Линки доступности

Режиссер Сальвадор Литвак воплотил перспективное ноу-хау с помощью «зеленого экрана»

«Реальная история упорной борьбы Авраама Линкольна как Главнокомандующего, рассказанная его ближайшим другом и телохранителем, судебным исполнителем Уордом Хиллом Лэмоном».

Так, по-старинному предваряет новый фильм о 16-м президенте США режиссер Сальвадор Литвак. Картина «Спасая Линкольна» (Saving Lincoln) выходит на экраны Нью-Йорка, Вашингтона, Лос-Анджелеса и Чикаго 15 февраля, через три дня после дня рождения Линкольна. Выходу в кинотеатры предшествовал специальный показ фильма в стенах президентской библиотеки-музея в Спрингфилде (Иллинойс), где Линкольн похоронен. Показ стал частью ежегодного симпозиума, посвященного 16-му президенту США.

Снятая в новой технике, которую Литвак назвал CineCollage, лента «Спасая Линкольна» использует фотографии периода Гражданской войны между Севером и Югом для воссоздания реалистической среды действия, в которую помещены настоящие актеры. Сценарий Литвак написал совместно со своей женой Ниной Давидович-Литвак. В роли Линкольна – Том Амандес, в роли Лэмона – Леа Коко.

Сальвадор Литвак родился в столице Чили Сантьяго. Когда ему было пять лет, родители переехали в Нью-Йорк. Он закончил Гарвардский колледж, юридический факультет Нью-Йоркского университета и киношколу Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе. Литвак снял комедию «Когда мы едим?» (When Do We Eat?).

Сальвадор Литвак ответил по телефону на вопросы корреспондента «Голоса Америки» Олега Сулькина.

Олег Сулькин: Начнем с технологии. Она воистину поразительна по результатам. Как вы придумали CineCollage?

Сальвадор Литвак: Как и многие изобретения, CineCollage родился, потому что возникла острая в нем необходимость. Мы взялись за грандиозную историю, имея микробюджет. Кроме того, выяснилось, что в комнате вместе с нами находится 800-фунтовая горилла, из-за которой мы надолго застряли с нашим проектом. Я имею в виду фильм Стивена Спилберга о Линкольне. Мы приходили на голливудскую студию, и как только наши собеседники узнавали, что мы предлагаем фильм о Линкольне, тут же в воздухе повисало имя Спилберга, и разговор умирал. Нам было очень обидно. Ведь мы с женой начали разработку проекта еще 12 лет назад.

О.С.: Что вас побудило обратиться к истории президента Линкольна?

С.Л.: Мы просто заметили, что уже очень давно никто не снимал о нем кино. Перекопали огромный объем литературы. И написали сценарий о лидере нации, который возглавлял ее в годы Гражданской войны. Тот сценарий сильно отличался от версии, которую мы воплотили в фильм. Назывался он «Шляпа Линкольна». В каждом кадре присутствовал его цилиндр, так что через головной убор президента мы показывали ход большой истории. Помимо всего прочего, нам было интересно задаться вопросом – почему человек очень высокого роста, почти на фут выше своего обычного современника, носил такой высокий цилиндр.

О.С.: Звучит немного комедийно...

С.Л.: Нет, мы хотели снимать драму. Но когда наш сценарий уже был готов, всю прессу облетело сообщение, что Спилберг приобрел права на экранизацию еще не вышедшего в свет романа Дорис Керн Гудвин «Команда соперников: политический гений Авраама Линкольна». Объявили, что главную роль будет играть Том Хэнкс, и фильм наверняка получит уйму «Оскаров».

О.С.: Вы сильно расстроились? Ведь расклад сил примерно такой же, как у Давида и Голиафа...

С.Л.: Точно. Пришлось экстренно пересматривать стратегию. Я себя убедил, что это не беда, а благо, только сильно замаскированное. Да, мы продолжили проект, только уже не предлагали сценарий большим студиям, а решили снимать сами. Пока суд да дело, я сделал комедийный фильм «Когда мы едим?» о еврейской семье и пасхальных традициях, и он стал культовым хитом. Мы с Ниной пересмотрели сценарий и заменили шляпу как визуальный прием на нечто другое. Вместо объекта в наш сценарий впрыгнул субъект - телохранитель и близкий друг президента Уорд Хилл Лэмон.

О.С.: Почему именно он?

С.Л.: Этого парня очень любил Линкольн. Именно его он взял с собой в Вашингтон из Иллинойса, где тот был его партнером-адвокатом. В компании Лэмона Линкольн провел четыре года. Лэмон играл на банджо, умел рассказывать смешные истории. Линкольну именно такой человек был нужен рядом в змеиной яме, которую представлял собой вашингтонский политический круг. В 1861 году была предотвращена первая попытка убить Линкольна, вошедшая в историю как «Балтиморский заговор». И Лэмон, не расстававшийся с оружием, сам назначил себя охранником президента. Имейте в виду: тогда не было Секретной службы, и покушения на президентов еще не стали трагической реальностью. Сам Линкольн терпеть не мог охрану вокруг себя, ему казалось, что настоящий лидер нации не должен быть окружен вооруженными телохранителями. Единственный, кого он терпел в этом качестве, был Лэмон. Тот всегда был рядом – за исключением рокового вечера в театре Форда. На свою беду президент отправил Лэмона с важной миссией в Ричмонд.

