Линки доступности

Любите книгу, источник газа и нефти


Кадр из фильма «Тень священной книги»

Кадр из фильма «Тень священной книги»

Финская киносатира о писателе Туркменбаши и корпорациях-книгочеях

«Тень священной книги» (Shadow of the Holy Book) – так называется документальный фильм, снятый финским режиссером Арто Халоненом. Два года назад он с немалым успехом прошел по мировому фестивальному кругу и сегодня включен в специальный показ лучших документальных лент Финляндии, открывающийся 8 июня в Нью-Йорке. Показ этот под названием DocPoint NYC приурочен к десятилетию крупнейшего в Скандинавии фестиваля документалистики в Хельсинки DocPoint, на котором будут показаны 47 фильмов. Основал фестиваль Арто Халонен.

Полуторачасовая лента Арто Халонена – едкая сатира, в центре которой «необъяснимая» любовь крупных западных корпораций к «Рухнама» – «священной книге», написанной ныне усопшим президентом Туркменистана Сапармуратом Ниязовым. Халонен и его соратник Кевин Фрейзер провели дотошное журналистское расследование и выдвинули свою версию, объясняющую страсть гигантов мировой индустрии к литературному наследию Туркменбаши. Арто Халонен ответил на вопросы корреспондента Русской службы «Голоса Америки».

Олег Сулькин: Почему вы решили взяться за эту тему? Что послужило первоначальным импульсом?

Арто Халонен: В 1994-98 годах я снимал другой фильм в Тибете и довольно много поездил по Китаю. То было время, когда Китай открылся мировому бизнесу, и западные компании устремились туда, не обращая ни малейшего внимания на нарушения там прав человека. Меня этот альянс между бесчеловечной диктатурой Востока и алчной всеядностью Запада возмутил, и мне захотелось снять на эту тему фильм. Но в Китае все сделки такого масштаба осуществляются за закрытыми дверями, и я отложил проект до лучших времен. Стал присматриваться к Туркменистану, стране с богатейшими ресурсами газа и нефти. Когда в рамках пропагандистской кампании власти этой страны опубликовали письма глав западных корпораций, восхваляющие «Рухнама», я тем самым получил в руки уникальные возможности в виде ниточек, за которые можно было потянуть.

О.С.: Послание фильма очень тревожное: западный бизнес не волнуют права человека, если ставкой служат природные ресурсы. Что вы выяснили в ходе расследования?

А.Х.: В Туркменистане зафиксированы многочисленные нарушения прав личности. Культ Туркменбаши и его «творений» до сих пор, и после его смерти, ощутим в этой стране. Ища дружбы ее руководства, международные корпорации переводят «священную книгу» и расточают ей публичные комплименты. В качестве ответного жеста они получают контракты на очень выгодных условиях. Одобрение со стороны Запада помогает Туркменистану сохранять режим диктатуры и подавлять оппозицию.

О.С.: Не страшно было снимать в Туркменистане?

А.Х.: Хотелось забыть о страхе, но не получалось. Я боялся не только за себя и своих коллег по съемочной группе, но и за тех жителей Туркменистана, которые нам помогали и тем самым рисковали жизнью. Мы приезжали несколько раз под видом туристов, потому что власти не давали визу журналистам и съемочным группам. В итоге нам удалось «пробить» четыре приезда, а вот остальные попытки оказались неудачными – группам не дали въездную визу. Я сам приезжал дважды. Одна из групп была так напугана, что практически бездействовала. Это можно понять, ведь за тобой постоянно следят и практически в открытую подслушивают.

О.С.: Взаимоотношения экономик России и Туркменистана практически не затронуты в фильме. Почему?

А.Х.: Чтобы сохранить четкую структуру фильма, мы сконцентрировали внимание на тех западных компаниях, которые перевели «Рухнама» на свои языки. Российские компании не могли это сделать по одной простой причине – вещь была написана по-русски. А затем переведена на туркменский. Мы с Кевином (Фрейзером) написали книгу под тем же названием («Тень священной книги»), и в ней затронуты отношения с Россией, и в первую очередь, с «Газпромом».

О.С.: В ходе расследования вы настойчиво добивались от руководства корпораций внятных ответов, а когда их не получали, стремились выставить их в комичном свете. Это напоминает провокативные методы фильмов-расследований Майкла Мура. Вы вдохновлялись его стилем?

А.Х.: Нет. Стиль фильма-расследования вовсе не изобретение Мура. Его успешно использовали задолго до него. Я сам снял один из своих фильмов в таком ключе еще в 1998 году.

О.С.: На экране мы видим двух журналистов, вас и Фрейзера. Он взял на себя всю разговорную часть, звонит по телефону, общается с людьми, а вы большей частью помалкиваете. Почему?

А.Х.: Не забывайте, что я читаю закадровый текст. Мы вместе с Кевином писали сценарий и проводили расследование. А по телефону он говорит, потому что он американец и адвокат и лучше понимает юридические аспекты расследования. Он знает, что и как говорить в сложных ситуациях. И вообще он интересный парень.

О.С.: Вы упомянули юридические аспекты. Вы ведь записывали телефонные разговоры с людьми, не ставя их в известность об этом?

А.Х.: Да. Благодаря Кевину, мы проделали огромную работу по части юридической защиты проекта и даже обзавелись специальной страховкой на случай исков против нас. Из-за щекотливости ситуации по ходу съемок возникало много этических вопросов. Приходилось нередко балансировать на грани между желаемым и возможным.

О.С.: В конце фильма вы делаете вывод, что новый президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов идет по стопам своего предшественника, которого считает учителем и, в частности, превозносит на все лады «священную книгу». Вы полагаете, он становится новым Туркменбаши?

А.Х.: Он уже фактически им стал. Но Бердымухамедов достаточно умен, чтобы не прилагать к себе этот титул. Как показано в нашем фильме, к сожалению, ничего в Туркменистане не изменилось. Все декларируемые изменения по сути фальшивы, основаны на манипуляциях реальности. По-прежнему диктаторский режим нарушает права человека и подавляет оппозицию, как об этом сообщают эксперты-наблюдатели. А западные корпорации продолжают, как ни в чем не бывало, делать бизнес и тем самым укреплять диктатуру.

Показы фильма «Тень священной книги» и других лент финских документалистов в рамках DocPoint NYC пройдут с 8 по 13 июня в Музее современного искусства (MoMA), Scandinavia House, Киноинституте Трайбека и в других культурных центрах Нью-Йорка.

Интервью со звездами Голливуда читайте в рубрике «Звезды Голливуда»

Новости искусства и культуры читайте в рубрике «Культура»

XS
SM
MD
LG