Линки доступности

«Когда народ борется за свободу, насилие оправдано»


«О насилии». Кадр из фильма. Courtesy Photo

«О насилии». Кадр из фильма. Courtesy Photo

Режиссер Йоран Оллсон рекламирует радикальные идеи Франца Фанона

В одной из африканских стран партизаны готовят атаку на позиции противника, устремляются в атаку, после которой оказывают помощь тяжелораненным бойцам. В другой африканской стране белые играют в гольф и расслабляются у бассейна, попивая коктейли, которые разносят чернокожие слуги.

На этих зримых контрастах построена новая документальная картина «О насилии» (Concerning Violence) шведского режиссера Йорана Хьюго Олссона (Goran Hugo Olsson). В минувший уикенд она начала демонстрироваться в Нью-Йорке, а спустя несколько недель выйдет на экраны других городов США. Первые показы ее состоялись ранее в этом году на кинофестивалях Санденс и Берлинале.

Критики называют ленту новаторским взглядом на колониализм. Олссон документирует процесс национально-освободительного движения фрагментами архивных съемок, относящихся к 60-70 годам. А идейной основой концепции фильма стали высказывания революционера, философа, публициста и психиатра Франца Фанона (1925-1961), выходца из Вест-Индии. Их читает за кадром афроамериканская певица Лорин Хилл, и они же воспроизводятся строка за строкой на экране.

Фанон – автор нашумевшей книги «The Wretched of the Earth» (1961), название которой переводят на русский как «Проклятьем заклейменные». В ней он оправдывает насилие как главный инструмент борьбы народов третьего мира с колонизаторами. Его радикальную концепцию в разные годы брали на вооружение такие культовые бунтари 20-го века, как Эрнесто Че Гевара, Малколм Икс и Стив Бико.

«Фильм создает завораживающий, гипнотический эффект, – пишет Брэндон Харрис из онлайн-журнала Filmmaker. – Несмотря на огромный социально-политический масштаб темы, Олссон сумел утвердить себя в качестве очень динамичного документалиста, умело работающего с архивным материалом».

Йоран Олссон родился в 1965 году в Лунде (Швеция). Учился в Стокгольмском университете и Королевской академии изящных искусств. Режиссер многих документальных лент, снятых для шведского телевидения, среди которых фильмы на русскую тему «Калининград?» и «Наталья и будущее». Его предыдущая лента «Власть – черным. 1967-1975» (The Black Power Mixtape 1967-1975).

С Йораном Олссоном, приехавшим на премьеру фильма “О насилии» в Нью-Йорк, побеседовал корреспондент Русской службы «Голоса Америки».

Олег Сулькин: Йоран, мы с вами беседовали три года назад по поводу фильма «Власть – черным» (The Black Power Mixtape) о движении «Черные пантеры». Похоже, тема борьбы за права человека, борьбы против расизма продолжает вас занимать. Можно ли считать новую работу продолжением предыдущей?

Йоран Олссон: Да, конечно. Но здесь вмешалась случайность, если согласиться с тем, что случайности существуют. В книжном магазине в Стокгольме я натолкнулся на книгу Фанона. Прочитал ее залпом и понял, что мне очень хочется сделать ее визуальный эквивалент.

О.С.: Где вы нашли такие поразительные кадры вооруженной борьбы африканцев с колониальными войсками?

Й.О.: В шведском архиве. Кадры хроники сняты в 60-80-е годы, но выглядят совершенно современно. Поразительная вещь – они пролежали столько лет, не будучи востребованы.

О.С.: Вы показываете в девяти главах фрагменты этой хроники, снятой в Анголе, Мозамбике, Либерии, Буркина-Фасо, Родезии (ныне Зимбабве) и в других африканских странах. Чем руководствовались в выборе материала?

Й.О.: Выразительностью самих фрагментов. Для меня, по большому счету, географическая привязанность не столь важна. Объединяет все эти ситуации одно: у униженных и порабощенных нет другого способа изменить несправедливый статус-кво, кроме как взявшись за оружие, прибегнув к насилию.

О.С.: В своей книге Фанон описывал кровопролитную антиколониальную борьбу в Алжире. Почему вы там не снимали?

Й.О.: На эту тему был снят замечательный фильм «Битва за Алжир» (игровой фильм 1966 года итальянского режиссера Джилло Понтекорво – О.С.). Зачем повторяться? Мне важны идеи, которые вырастают из изображения, а не просто фактическая привязка к теме. Текст Фанона – главное. Все остальное – иллюстрации к теме, визуализация текста.

О.С.: При этом вы как бы удваиваете информационную насыщенность фильма. Тексты Фанона читает за кадром Лорин Хилл, а вы еще и повторяете их, воспроизводя на экране. Нет ли в этом избыточности?

Й.О.: Меня раздражают фильмы, которые ходят вокруг да около, наводят туман, плодят зыбкие ассоциации. Я взял на вооружение принцип рекламного ролика. Только я рекламирую не товары, идеи – максимально точно и правдиво. Такое прямое, радикальное кино – в духе Дерека Джармена, Жан-Люка Годара, когда-то в таком ключе снимал Эйзенштейн.

О.С.: Вы пригласили Лорин Хилл для чтения закадрового текста. Как она отреагировала?

Й.О.: У нас с ней общие друзья. Я написал ей письмо. В тот момент она была в тюрьме (В 2013 г. Хилл приговорили к нескольким месяцам тюрьмы за уклонение от налогов. – О.С.). Она ответила мгновенно: согласна! И добавила в письме, что ей настолько близки идеи Фанона, что она не только прочитает текст, но еще поможет с музыкой. Как только Лорин вышла из тюрьмы, тут же пришла в нашу студию записываться. Вначале я все браковал – она читала текст слишком быстро. Я спросил: в чем дело? Вот что она сказала буквально: «Во мне клокочут четыре века рабства, и я не могу эти слова произносить медленно».

О.С.: В числе белых колонизаторов вы показываете шведскую пару. Но Швеция не была колониальной империей, как, положим, Португалия или Великобритания. Не пощадили вы своих соотечественников...

Й.О.: Дело не в конкретной национальности. Главные колонизаторы – крупные международные корпорации. Эта шведская пара работала в горнодобывающей компании, фактически грабившей природные ресурсы Африки.

О.С.: Чем вам импонируют идеи Фанона?

Й.О.: Они приложимы к явлениям и событиям глобальным, таким как мировые войны, рабство, Хиросима, Холокост. Такие люди, как Фанон, всегда на виду, всегда в центре внимания – даже после смерти. В нем есть какая-то загадка. Когда у него диагностировали лейкемию, он ездил лечиться сначала в Москву, а потом в Америку, и его поездками занимались спецслужбы обеих стран. Эти эпизоды ждут своего исследователя. Мне было важно показать то, что обычно остается за кадром – изнурительную каждодневную рутину вооруженной борьбы. Конечно, тем, кого угнетали и подавляли, это видеть не обязательно, они и без того все знают, поскольку пережили. А вот всем другим это стоило бы увидеть.

Фото:

«О насилии». Кадр из фильма.

Courtesy photo

XS
SM
MD
LG