Линки доступности

Гражданские активисты Санкт-Петербурга свидетельствуют, что насилие на Болотной применяли только сотрудники ОМОН

Год назад из Санкт-Петербурга в Москву отправились несколько групп гражданских активистов, не согласных с фальсификацией думских и президентских выборов.

Накануне церемонии инаугурации Владимира Путина они, вместе с москвичами и приезжими из других регионов приняли участие в санкционированном шествии и намеревались выступить на согласованном с властями митинге на Болотной площади.

В первую годовщину разгона участников шествия сотрудниками ОМОН, петербургские участники «событий на Болотной» поделились своими воспоминаниями с корреспондентом «Голоса Америки».

«Шествие было мирным и очень красивым»

Активистка молодежного движения «Гражданская ответственность» Наталья Грязневич подчеркивает, что и она сама, и ее друзья, отправляясь в Москву, не подозревали, чем может закончиться массовое мирное шествие оппозиции. Хотя определенные сложности начались еще до отправления: сотрудники ГАИ долго проверяли водительские удостоверения шоферов и путевые листы и открыто предупреждали участников поездки, что не все из них могут добраться до конечного пункта.

«Нам даже пришлось заменить один автобус, но, в конце концов, всем нам удалось уехать», – рассказывает Наталья Грязневич. И продолжает: «Правда, в Твери нам пришлось выйти из автобуса и пересесть на поезд, чтобы нас не задержали на въезде в Москву». И, как выяснилось потом, это было правильным решением. Потому что другой автобус, где ехали представители организации «Наблюдатели Петербурга», был остановлен сотрудниками ГАИ, и его пассажиры чуть не опоздали на начало шествия.
Наталья Грязневич

Наталья Грязневич



Участники петербургской колонны растянули перед первой шеренгой баннер с надписью «Питер против Путина», а те, кто шел позади, несли флаги города. «Когда началось шествие, выяснилось, что наша колонна – одна из самых больших и организованных, и это доставляло большое удовольствие, потому что люди на улицах Москвы аплодировали нам и благодарили нас за то, что мы приехали», – вспоминает активистка «Гражданской ответственности».

Наталья Грязневич заметила, что она затрудняется дать точную оценку количества участников марша, но, по ее мнению, 6 мая на центральные московские улицы вышло не менее пятидесяти тысяч манифестантов. «Это была такая эйфория, шествия было очень впечатляющим, и, наверно, такого в моей жизни раньше никогда не было. Все было очень ярко, красиво, а главное – мирно», – свидетельствует гражданская активистка.

До самой Болотной площади Наталья Грязневич дойти не успела. Когда колонна остановилась, у людей не было чувства страха или ощущения, что впереди происходит что-то не то. Участники петербургской колонны продолжали скандировать протестные речевки, когда стали доноситься сообщения о том, что на Болотной начались задержания. Через некоторое время Наталья сама увидела, как омоновцы вклиниваются в ряды участников шествия, выхватывают людей и, избивая по дороге, запихивают в автозаки.

«Я сама видела раненых, и это меня потрясло. Хотя никого из моих друзей не задержали», – рассказывает Наталья Грязневич. И добавляет, что когда на следующий день, 7 мая, она выбралась в центр Москвы, то увидела пустые улицы, по которым разъезжали только патрульные автомобили. «Было такое впечатление, что началась война, и российская столица оказалась на осадном положении», – делится воспоминаниями активистка «Гражданской ответственности».

«Нам никогда не платили ни Госдеп, ни Кремль»

Организация «Наблюдатели Петербурга» спонтанно возникла после декабрьских 2011 года выборов в Госдуму. Ее участники очень активно проявили себя в период президентской кампании, а затем влились в петербургское протестное движение. Председатель «Наблюдателей Петербурга» Александра Крыленкова рассказывает, что в ночь с пятого на шестое мая 2011 года по пути в Москву, их автобус останавливали на каждом посту ГАИ. «Никаких санкций против нас не применялось, но каждый раз у всех проверялись документы, переписывались паспортные данные. И каждый раз это занимало по 30 – 40 минут. Так что, в конце концов, многие не выдержали и уехали в Москву попутными машинами или электричками», – вспоминает она.
Александра Крыленкова

Александра Крыленкова



В результате, Александра присоединилась к шествию самой последней из всего петербургского десанта. «Я подошла к тому моменту, когда люди в первых рядах уже садились на землю. Я была с другой стороны канала, но даже оттуда было хорошо видно, как ОМОН бьет демонстрантов дубинками, и как люди ходят в крови, а кого-то друзья вырвали из рук омоновцев и несли на руках», – говорит председательница «Наблюдателей Петербурга».

В то же время, Александра Крыленкова не видела ни одного случая ответного нападения демонстрантов на стражей правопорядка. «Я, конечно, была не везде, – оговаривается она, – но я видела только случаи избиения участников шествия».

«Наверно, когда находишься в гуще событий, то они, может быть, как-то по- другому воспринимаются. Но из-за моста наблюдать за этим было очень страшно», – отмечает Крыленкова.

