Линки доступности

Майк Ли: «Слава – способ увеличить число зрителей»


Тернер (Тимоти Сполл). Кадр из фильма «Мистер Тернер»
Courtesy Photo

Тернер (Тимоти Сполл). Кадр из фильма «Мистер Тернер» Courtesy Photo

Патриарх британского кино о своем фильме «Мистер Тернер»

На завершившемся 52-м Нью-Йоркском кинофестивале одним из самых громких и обласканных критикой фильмов стал байопик о выдающемся художнике первой половины 19-го века Джозефе Тернере (1775-1851). Его снял 71-летний британский мастер Майк Ли (Mike Leigh), обладатель самых престижных наград мировых кинофестивалей, включая Золотую Пальмовую ветвь в Канне за «Секреты и ложь» (1996) и Золотого Льва в Венеции за «Веру Дрейк» (2004).

«Мистер Тернер» (Mr. Turner) был впервые показан в мае этого года в Канне, где исполнитель главной роли Тимоти Сполл получил премию за лучшую мужскую роль, а оператора Дика Поупа отметили наградой за лучшую камеру. Фильм в октябре выйдет на экраны Великобритании, в США его покажут в кинотеатрах в декабре. И Майка Ли, и Тимоти Сполла, и Дика Поупа считают претендентами на награды предстоящего «оскаровского» киносезона.

До Нью-Йорка фильм «Мистер Тернер» показали на кинофестивале в Торонто, где с режиссером Майком Ли встретился корреспондент Русской службы «Голоса Америки».

Олег Сулькин: Актеры, занятые в вашей новой картине, не скрывают восторга от журналистов. Они восхищены вашим Методом, назовем его так же, как и Метод Станиславского. Он достаточно революционен, ваш Метод, ведь вы всю свою долгую карьеру кинорежиссера всегда работаете без предварительного сценария. Никаких изменений в вашем подходе не было за эти годы? Все так же, как всегда?

Майк Ли во время интервью. Photo by Oleg Sulkin

Майк Ли во время интервью. Photo by Oleg Sulkin

Майк Ли: Нет, ничего не меняется вот уже... (задумывается) ну да, вот уже сорок лет. Не знаю, какие мои фильмы вы видели, но возьмите практически любой – все они делались без сценария.

О.С.: Как же вы работаете с актерами? Ведь они привыкли заглядывать в сценарий как в учебник, учить по нему реплики и диалоги...

М.Л.: Да, понимаю. Актеров, которые не хотят принимать мой подход, я просто избегаю. Они могут быть замечательными, выдающимися, меня они не интересуют. Но большинство актеров охотно идут ко мне сниматься, потому что я предоставляю им простор для импровизации, для эксперимента, а это они любят. Нет, не вижу никакой проблемы.

О.С.: Тернер – один из самых загадочных художников за всю историю европейской живописи. Когда я очень давно впервые увидел его картину в музее, я подумал – начало 20-го века, экспрессионизм, в любом случае – авангард. Тернер – гений, визионер, новатор, опередивший свое время. Вас именно это привлекло в его личности?

М.Л.: И это тоже. Но фильм не отвечает на вопросы: «Кем был Тернер? Что он оставил человечеству?». Загадка остается. Ее не разгадать никому. Меня интересовала связь между личностью конфликтного, тяжелого в быту, одержимого эксцентрика и его чистыми спиритуальными устремлениями, удивительными прорывами в стихию неведомого, в то, что всегда составляет тайну искусства. В мои планы не входило объяснять его, растолковывать, упрощать – словом, делать все то, что в подобных жанровых рамках предписывает делать Голливуд.

О.С.: Тимоти Сполл замечательно играет Тернера, его физическую оболочку и прорывы в стихию искусства, о чем вы только что сказали. Кажется, так и должно быть всегда в историях гениев – острая конфликтность физического, материального и духовного, возвышенного...

М.Л.: Вы используете слово «гений». За весь период работы над фильмом, так сказать, от его зачатия до финальной точки, мы ни разу не употребили слово «гений». Мы относились к Тернеру как к обычному смертному, который жил, страдал, радовался. И работал. И мы относились к нему как к работящему ремесленнику, замечательному, конечно. Он сильно вымазывался, буквально с головы до ног, когда писал картины на пленере. Он вымазывался и в мастерской, когда смешивал и растирал краски. Интересно было его показать как мастерового – в не меньшей, а может и в большей степени, чем как художника.

О.С.: Есть кадры, когда Тернер предстает перед зрителем на фоне величественных пейзажей, такая романтизированная маленькая фигурка, иногда просто черная тень в высоком цилиндре, совсем как на английских миниатюрах 18-19-го века. И тут ты понимаешь, что этот тучный человек с грубоватыми манерами это только скорлупа, оболочка...

М.Л.: Понимаю, к чему вы ведете. Для меня все несколько иначе. Вы умеете рисовать?

О.С.: Практически нет. Точно нет.

М.Л.: А я умею. Но гений ли я? Думаю, что нет. Гений ли Тернер? Возможно. Но где эта черта? Гений ли Бетховен? Да, конечно. Но гении ли десятки великолепных композиторов и художников? И главное – надо ли отягощать свой мозг разграничением творцов на гениев и не-гениев? Мне в принципе интересен любой человек, будь он художник или подметальщик улиц.

О.С.: В фильме вы воссоздаете образ жизни Британии образца середины 19-го века. Чем вы вдохновлялись, откуда черпали приметы быта, костюмы, лексику, манеры? Мне показалось, что вы подчеркиваете «британскость» своих героев...

М.Л.: К «британскости» можно относиться с юмором, как это делают некоторые европейцы, называющие нашу страну «группой непонятных островов у французского побережья». Я вообще с опаской реагирую, когда мои фильмы называют сугубо британскими. Мне-то хочется, чтобы они были для всего мира, для всех людей, независимо от того, где они живут. Но, наверное, национальное, родное, привычное проявляет себя помимо воли режиссера.

О.С.: Что для вас признание, слава?

М.Л.: Меня это интересует только как способ увеличить число зрителей моих фильмов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG