Линки доступности

Леонид Развозжаев: «добровольное признание» в наручниках

  • Виктор Васильев

Леонид Развозжаев

Леонид Развозжаев

По мнению правозащитников, в России идет реставрация cталинизма

Помощник депутата Ильи Пономарева Леонид Развозжаев настроен категорически отказаться от всего, что изложил в ходе «явки с повинной», поскольку свое заявление сделал под непрерывным психологическим давлением, сопровождаемым угрозами жизни для самого фигуранта и членов его семьи. «Признательный текст» Развозжаев писал и зачитывал перед видеокамерой, находясь в наручниках. Об этом корреспондент Русской службы «Голоса Америки» узнал в среду 24 октября от председателя Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Москвы, член Московской Хельсинкской группы Валерия Борщева.

Накануне Борщеву вместе с еще четырьмя членами ОНК – Любовью Волковой, Анной Каретниковой, Лидией Дубиковой и Зоей Световой – с большим трудом удалось встретиться с Развозжаевым в СИЗО Бутырка. Для этого им потребовалось в ожидании просидеть 5 часов в приемном отделении исправительного учреждения.

«Он (Развозжаев) хочет дезавуировать все обращение целиком, – сказал правозащитник. – Когда его спросили, что в этом тексте вы хотите опровергнуть, что вы считаете не соответствующим действительности, он ответил: все».

Валерий Борщев признался: то, что он услышал от оппозиционера, произвело на него «оглушающее» впечатление. «Мы столкнулись с новым явлением. У нас идет реставрация сталинизма, используется опыт борьбы с инакомыслием 30-х годов. Это методика ЧК. Наша страна вступила в новый этап. Сюда очень хорошо ложится и фильм “Анатомия протеста”. Раньше, правда, не было телевидения. Но почерк, стилистика те же», – констатировал он.

Правозащитники беседовали с помощником депутата около полутора часов. Со слов Развозжаева, Борщев рассказал, как все происходило. Леонид, находясь в Киеве и написав заявление в комитет ООН по беженцам с просьбой предоставить ему убежище, в прошлую пятницу вышел на улицу купить булочку. Его тут же схватили четыре крепких мужчины и затолкали в микроавтобус. Оппозиционер кричал, звал на помощь.

«Скорее всего, его кто-то слышал. Если бы украинские господа, которые говорят, что они, как бы, не при чем, захотели тут разобраться, то легко сделали бы это. Были свидетели. Один из нападавших был без маски, и Развозжаев заявил, что мог бы опознать его», – заметил глава ОНК.

В автобусе жертву связали с помощью скотча. На ноги надели цепь, которую соединили с наручниками. «Получились кандалы, как в каком-то фильме, – рассказывает Борщев. – Связанный по рукам и ногам, он сидел в согбенном положении. Это пыточный прием. Но все делали профессионально. Наручники надевали не на голое тело. Чтобы не оставить следов, использовали специальные ватные прокладки».

Так, по подсчетам Развозжаева, проехали часов 5. Потом сменился состав надзирателей. Судя по всему, одни сотрудники спецслужб, скорее всего украинских, сдали опального оппозиционера на руки российским коллегам.

«Где-то на российской территории, предположительно в Брянской области, его поместили в подвал, и там более двух суток шел пыточный процесс, – продолжает Борщев. – Есть ведь и психологические пытки. Я помню, как во времена моей диссидентской жизни в СССР ломали людей. Священник Дудко дал ложные показания, оговорил себя по телевидению».

Ему сказали: ты вне правового поля. Завтра появится холмик, и никто не узнает, где могилка твоя. И дети твои будут мертвы, и жена. Ему обещали вести “сыворотку правды”, сделав полу-идиотом. Плюс не кормили, не давали спать и справлять естественные надобности. Издевались при этом, спрашивая, не сходил ли он еще под себя
По замечанию правозащитника, это отработанный прием. В результате, Развозжаева под угрозами заставили подписать нужный текст: «Ему сказали: ты вне правового поля. Завтра появится холмик, и никто не узнает, где могилка твоя. И дети твои будут мертвы, и жена. Ему обещали вести “сыворотку правды”, сделав полу-идиотом. Плюс не кормили, не давали спать и справлять естественные надобности. Издевались при этом, спрашивая, не сходил ли он еще под себя».

По свидетельству Борщева, оппозиционера склоняли к тому, чтобы он заявил о подготовке взрыва железной дороги. Развозжаев на это не пошел.

Согласовывая признательные показания, достигли компромисса. «Леонид зачитал текст на видео. Это еще не показывали. Думаю, скоро увидите. Он и писал, и читал текст в наручниках, которые в кадр не попали. Собственно, поэтому его почерк с трудом можно узнать», – говорит правозащитник.

Затем Развозжаева повезли в Москву, дали телефон, чтобы он позвонил в Следственный комитет Габдуллину, который в числе прочих ведет и «болотное» дело. Того на месте не оказалось, договорились о встрече с его помощниками. В итоге, помощника депутата пересадили в подъехавшую машину и доставили на ней в СКР.

«Важно, что в СК прекрасно знали, кто эти люди, – подчеркнул Борщев. – Операция была согласована, в том числе и с украинскими спецслужбами. Естественно, руководили ею из Москвы. В сущности, это большой прокол. Они (силовые структуры – «Г.А.») почему-то полагали, что могут замолчать эту историю».

Правозащитник настаивает, что главная проблема Развозжаева сейчас – то, что к нему не допускают адвоката.

Корреспондент «Голоса Америки» спросил у Борщева, чем, на его взгляд, закончится дело Развозжаева?

«В том, что он будет осужден, я не сомневаюсь, – ответил он. – Ведь не случайно же все вещи Развозжаева со следами скотча отдали на спецобработку. Это же вещдоки, а их уничтожили. Они работают профессионально. Вопрос – на фоне чего это произойдет. Думаю, будут массовые процессы».

Между тем в Госдуме, по данным главы фракции «Единая Россия» Андрея Воробьева, не собираются инициировать специальное расследование в связи с ситуацией вокруг помощника Ильи Пономарева.

«В нашей стране есть орган – Генеральная прокуратура, которая занимается подобными расследованиями», – цитирует Воробьева Интерфакс.

В свою очередь, представитель СКР Владимир Маркин в среду заявил, что от самого оппозиционера никаких жалоб не поступало.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG