы подали заявку в апреле, а в августе уже снимали. Обычно в европейских фондах приходится ждать финансирования три-четыре года.

О.С.: За последние два-три года это уже третий фильм, снятый с участием Эстонии, который показывается в Америке. Фильм «Мандарины», снятый совместно с Грузией и «Фехтовальщик», копродукция с Финляндией, входили в шорт-лист премии «Оскар», что можно считать огромным успехом для эстонской кинематографии. Вправе ли мы говорить о неслучайности этого признания?

К.К.: В этих двух картинах доминирует «цайтгайст», то есть дух времени. В «Фехтовальщике» это сталинизм, страдания эстонцев под гнетом коммунизма. В «Мандаринах» – более современная ситуация, война между Грузией и Абхазией. Кстати, один из друзей моей мамы жил в такой же эстонской деревне в Абхазии, какая показана в этом фильме. Наша картина не историческая и не военная, но она тоже по-своему гуманистична и универсальна. Если вы увидели в успехах эстонского кино какую-то закономерность, то меня это очень вдохновляет.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG