Линки доступности

Григорий Остер: «В Америке вместо забора – правила»


Григорий Остер

Григорий Остер

Матвей Ганапольский знакомит читателей рубрики с первыми впечатлениями от Америки известных российских политиков, деятелей культуры и искусства, общественных деятелей, которые когда-то впервые пересекли границу США и открыли для себя новую страну. Новые материалы в рубрике «Матвей Ганапольский: Открывая Америку» в начале каждой недели. На этой неделе у него в гостях Григорий Остер – детский поэт и писатель, автор многочисленных мультфильмов, например, про Удава и Мартышку, а также знаменитой книжки «Вредные советы»

Впервые я приехал в Америку со своими детьми. Моей Машке было лет четырнадцать лет, а Никите восемь. То есть, не только сам открывал Америку, но и смотрел, как ее открывали мои дети.

Конечно, Америка – это другая планета, совершенно другой мир. И каждый находит в этой Америке то, что он хочет. Например, мой Никита, после того, как мы прибыли в Нью-Йорк и нас сразу захватили в горячие объятия наши друзья, неожиданно спросил: «Папа, а где же Америка? Я хочу на нее посмотреть». Мы спешно повели его в Манхэттен, он посмотрел на небоскребы и остался доволен – он Америку увидел!

Так что, каждый, кто приезжает в Америку, ищет «свою» страну, которую знает с детства. И, самое интересное, что он ее находит – более того, он находит в ней то, что думал найти. Конечно, можно долго рассказывать про какие-то внешние впечатления от страны, но лучше поговорить о свойствах внутренних. Я внимательно слушал, что об Америке говорят мои дети. А им было что сказать, потому что, вначале, мы с ними приехали туда пару раз, а потом просто оставили там, в американской школе, где они без нас провели целый год.

Для них многое там было удивительно. Например, то, что вокруг школы нет забора. Однако, вместо забора, в школе были правила, которые нельзя было нарушать и американские дети их и не нарушали. А моим это показалось необязательно, и они начали нарушать, правда, осторожно и постепенно. Потом на нарушения они соблазнили и американцев.

Например, там была остроумная система контроля за детьми. Раз в два часа нужно было «чекаться», как они говорили. (То есть подтверждать свое присутствие). Имелось в виду, что раз в два часа, не позже, нужно было приложить свой пропуск к электронному контролеру, и это означало, что ты на месте. Если не приложил – тебя начинали искать.

Но мои дети учли опыт Государственной думы РФ и отдавали свои карточки какому-нибудь своему товарищу для коллективного голосования, а сами уходили в лес, где построили тайный домик из подручных материалов. Для меня потом было сюрпризом, что мои деньги, которые я давал моим детям на жизнь, во многом пошли на создание этого шедевра архитектуры. Но я детей не осуждаю, а даже в чем-то завидую. Я был в этом домике – там невероятно уютно и романтично.

Когда по лесу ходил местный лесник, вначале он хотел их отругать, а потом передумал, залез туда, в этот домик, посидел полчаса, и остался в полном восторге. И вдруг, стал рассказывать, что в детстве тоже любил строить такие же домики, поэтому и стал лесником, между прочим.

Если продолжить тему, как именно мои дети воспринимают Америку, то они мне объясняли, что есть правило и американец ему следует. И свернуть ему с этого довольно сложно. Он считает, что правило – это данность и оспаривать правило не нужно. А вот российский человек выполняет любые правила, только когда считает, что эти правила нужно выполнять. То есть, если эти правила согласуются с его личными представлениями и правилами, которые он выстроил для себя.

Но, самое интересное, что мои дети считают, что именно поэтому легче совратить именно американцев, потому что если русский в чем-то убежден, то его с этого не свернешь, а американцу достаточно поменять правила. Во всяком случае, так считают мои дети. Так что, мы развращаем на своем пути всех, кого встретим, в том числе и американцев. И если нас наберется в Америке достаточное количество, то я начну за эту страну беспокоиться.
Конечно, Америка – непростая страна. Когда, после первого года в школе, они вернулись назад в Россию, то об Америке не хотели даже вспоминать, даже слышать, причем, это длилось два года. Причиной было то, что для них Америкой был тот маленький городок и та школа, где они учились.

Но, прошло два года, они повзрослели и поняли, что страна гораздо шире и разнообразней. Никита поступил в Нью-йоркский университет и хочет там учиться. Не знаю, возможно, он потом приедет в Россию, и будет устраивать порядки здесь.

Ну, и могу сказать несколько слов о себе. Для меня Америка – это другая планета. Мне нравится ненавязчивость тамошней жизни. Китайцы, например, живут отдельно – если хотят, естественно. Афроамериканцы также отдельно, если хотят. Но, если не хотят, то живут с другими вместе. Мне подобное нравится больше, потому что, когда у нас было много республик, то были всякие заварухи. А у них все эти разделения, по национальности и культуре, проходит по другим силовым линиям, чем у нас. И по этим линиям не создается ненужного напряжения. Они как-то соединились и разделились не по тем клеточкам, что мы.

Из тех вещей, которые я бы перенес из моих американских наблюдений в Россию – это отношение к детям. Причем, это не какое-то специальное отношение, а просто среда, в которой ребенок живет. Казалось бы, мелочь, но любой ребенок в любое время может обратиться за помощью к полицейскому, абсолютно его не опасаясь. А взять меры безопасности в машинах, в людных местах. Конечно, всякие нехорошие случаи бывают везде, но я говорю о системе. А она такова, что любой ребенок как будто окружен капсулой безопасности.

Я не хотел бы, чтобы Россия превратилась в Америку – в моей стране свои прелести. Но, на условиях взаимности, я бы предложил вот что: нужно, чтобы у нас, в России, лучше выполнялись установленные правила. А в Америке желательно, чтобы люди периодически спрашивали себя, а почему они именно эти правила выполняют, а не другие. Ведь у нас с Америкой есть, несомненно, общее – это государства, где люди договариваются, по каким правилам они живут.

XS
SM
MD
LG