Собеседница «Голоса Америки» добавляет, что ей странно читать сообщения, будто антипутинская акция 6 мая 2012 года была проплачена из-за рубежа. «Все было совсем наоборот. Мы сами скидывались на поездку, покупали шарики, футболки с надписями и все остальное. Как, впрочем, мы делаем всегда для любых мероприятий и гражданских акций. Так что нам никогда ничего не платил, ни Госдеп, ни Моссад, ни грузинский парламент. Как, не платил ни Кремль, ни «Наши», ни кто-либо еще. Мы существуем исключительно на самофинансировании», – подчеркивает председатель «Наблюдателей Петербурга».

«Даже Глеб Павловский был потрясен происходящим»

Андрей Пивоваров ныне является членом Координационного совета оппозиции. А год назад он был одним из петербургских гражданских активистов, отправившихся в Москву для участия в мирном шествии и митинге. «У меня в момент отправления было ощущение, что мы не доедем до Москвы. Помню, отъезжая, я попрощался с провожавшими нас оперативниками: “До свидания!”, а они мне в ответ: “До скорой встречи!”. Тогда нам пришлось пуститься на хитрость, и в Твери основная часть нашей группы пересела из автобуса в электричку. И мы добрались вовремя», – рассказывает Пивоваров.
Андрей Пивоваров

Андрей Пивоваров



В самом начале шествия к участникам петербургской колонны подходили москвичи, пожимали им руки, и тогда спонтанно родилась речевка «На помощь приехала родина революции!». Когда стали поступать сообщения о разгоне демонстрантов, было принято решение не подвергать опасности приехавших из Петербурга девушек, и оставить их на подступах к Болотной площади. Сам Андрей Пивоваров с несколькими друзьями решил пробраться к головной части общей колонны, и посмотреть, что происходит. «На лицах многих людей был испуг и шок, – вспоминает Андрей. – Я заметил Глеба Павловского, человека, который часто выступал на стороне Кремля. Но тут я увидел, что и он был просто потрясен происходящим».

Вместе со своими друзьями Андрей Пивоваров начал отводить пострадавших от ударов омоновцев людей через мост на другую сторону канала. Никаких насильственных действий в отношении полиции он не заметил. «Я видел только, как люди сцепляли руки, образуя цепочку, чтобы их труднее было вырвать (из общей шеренги). То есть люди просто защищались. Но я прекрасно видел, как клин омоновцев входил в толпу, выдергивал (людей) и избивал. Вот это я видел, точно», – свидетельствует член КСО.

В канун годовщины событий на Болотной площади Андрей Пивоваров и Наталья Грязневич остались в Петербурге и приняли участие в информационной акции – расклеивании стикеров с надписью «Свободу узникам 6 мая» и распространении листовок с краткими рассказами о двадцати шести фигурантах «Болотного дела». Под номером 27 оставлено пустое место для фотографии, а рядом с ним значится: «Следующим может быть каждый из нас!».

«Я видела, как омоновцы скручивали людей»

Сопредседатель движения «Гражданская федерация» Ольга Курносова отправилась в Москву, чтобы принять участие в акциях солидарности с «узниками Болотной». Перед отъездом, она также поделилась воспоминаниями о событиях годичной давности. «Так как мы знали, что после Болотной еще намечены некие гуляния на Манежной, то наша группа по приезде в Москву разделилась пополам. И так получилась, что самые молоденькие, субтильные девушки, отправившиеся на Болотную, попали в самую гущу событий».
Ольга Курносова

Ольга Курносова



Настроение у всех участников шествия, по воспоминаниям Ольги Курносовой было приподнятое: люди шли с цветами, вели за руку детей, и вся обстановка напоминала праздник. «Никто не ожидал никаких беспорядков, все было мирно и спокойно. И вдруг начали поступать сообщения о столкновениях, о раненых, и чуть ли не об убитых. И эти сообщения стали передаваться людям на Манежной площади. Я сама видела, как омоновцы скручивали людей и заталкивали их в свои автобусы», –рассказывает сопредседатель «Гражданской федерации».

У Ольги Курносовой есть данные, что некоторым из задержанных на Манежной площади, и не принимавших участия даже в санкционированном шествии, впоследствии были предъявлены обвинения в том, что они, якобы нападали на сотрудников полиции на Болотной. «Я кричала “Позор!”, – продолжает Ольга Курносова. – Естественно, когда у меня на глазах “винтят” невинных людей, я не могу смотреть на это спокойно. Ну, и меня тоже задержали».

Через несколько часов Курносову выпустили на свободу. А за это время к полицейскому участку подходили москвичи и приносили передачи. Петербургская оппозиционерка вспоминает об этом с благодарностью. «На обратном пути приключений не было. За исключением того, что на одной из остановок мы встретили автобус, который вез “единороссов”. Ну, и конечно, мы обклеили весь этот автобус стикерами, которые у нас оставались с марша. Мы просто выразили все, что у нас накипело на душе, но, поскольку там не было никаких личных оскорблений, то этот наш демарш остался без последствий», – заключает Ольга Курносова.

P.S. 6 мая на Марсовом поле в Санкт-Петербурге прошел митинг, котором приняли участие более тысячи человек. На митинге выступили активисты общественных движений и обычные граждане.

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG