Линки доступности

Три мифа о международном усыновлении

  • Эрика Марат

Дом малютки в г. Бишкек

Дом малютки в г. Бишкек

И как обстоит ситуация на самом деле

В 1992 году тройня новорожденных девочек поступила в один из детдомов в Астрахани. Одна девочка вскоре скончалась, у двух других были мозговые травмы. «Они не жильцы», – вынесли вердикт врачи. Тем не менее, девочки были удочерены американской семьей, выросли, выучились, а сегодня одна из сестер – художница.

Несколько по-другому сложилась судьба двух сестер в Пскове в этом году. Восьмилетняя Катя и одиннадцатилетняя Наташа (имена детей изменены) решили не переезжать в США, после того как их застращали школьные учителя. «Вы приедете, и вас там разрежут, убьют и так далее – вот что наговорили девочкам», – рассказывает Дмитрий Фасоляк, консультант, работающий с агентствами по международному усыновлению в США. Сестры в итоге написали отказ, несмотря на то, что они уже встречались со своими приемными родителями, а их тетя, выступающая в роли опекуна, полностью поддерживала идею того, чтобы девочки жили в США.

Инцидент в Пскове произошел после того, как год назад в Россию был возвращен семилетний Артем Савельев, усыновленный молодой американкой Торри Хансен. Артем прилетел в Россию один, без сопровождения взрослых. При нем находилась записка от приемной матери с просьбой забрать ребенка обратно.

После случая с Артемом Россия приостановила международное усыновление. Для возобновления процесса США и Россия должны подписать двусторонний договор. Схожая ситуация наблюдается в Украине, Казахстане и Кыргызстане, где международное усыновление временно приостановлено. В Азербайджане и Беларуси международное усыновление запрещено. Грузия разрешает иностранцам усыновлять детей только с ограниченными возможностями.

Власти и общественность этих стран обеспокоены тем, что за детьми плохо ухаживают, они растут в чужой культуре и даже могут стать жертвами пересадки внутренних органов. Тем не менее, число сирот и брошенных детей в этих странах исчисляется тысячами. Подавляющее большинство из них живут в детдомах.

«Всем вышеперечисленным доводам можно дать одно объяснение – национализм», – утверждает Том Дифилипо, глава Объединенного совета международной помощи детям, который изучал состояние детей, выросших в детдомах стран постсоветского пространства. По его словам, власти этих стран считают нормой воспитывать детей в детдомах вместо того, чтобы наладить систему усыновления. Однако мало кто осознает, что уже после двух лет пребывания в детдоме дети значительно отстают в психическом и физическом развитии от своих сверстников, воспитываемых в семьях, добавил он.

Особенно дурную славу приобрели США, поскольку американцы лидируют в мире по усыновлению детей из-за рубежа – ежегодно американские семьи усыновляют до 120 000 детей, из них более 30 000 из других стран. Обычно такие аргументы приводятся без каких-либо доказательств или предоставления организациям международного усыновления возможности высказать свое мнение. «Голос Америки» рассматривает каждый аргумент отдельно.

«Над детьми издеваются приемные родители»

Доводы о том, что над приемными детьми издеваются, часто используются теми, кто выступает категорически против международного усыновления. Основанием для такого рода мнений служит статистика. С 1991 года из более чем 60 000 приемных детей из России 16 погибло в результате домашнего насилия.

Однако мало кто знает, что судьба выпускников российских детдомов складывается следующим образом: из 10 человек жизнь сладится только у одного, четверо попадут в тюрьму, четверо сопьются и один покончит жизнь самоубийством.

Американские эксперты отмечают, что в США насилие над детьми в приемных семьях происходит гораздо реже, чем в «обычных» семьях. Это объясняется тем, что агентства по усыновлению проводят тщательный скрининг потенциальных приемных родителей.

Физическое насилие над детьми распространено в детдомах. Анна Кирей, студентка Университета Северной Каролины в Чапел-Хилл, несколько лет назад была волонтером в одном из детских домов в Бишкеке. Анна рассказывает, как во время дневной прогулки детей она увидела, что одна из девочек взяла в рот улитку. Кирей попросила ее выплюнуть улитку. Вместо этого девочка присела и прикрыла голову руками. «Она подумала, что я ее за это ударю», – вспоминает Кирей.

Приемные семьи должны быть готовы к тому, что дети будут психически или физически нездоровыми. Часто у детей, которые провели первые пять лет жизни в детдомах, диагностируется реактивное расстройство привязанности. «Ребенок или бросается ко всем вокруг, будь то приемные родители или незнакомые люди, или не в состоянии развить эмоциональную привязанность ни к кому», – рассказывает эксперт из агентства социальной защиты США, пожелавшая остаться неизвестной.

Несколько американских организаций, помогающим американским парам усыновлять иностранных детей, предупреждают, что даже если ребенок попадает из детдома в любящую семью – еще не факт, что ему будет легче, и он быстро к ней привыкнет. Процесс усыновления сопровождается многочисленными стрессами как для самого ребенка, так и для новых родителей.

Но таких случаев меньшинство. В основном адаптация проходит гладко, поскольку приемные семьи готовы к разного рода сложностям при усыновлении ребенка из другой страны. В случае неожиданностей они всегда могут обратиться в агентства по усыновлению за помощью и консультацией.


«Взращивание органов»

В российской блогосфере часто мелькают статьи о том, что сирот, усыновленных из постсоветских стран, используют в качестве доноров органов. «На “черном рынке” человеческих органов сердце стоит 160 тысяч долларов. Печень стоит от 60 до 150 тысяч. Поджелудочная железа оценивается в 45 000 долларов. Почка – в 10 тысяч. Крайняя плоть мальчика – в 20 000 “зеленых”. За 5 лет в стране исчезли 150 тысяч детей», – пишет автор одного из таких блогов.

Несмотря на то что официальные источники эти данные не подтверждают, страх перед тем, что детей будут использовать на органы, глубоко укоренился в представлении чиновников и общественности в некоторых постсоветских станах. «Я слышала, что наших детей используют для пересадки почек», – делится с «Голосом Америки» политик из Кыргызстана, пожелавший остаться неназванным.

«Голос Америки» обратился за комментарием к врачу-анестезиологу из штата Аризона Терезе Эдвардс. По ее словам, покупка человеческих органов в США – противозаконна. Для пересадки органов необходимо согласие самого донора либо его семьи в случае смерти донора. Кроме того, ткани донора и реципиента должны быть совместимы, что выявляется при помощи сложных анализов. Некоторые пациенты ждут десятки лет, прежде чем они находят подходящие органы.

Тереза Эдвардс более двух лет ждет приемную дочь из Кыргызстана. Ей не раз приходилось сталкиваться с подозрениями, что американские родители вывозят детей за границу в качестве доноров внутренних органов.

«Случаи трансплантации органов среди детей в США встречаются крайне редко», – подчеркивает она. В основном дети выступают в качестве доноров костного мозга для лечения лейкемии кого-то из членов семьи. Однако гораздо чаще дети становятся реципиентами органов от взрослых доноров. Например, при определенных заболеваниях биологические родители могут отдать ребенку часть своей печени.

Среди врачей существует этический кодекс не вредить и не заниматься нелегальной трансплантацией органов, продолжает Тереза Эдвардс. «Бывают случаи, когда к врачам приходят пациенты, которым трансплантировали органы в развивающихся странах», – рассказывает она. В таких ситуациях, если у врача возникает сомнение в законности операции, врач отказывается предоставлять свои услуги. Если врач уличен в нарушении своего профессионального кодекса, его лишают лицензии.

«Делать операции по пересадке органов подпольно в США просто не выгодно с коммерческой точки зрения», – отмечает Эдвардс. Чтобы расходы на препараты и медперсонал, готовый работать нелегально, окупились, нужно производить ежегодно сотни операций, которые бы стоили пациентам минимум 20 000 долларов, подсчитывает она. Пациентам также необходимо послеоперационное наблюдение, которое после незаконной пересадки органов они не смогут получить у обычных врачей… «Сложно представить себе такой рынок в США», – заключает врач.

«Сироты должны воспитываться в духе национальной культуры»

В России и других странах бывшего Советского Союза часто звучит мнение о том, что, отдавая детей на международное усыновление, государство отнимает у них возможность познать собственную культуру и язык.

Несомненно, некоторые усыновленные иностранцами дети теряют часть своей родной культуры, уезжая за рубеж, признает Дмитрий Фасоляк. Дети в основном узнают о своих традициях из праздников и кружков, которые им организуют приемные родители.

«Многие семьи посещают русскую православную церковь, готовят русские блюда и помогают детям сохранить русский язык», – говорит директор американского агентства по усыновлению Линда Перилстейн. Некоторые семьи празднуют Рождество и Пасху, смотрят русские спектакли.

Многое зависит от конкретной семьи – некоторые родители пытаются научить детей их родному языку и культуре. Другие семьи уделяют меньше внимания таким вопросам. Тем не менее, большинство семей рассказывают детям про их родные страны и даже возят их в родные края, отмечает Фасоляк.

Но есть и другие случаи. «Некоторые дети ассоциируют русский язык с языком насилия и всячески пытаются его забыть», – рассказывает Дмитрий Фасоляк. Для таких детей перемена атмосферы после переезда в новую страну позволяет забыть о том, что они подвергались жестокому обращению в детдомах.

Общество без детдомов?

Для некоторых американцев, усыновивших детей из бывшего СССР, важно было принять ребенка из страны, в которой дети содержатся именно в детдомах, а не в приемных семьях.

Неудивительно, что эти родители принципиально выступают против воспитания детей в детдомах. В США не существует детских домов. Американские родители, желающие усыновить новорожденных детей, должны стоять в очереди. Они проходят тщательную проверку, прежде чем им разрешают усыновить ребенка. «Бывали случаи, что приемным семьям отказывали в усыновлении, потому что лет двадцать назад они курили марихуану или что-то украли в магазине», – отмечает Фасоляк.

По словам Терезы Эдвардс, в начале 1990-х годов американские семьи усыновляли детей в основном из стран Восточной Европы. В частности, из Польши, Румынии, стран Балтии. Однако по мере того как экономика этих стран развивалась, сокращалось число брошенных детей и увеличивалось количество местный семей, желающих их усыновить. Сегодня в этих странах приемные семьи почти полностью заменили детдома.

«Конечной целью любого государства должно стать полное избавление от детских домов», – считает Тереза Эдвардс. Многие исследования показывают, что лучшим местом воспитания ребенка остается семья, соглашается Том Дифилипо.

Другие материалы о событиях в странах СНГ читайте в рубрике «СНГ и регионы»

XS
SM
MD
LG