Линки доступности

Австралиец Орри-Келли – забытый гений Голливуда


Кадр из фильма «Женщины, которых он раздевал»

Кадр из фильма «Женщины, которых он раздевал»

Новый документальный фильм о выдающемся костюмере выходит в США

Он придумал костюмы для почти трехсот голливудских фильмов. Его боготворили самые знаменитые актрисы и актеры. Он приехал покорять Америку из самого дальнего края земли и принес своей родине трех «Оскаров».

Новый документальный фильм о художнике по костюмам золотой эры Голливуда Орри-Келли (Orri-Kelly, 1897-1964) выходит в США в начале августа сразу на нескольких видео носителях и сервисах «видео по требованию». Название фильма «Женщины, которых он раздевал» (Women He’s Undressed) фривольно и иронично одновременно, если помнить о том, что главный герой фильма был открытым геем и со многими ведущими актрисами его связывали лишь дружеские отношения. В эти дни фильм демонстрируется на большом экране в Голливуде, в кинозале Arena Cinema.

Режиссер фильма – австралийка Джиллиан Армстронг (Gillian Armstrong), получившая мировую известность уже после первого игрового фильма «Моя блестящая карьера» (My Brilliant Career), снятого ею в 1979 году. Ее слава укрепилась после таких картин, как «Миссис Софел» с Мелом Гибсоном и Дайан Китон, «Оскар и Лусинда» с Рейфом Файнсом и Кейт Бланшетт, «Маленькие женщины» с Виноной Райдер. Сценарий написала тоже австралийка Кэтрин Томсон (Katherine Thomson). Авторы фильма воскрешают драматичную и экстравагантную жизнь Орри-Келли с помощью свидетельств знавших его инсайдеров Голливуда, художников кино, знатоков истории костюма и культурологов той эпохи, тем самым воссоздавая образ одного из старейшин экранного гламура. Среди этих свидетелей времени – актрисы Джейн Фонда, Анджела Лэнсбери и киновед Леонард Малтин.

«От фильма возникает такое хмельное и праздничное головокружение, как будто зрители откупорили бутылку отменного шампанского и уселись в первый ряд на самых волшебных в мире поминках», – пишет британская газета «Гардиан».

Сценарист фильма Кэтрин Томсон по телефону из Сиднея ответила на вопросы корреспондента Русской службы «Голоса Америки».

Олег Сулькин: Кэтрин, как все начиналось? Кому пришла в голову идея фильма, Джиллиан Армстронг или вам?

Кэтрин Томпсон: Ни ей, ни мне, а продюсеру Дамиену Пареру (Damien Parer), тоже австралийцу. Он просматривал статистику «Оскаров» в разные годы и в разных категориях и обратил внимание, что на протяжении нескольких десятилетий рекордное число наград Академии для австралийского кино, а именно три, получил именно Орри-Келли. Дамиен позвонил Джиллиан, предложил ей сделать документальную картину. Джиллиан рассказала мне о проекте. Мы с ней вместе делали документальный фильм «Неразгаданная Флоренция: Множество жизней Флоренс Бродхерст». И начали по крохам, по фрагментам восстанавливать биографию Орри-Келли.

О.С.: И что вам показалось особенно интересным?

К.Т.: Круг его общения. Он дружил с самыми большими звездами той эпохи – Бетт Дэвис, Оливией де Хавилланд, Кэтрин Хэпберн, Долорес дель Рио, Авой Гарднер, Барбарой Стэнвик. Когда он умер, его гроб несли Тони Кертис, Билли Уайлдер, Джордж Кьюкор и Кэри Грант. С последним у него были очень близкие отношения, что Грант, конечно же, старался не афишировать. Прощальную речь на его похоронах произнес Джек Уорнер (киномагнат, президент студии «Уорнер бразерс». – О.С.). Его продуктивность как художника по костюмам потрясает. Около трехсот фильмов за всю его карьеру для ведущих студий Голливуда. Среди них – вечная классика. «Касабланка», «Джезебел», «Оклахома», «42-ая улица», «Мышьяк и старые кружева», «Мальтийский сокол», «Американец в Париже», «Les Girls». И, конечно, блестящее достижение – костюмы для Мэрилин Монро, Тони Кертиса и Джека Леммона в комедии «Некоторые любят погорячей» (в советском прокате «В джазе только девушки». – О.С.)

О.С.: Что его отличало как дизайнера одежды?

К.Т.: Невероятная изобретательность. Он обшивал Бетт Дэвис для нескольких ее картин, и она очень ценила его умение изящно и ненавязчиво скрывать некоторые особенности ее фигуры. Все эксперты отмечают безупречный вкус и элегантность нарядов Ингрид Бергман в «Касабланке».

О.С.: Почему в игровых флэшбеках как повторяющийся мотив фигурирует мальчик в лодке?

К.Т.: Это австралийский мотив. Орри-Келли скучал по родине, и мы это знаем по его письмам, свидетельствам друзей. В его архиве мы нашли фотографию, где он запечатлен подростком, гребущим в лодке вдоль океанского берега в его родном городке Киама в Новом Южном Уэльсе (штат на Юго-Востоке Австралии. – О.С.).

О.С.: Я знаю, вы искали его архив по всему свету...

К.Т.: Его архив мы обнаружили на студии «Уорнер бразерс». В 1964 году, когда он умер от рака печени, у него не оставалось никого из близких родственников, а все его личные вещи и три статуэтки «Оскара» переехали под попечительство жены Джека Уорнера, в архив студии, где нам любезно разрешили с ними познакомиться. С мемуарами Орри-Келли все сложней. Мы знали, что они существуют, искали их по всему свету, обращались к людям через прессу и радио. И вот в Австралии они обнаружились у его дальней родственницы – внучатой племянницы, которая нашла стопку исписанных листков в подушке. Орри-Келли озаглавил свои воспоминания «Женщины, которых я раздевал». Нам повезло, эти мемуары стали доступны, когда мы работали над нашим фильмом.

О.С.: Что нового открылось?

К.Т.: Отдельные детали, характеристики. Темные стороны его биографии мы знали и раньше. Он сильно пил, страдал всю жизнь от алкоголизма, лечился в реабилитационных клиниках. Его сексуальная жизнь считалась по тем временам скандальной. Еще в юности у него был роман с начинающим актером Кэри Грантом, с которым они делили квартиру в Нью-Йорке, перед тем, как оба отправились покорять Голливуд. Орри-Келли был геем и не скрывал этого. В среде дизайнеров одежды геев предостаточно, но большинство из них для соблюдения внешнего приличия обзаводились женами. Орри-Келли никогда не был женат. Он словно говорил обществу: принимайте меня таким, какой я есть. Кстати, эта открытость, это упрямство – очень австралийская черта.

О.С.: В вашей картине много говорится о нем, как о несправедливо забытом самобытном художнике, придумщике, фантазере. Почему все-таки культурная память у людей столь коротка?

К.Т.: Орри-Келли умер на сломе эпох, когда старый Голливуд спешно сдавали в утиль, и американское кино пошло другим путем – социальной критики и документального реализма. Костюмное кино стало немодным, воспринималось как досадная архаика. Это сегодня вновь вспыхнул интерес к 30-м, 40-м, 50-м годам, и такие имена, как Орри-Келли, снова зазвучали. Я рада, что мы с Джиллиан внесли в это возвращение свою лепту.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG