Линки доступности

Режиссер фильма «Поцелуй Путина» об эволюции своей героини

Знакомьтесь: Маша Дрокова, уроженка Тамбова, 1989 года рождения. В 15 лет вступила в прокремлевское молодежное движение «Наши», сделала головокружительную карьеру, стала пресс-секретарем движения, блогером и телеведущей. Но потом случилось то, чего никто не ожидал. Маша порвала с «Нашими» после знакомства с представителями либеральной оппозиции, в первую очередь, с журналистом «Коммерсанта» Олегом Кашиным. Сложная и драматичная эволюция взглядов русской девушки стала центром нового документального датского фильма «Поцелуй Путина».

На завершившемся в минувшую субботу в Парк-Сити (Юта) кинофестивале независимого кино «Санденс» фильм датского режиссера Лиз Педерсен получил приз за лучшую операторскую работу в категории «мировое документальное кино». Мировая премьера состоялась в ноябре минувшего года на кинофестивале в Амстердаме. Как сообщила «Голосу Америки» прокатная компания Kino Lorber, на 17 февраля планируется нью-йоркская премьера с участием режиссера и Олега Кашина.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» побеседовал по телефону с режиссером фильма Лиз Педерсен.

Олег Сулькин: Как ваш фильм принимала аудитория «Санденса»?

Лиз Педерсен: Очень хорошо. Много было вопросов после показов. Но что интересно, они в меньшей степени касались нынешней политической ситуации в России, чем те вопросы, которые мне задавали на фестивале в Амстердаме.

О.С.: Представители движения «Наши» и их оппоненты-либералы примерно одинаково раскованы в кадре. Непохоже, что их стесняет присутствие камеры. Как вам это удалось?

Л.П.: Я очень рада слышать это. Ни я, ни мой оператор не говорим по-русски. Все время с нами был переводчик. Он делал для нас синхронный перевод. Это может показаться странным, но наше незнание языка оказалось причиной, по которой наши собеседники чувствовали себя гораздо свободней в общении, в ответах на вопросы.

О.С.: Любопытно, что вы как будто устраняетесь от прямых диалогов с Машей, представителями «Наших» и оппозиции. В кадре идут беседы: Маши с сестрой, Маши с Кашиным и так далее. Создается впечатление, что это не кусочки схваченной вами жизни, а инсценировки. Это так?

Л.П.: Да, это постановочные эпизоды. Но я старалась не давать слишком много советов своим героям, чтобы они не чувствовали себя скованно. Мы просто согласовывали общую тематику разговора, а дальше они начинали беседу под камеру. С самой Машей такие согласования я намеренно избегала делать. Мне было важно, чтобы она раскрылась в кадре самым естественным образом.

О.С.: Известно, что «Наши», мягко говоря, не очень дружелюбны в отношении западных журналистов и телевизионщиков. Как они, и в частности, их бывший лидер Василий Якеменко, отнеслись к вам лично и к вашему проекту?

Л.П.: Якеменко я много раз видела на разных встречах и пресс-конференциях. Но лишь однажды сумела к нему подойти и представилась. Он был очень сух и явно выказывал свое нерасположение. С несколькими активистами «Наших» я провела интервью. Меня особенно заинтересовал один из комиссаров движения Антон Смирнов. Он очень откровенно высказывал свои взгляды. Не думаю, что мой фильм ему придется по душе (смеется).

О.С.: Жизнь подарила вам поразительную коллизию. Маша Дрокова, эталонная девушка движения «Наши», делающая стремительную политическую карьеру, начинает пересматривать свои взгляды и в итоге покидает движение. Вы смогли запечатлеть эту непростую трансформацию и те драматические события, которые ее сопровождали. В частности, жестокое избиение Олега Кашина неизвестными хулиганами, за которыми, по его мнению, стояли «Наши».

Стали бы вы делать свой фильм, если бы не эти события? Допустим, если бы Маша осталась в рядах «Наших»?

Л.П.: Это был бы совсем другой фильм. История честолюбивой карьеристки, взбегающей по лестнице успеха. Я даже не могла вообразить, как все повернется. И я счастлива, что мне представилась возможность запечатлеть именно эту коллизию. Она наглядно свидетельствует о сложности пути к демократии в современной России. Это ужасно, что произошло с Кашиным. Я документировала в своем фильме этот страшный инцидент. Мне не удалось подробно показать атмосферу радений «Наших», их менталитет, их идеологов. В частности, Владислав Сурков отказался от интервью для фильма.

О.С.: Может быть, вы сделаете фильм-продолжение?

Л.П.: О нет. Это нереально. После этого фильма меня к ним близко не подпустят. Это очень типично для «Наших»: если ты их критикуешь, ты не оппонент, а враг. Я, конечно, приглашу их на показ, если и когда он будет планироваться в Москве, но я не уверена, что они откликнутся.

О.С.: Вы приглашали Машу на иностранные премьеры вашего фильма?

Л.П.: Да, конечно. Но она отказывается. Я понимаю ее ситуацию. Слишком большой груз лежал на ее плечах. И сейчас на нее оказывают психологическое давление с разных сторон. Она хочет отдохнуть от политики.

О.С.: В конце фильма на экране появляется письменное заявление Якеменко на английском языке. Почему?

Л.П.: Я руководствовалась двумя соображениями. Во-первых, юридическими. Во-вторых, надо бы дать ему возможность высказать свои аргументы в ответ на критику со стороны Олега Кашина и Ильи Яшина, которая звучит в фильме. Кстати, мы предлагали ему неоднократно дать интервью для фильма, но он игнорировал эти просьбы.

О.С.: Якеменко собирался подавать на вас в суд?

Л.П.: Насколько я знаю, нет. Но известно, что он подавал в суд на Кашина и проиграл.

О.С.: Вас явно занимает российская тематика. Ваш дипломный фильм Датской киношколы назывался «Маргарита» и рассказывал о русской девушке, эмигрировавшей в Данию. Помимо «Поцелуя Путина», вы сняли в Петербурге историю девушки-подростка под названием «Влюбленная Настя». В чем причина вашего стойкого интереса к России?

Л.П.: Мне все время задают этот вопрос… Трудно объяснить. Я заворожена Россией, ее богатой историей и культурой, ее удивительным народом. Мне очень хочется, чтобы этот фильм показали в Москве, Петербурге и других городах России.

Новости искусства и культуры читайте в рубрике «Культура»

Другие материалы о событиях в России читайте в рубрике «Россия»

XS
SM
MD
LG