О.С.: Линкольн в вашем фильме сильно отличается от Линкольна в фильме Спилберга...

С.Л.: Мы следовали фактам истории. Линкольн в те годы пережил несколько покушений. Он терял близких друзей, погибавших в битвах Гражданской войны. Он потерял 11-летнего сына. Линкольн страдал меланхолией – так тогда называлась депрессия. И единственным лекарством от нее стали песни, танцы, смешные истории, а за это, так сказать, организованное подбадривание отвечал в окружении президента именно Лэмон.

О.С.: Очень непривычно видеть Линкольна поющим, танцующим, занимающимся гандболом. Как-то все это не вписывается в его канонический портрет.

С.Л.: Ну да, мы привыкли к патетической статуе и медальному профилю. Нам же хотелось показать человека из плоти и крови, страдающего и стремящегося загасить в себе это страдание. Все это вовсе не плод нашего воображения. Жизнь Линкольна документирована в мельчайших деталях. В частности, я вдохновлялся его биографией, написанной Карлом Сэндбергом.

О.С.: В чем суть CineCollage?

С.Л.: Мы использовали огромный по размерам «зеленый экран». Наши камеры должны были соответствовать по формату камерам пионеров фотографии эры Линкольна. Мы снимали сюжетные куски, а потом совмещали их с изображениями со старых фотографий. Солдаты в сцене в госпитале, рабочие на лесах строящегося купола Капитолия, пассажиры на Юнион-стейшн – это реальные американцы, жившие в ту эпоху. Получались композитные кадры, которые затем обрабатывались и монтировались. Задачей было не просто совместить снятые кадры с историческими фонами, а создать объемные, трехмерные реалистические изображения. Это все удалось с помощью компьютерной анимации.

О.С.: Есть ли принципиальное отличие вашего метода от компьютерной графики и спецэффектов, скажем, «Аватара» или «Хоббита»?

С.Л.: Отличие, в первую очередь, в материальных ресурсах. Эти ребята могут тратить сотни миллионов долларов на компьютерную анимацию, на труд сотен художников и дизайнеров. Их сверхзадача – сделать изображение максимально реалистическим. Мы не могли ставить такую задачу. Выход из положения? Стилизация, условность. Но штука в том, что через несколько минут зритель сживается со стилизацией и перестает ее замечать.

О.С.: В этом, очевидно, заслуга ваших актеров, в первую очередь, Тома Амантеса, играющего Линкольна. Наверное, крамольно его сравнивать с Дэниелем Дей-Льюисом из фильма Спилберга – ведь они в разных лигах. Дей-Льюис – всемирно признанный актер, лауреат «Оскара», а Амандес практически неизвестен.

С.Л.: Не вижу ничего крамольного в таком сравнении. Том родом из Иллинойса, он с детства дышал воздухом Линкольна, изучил его до мельчайших деталей, даже научился писать его почерком, что мы использовали в фильме. Ему и другим актерам пришлось играть как в театре, подключая воображение. Ведь, не забывайте, декорацией был однообразный изумрудно-зеленый экран. Мы опирались на чутье актеров, и они нас не подвели.

О.С.: Пытались ли вы запатентовать изобретение?

С.Л.: Оно не подлежит патентованию. Ведь это стиль и набор приемов. Каждый может так сделать. Просто у нас больше практического опыта, чем у кого-либо еще. Мне кажется важным, чтобы наш фильм увидели как можно большее число людей. Мне очень нравится фильм Спилберга. Я вовсе не рассматриваю его как конкурента. Кто-то удачно сказал, что наши фильмы надо смотреть как своего рода дилогию. Они дополняют друг друга, создавая объемный портрет сложной личности.

О.С.: Есть еще «Линкольн, охотник на вампиров»...

С.Л.: Его я не видел. Зато видел рекламу на автобусах в Лос-Анджелесе нового телефильма «Убийство Линкольна» про Джона Уилкса Бута. Меня резануло, что портрет Линкольна сопровождает надпись «злодей». Наверное, имеется в виду Бут, но эффект крайне неприятный (телефильм «Убийство Линкольна» демонстрируется по каналу National Geographic 17 февраля).

О.С.: Вы родились в Чили, но фамилия у вас не латиноамериканская.

С.Л.: Мои корни - в царской России. Насколько я знаю, мой прадед приехал в Чили из Одессы. А Сальвадором меня назвали в честь деда, уже адаптировавшегося к жизни в Латинской Америке.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG