Линки доступности

«Крокодил Геннадий»: самозванец или мессия?


Геннадий Мохненко и Стив Хувер на премьере. Photo: Oleg Sulkin

Геннадий Мохненко и Стив Хувер на премьере. Photo: Oleg Sulkin

На фестивале Трайбека показали фильм о пасторе Мохненко, защитнике детей из Мариуполя

На только что завершившемся международном кинофестивале Трайбека большой интерес публики вызвал документальный фильм «Крокодил Геннадий» (Crocodile Gennadiy), снятый американским режиссером Стивом Хувером (Steve Hoover) в Украине. Это мировая премьера фильма, включенного в фестивальную программу Viewpoints.

В центре фильма – яркая и сложная фигура пастора альтернативной «Церкви добрых перемен» Геннадия Мохненко, открывшего в Мариуполе приют для бездомных и «проблемных» детей и подростков, причем приют действует независимо от государственных органов здравоохранения и опеки над детьми. У Мохненко и его жены Елены более тридцати приемных детей и трое своих.

На одном из показов, где присутствовал корреспондент Русской службы «Голоса Америки», когда по экрану пошли заключительные титры и в зале зажегся свет, зрители в едином порыве встали и зааплодировали. Перед экраном появились режиссер фильма Стив Хувер и Геннадий Мохненко, приехавший специально на премьеру в Нью-Йорк. Овация продолжалась несколько минут.

«Странное чувство, что вы, зрители, попали внутрь меня, – сказал Мохненко на английском, который один из рецензентов фильма назвал «прелестно ломаным». – Вы попали внутрь моей жизни, моей боли и моих надежд. Это все спрессовано в полтора часа экранного времени. Сейчас в Украине идет война, мой город Мариуполь – прифронтовой. Очень горячее время. Это чудо, что Стив и его коллеги, снимавшие фильм, остались живы. Они были на один шаг от трагедии».

В беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» Стив Хувер пояснил, что съемки в Украине для американской киногруппы обернулись серьезным испытанием. Узнав, что группа приехала из Америки, их атаковали пророссийские хулиганы с битами и баллончиками со слезоточивым газом.

«Момент был крайне тревожным, – вспоминает Хувер, – Наши жизни было явно в опасности. Громилы пытались раскачать наш микроавтобус и порезать шины, но нам удалось вырваться и уехать. Я не говорю по-русски, и мне трудно должным образом оценить обстановку. Но кто знает, что произошло бы, если бы им удалось нас задержать».

Крепкий, высокий, обаятельный и красноречивый 47-летний Мохненко, человек недюжинной силы и неистощимой энергии, вызволяет беспризорных детей из притонов и «малин», причем некоторых буквально «выуживает» из люков, где они прячутся от холода. Он известен как инициатор общественной антинаркотической акции «Обрыдло» и кругосветного велопробега «Мир без сирот».

В помещении открытого им реабилитационного центра «Республика Пилигрим» Мохненко предоставляет бездомным детям кров, чистую одежду, нормальное питание и надежду на то, что они сумеют отказаться от наркотиков и алкоголя и вернуться к нормальной жизни. У большинства ребят руки исколоты шприцами, некоторые из них – наркоманы со стажем, зараженные СПИДом и обреченные умереть.

Зритель видит и родителей этих несчастных, брошенных детей, как правило, людей асоциального поведения, алкоголиков, бомжей, мелких воришек, которых неутомимый Мохненко пытается вразумлять, когда деликатно и дипломатично, но чаще грубовато-доходчиво, порой даже прямыми угрозами.

Мать-алкоголичка говорит о своих детях, 15-летней девочке и ее 8-летнем брате: «Да когда же вы сдохнете!». В другом эпизоде пастор забирает девочку из дома, где отец повесился на телевизионном кабеле, а мать и бабушка продают себя за водку.

Один из зрителей спросил Мохненко, почему он с такой враждебностью говорит в фильме о коммунистической эпохе, о коммунистах.

«Коммунизм мой личный враг, – ответил тот. – Сталин, КГБ и другие символы той эпохи до сих пор имеют своих сторонников. Многие проблемы Украины произрастают из той проклятой эпохи. Подростком я прочитал Солженицына и понял, что коммунизм, социализм – античеловеческая система».

Судя по фильму, борец-одиночка Мохненко презирает общественные условности и заскорузлые законы, которые явно не работают. «Мне не нужно дожидаться разрешения, чтобы делать добрые дела», – говорит он.

«Деятельность Мохненко демонстрирует вакуум социальной помощи после распада Советского Союза, – подчеркивает в своей рецензии Шери Линден, обозреватель газеты «Голливуд Репортер». – Когда же в начале 2015 года пророссийские повстанцы атаковали Мариуполь, фильм неизбежно становится повествованием о войне».

«Главная цель сегодня – остановить войну, – сказал на встрече со зрителями Мохненко. – Ситуация ужасна. Мои приемные сыновья, те, что постарше, уходят воевать, защищать Украину. Нам пришлось дважды эвакуировать ребят из приюта, когда террористы стали обстреливать Мариуполь. Я пастор церкви, и все пожертвования идут на помощь детям. Я благодарен американцам, которые посылают нам деньги, вещи и продукты питания».

Режиссер Стив Хувер и продюсер Дэнни Йорд Photo: Oleg Sulkin

Режиссер Стив Хувер и продюсер Дэнни Йорд Photo: Oleg Sulkin

На следующий день Мохненко уехал из Нью-Йорка в Филадельфию, отказавшись участвовать во встречах с прессой. Корреспонденту Русской службы «Голоса Америки» удалось задать несколько вопросов режиссеру Стиву Хуверу и продюсеру Дэнни Йорду (Danny Yourd). Оба они из Питтсбурга, закончили Художественный институт в этом городе и работают в кинопроизводственной студии Animal. Предыдущий фильм Хувера «Кровный брат» (Blood Brother), о приюте в Индии для детей, больных СПИДом, в 2013 году получил на кинофестивале Санденс Гран-при жюри и премию публики.

Хувер и Йорд не говорят по-русски, хотя, по их словам, немного понимают устную речь.

«Мы попали в Украину в 2012 году в связи с другим проектом, – рассказал Хувер. – И узнали о существовании Геннадия и его уникального приюта. Нам очень помогло, что в его архиве хранится много часов видеозаписей. Смотреть их порой мучительно трудно. Они шокируют своей откровенностью. Бездомные ребята, юные наркоманы, умирающие на наших глазах. Девочки, торгующие собой за таблетки, за водку. Родители, как правило, спившиеся бомжи, потерявшие человеческий облик. И со всеми этими людьми Геннадий пытается наладить контакт, помочь им».

Режиссер очень доволен тем, что включил в повествование фрагменты необычайно популярной в бывшем Советском Союзе анимационной серии фильмов про Чебурашку и Крокодила Гену. Как сообщил Дэнни Йорд, проблем с копирайтом не возникло, потому что их юристы опирались на принцип fair use, предусматривающий свободное использование коротких отрывков чужого произведения.

«Меня навел на мысль использовать образы мультфильмов сам Геннадий, – рассказал Хувер. – Он часто шутливо представляется новым ребятам, которых привозит в приют, как «Крокодил Гена», и тем растапливает лед недоверия. В процессе просмотра анимации я вдруг увидел удивительные совпадения. Мохненко вызволяет беспризорников из люков, и Крокодил Гена делает то же самое, спасая упавшего туда мальчика. Эти вставки, на мой взгляд, очень оживляют фильм и как бы придают ему второе измерение».

В фигуре Мохненко часть рецензентов увидели новоявленного пророка, самозваного пастора не очень понятной деноминации, человека самолюбивого, властного, категоричного, махнувшего рукой на законы и взявшего инициативу спасения бездомных детей в свои руки.

«Мы не выносим никаких вердиктов, – подчеркнул Хувер, – пусть сам зритель дает оценку Геннадию и его делам. Мы вовсе не настаиваем, что он идеален, что у него нет недостатков. В одном фильме невозможно показать героя во всей полноте».

«Геннадий, безусловно, имеет мессианский комплекс, – замечает в своей рецензии в газете ScreenDaily критик Фионнуала Халлиган, – Хотя фильм менялся под воздействием внешних событий, которые Хувер очевидно не мог контролировать, «Крокодил Геннадий» – один из редких документальных фильмов, который надолго застревает в памяти».

На днях кинопресса сообщила, что права на коммерческий показ фильма «Крокодил Геннадий» в США и Канаде приобрела компания The Orchard.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG