Линки доступности

Картина «Трон: Наследие»: интервью с актрисой Оливией Уайлд


Оливия Уайлд

Оливия Уайлд

16 декабря в Москве состоится премьера научно-фантастический фильма Джозефа Косински «Трон: Наследие», а 23 декабря фильм выйдет в российский прокат. Это продолжение фильма 1992 года и история о том, как сын (Гарретт Хедлунд) ищет своего отца-изобретателя в области информационных технологий (Джефф Бриджес) в виртуальном мире, где он затерялся 20 лет назад. Ему помогает бесстрашная Кворра (Оливия Уайлд), боевые искусства и наставница Кевина. Корреспондент «Голоса Америки» Галина Галкина встретилась с Оливией Уайлд в отеле SLS в Беверли-Хиллс.

Галина Галкина: Сложно ли вам было вам играть «нечеловеческую» роль (роль робота)?

Оливия Уайлд. Такие роли очень сложные, потому что не хочется, чтобы героиня показалась зрителям холодной. Поэтому я не подходила к исполнению этой роли, как к роли робота. Я попыталась взять лучшее у человеческого рода, собственно, то, к чему я стремлюсь сама, и отразить это в характере моего персонажа. Как я уже говорила, ее сострадание, самоотверженность, энергия, целеустремленность, внутренняя сила, ее ум, ее целомудрие и открытое сердце в сочетании с такими нечеловеческими свойствами, как неестественная сила, необыкновенная энергия, сверхъестественная выносливость, делают ее такой, что можно позавидовать. Конечно, она из другого мира, но мне кажется, что сложность с персонажами, не принадлежащим к человеческому роду, заключается в том, что они могут стать роботизированными или, в какой-то степени, отстраненными.

Г. Г.: Как вам работалось с Джеффом Бриджесом?

О.У.: О, Джефф, я так его люблю! Я была в полном восторге от того, что буду с ним сниматься. Я была уверена, что полюблю его даже до того, как мы с ним познакомились, что я его так полюблю, и что мы будем так здорово вместе работать, просто потому, что я была его фанаткой. Джефф был необыкновенно добр ко мне. Он радушно принял меня в мир «Трона». Интересно быть персонажем, который не существовал в оригинальном фильме, и пытаться достойно влиться в него. Я советовалась с Брюсом Бокслейтнером, Стивеном Лисбергером и Джеффом по поводу того, как Кворре лучше достоверно представлять мир «Трона», и у меня с ними было много разговоров о том, что все эти персонажи, эти программы представляют с точки зрения технологий. И у нас были действительно интересные дискуссии о положительном и отрицательном влиянии техники. Но мы были согласны, что Кворра представляет собой все самое хорошее, что есть в компьютерных технологиях, а также она полна сострадания, она самоотверженна, а эти качества не присущи роботам. Она уникальная, и она представляет собой все, что можено сделать с техникой, если она окажется в хороших руках, и это, безусловно, является важной темой картины.

Но суть того, что я хотела сказать, состоит в том, что Джефф и я действительно очень много времени провели в интересных беседах обо всем на свете – о философии, о буддизме и о влиянии техники на жизнь людей. Нам обоим действительно очень хотелось установить взаимоотношения, которые ясно покажут зрителям, что эти двое провели вместе много времени. Так, по времяисчислению «Трона» в переводе на время Земли, они провели вместе 200 лет, живя в изгнании.

Поэтому, конечно, хотелось, чтобы у зрителей создавалось такое ощущение, что их много что связывает. В общем, мы очень много работали над тем, чтобы получше узнать друг друга, и чтобы в результате у нас появился свой язык, некий шифр, и легкость в общении друг с другом. И, безусловно, когда работаешь с кинозвездой такого уровня, как Джефф, очень легко почувствовать неловкость и неуверенность в себе. Мне, конечно же, не хотелось, чтобы на экране отразилось нечто подобное и передалось зрителям, и Джефф очень помог мне в том, чтобы этого не произошло. В результате мы остались хорошими друзьями.

Г.Г.: Насколько детально вы разрабатывали 200 лет жизни вашего персонажа совместно с персонажем Джеффа Бриджеса?

О.У.: О, я провела очень большую работу, (смеется), где-то есть 500 страниц предыстории, написанные очень мелким почерком. Так как в нашей команде находился Стивен Лисбергер, который играл в оригинальном фильме, то он действительно помог всем соприкоснуться с его философией.

Г.Г.: Как съемки в «Троне» отразились на вашей жизни вообще?

О.У.: (Смеется) Ну, я никогда раньше не была в такой отличной форме, и я уже никогда не буду. Я очень много тренировалась. Если кто-то набросится на меня по дороге домой, то я дам такой отпор, что ему не поздоровится. Но я не могла прийти домой и приготовить спагетти и повеселиться с друзьями. Мне действительно приходилось себя ограничивать и сдерживать, и практически полностью посвятить себя своему персонажу, как это сделали многие, кто снимался в этом фильме.

Г.Г.: Как вы думаете, должна ли каждая женщина пройти через подобный процесс самоограничения?

О.У.: Актерам везет – они получают самых лучших персональных тренеров в мире, самых лучших мастеров по тому или иному виду спорта – в моем случае, по боевым искусствам. Для тебя создается необыкновенный персонаж и тебя делают настолько сильной, насколько ты только можешь быть. Не всем в жизни предоставляется подобная возможность. Не каждый может взять себе персонального тренера, который вылепит из него самое лучшее, что только можно, и чтобы это выглядело так хорошо, насколько позволяют его физические данные. Актерам везет в том, что они получают такую возможность для работы над ролью. Занятия с тренерами научили меня, как нужно заботиться о своем здоровье, причем не только во время съемок фильма, но и в обычной жизни. На самом деле, это достаточно просто, и каждый из нас может ежедневно делать комплекс полезных физических управжнений, не выходя из дома.

Г.Г.: Какие физические перемены изначально оказались самой большой и заметной?

О.У.: У меня появилась мускулатура. У меня, конечно, и раньше были мышцы, (смеется), но новые оказались замечательными. Они давали мне большую силу, которую нелегко воссоздать, особенно в верхней части тела.

Г.Г.: Это целый процесс подобного становления?

О.У.: Да, и я скучаю по тем вещам, которые я могла тогда надеть (смеется). Нет, конечно, мне нравится этот процесс. Но он различен от картины к картине. Я только что закончила съемки в картине «Ковбои против пришельцев», и мне пришлось ездить на лошади весь день, а это уже приобретение других физических навыков персонажа. Для меня это было, на самом деле, очень интересно, так что это зависит от того, над чем ты работаешь. Но я скучаю по тому, какой сильной я была, когда снималась в «Троне», и скучаю по моей каскадерской команде. Я никогда не интересовалась спортом в старших классах, а на съемках «Трона» просто влюбилась в спорт. Участие в каскадерской группе фильма оказалось для меня перым опытом такого товарищества, и я тоскую по тому времени.

Г.Г.: Вам удалось оставить свой замечательный костюм себе?

О.У.: Ха! Нет, они едва давали мне дотронуься до него. Подобные вещи хранятся где-то в надежном месте под замком.

Г.Г.: Когда вы узнали, что заняли первое место в рейтинге журнала Maxim «100 самых сексуальных...», то как вы на это отреагировали?

О.У.: Раздулась от гордости до невероятно больших размеров. (Смеется). Нет, вы знаете, все это очень лестно, очень приятно, и ты принимаешь это, и идешь вперед. Мне кажется, что за подобную победу нельзя держаться, иначе она может помешать тебе сосредоточиться на дальнейшей работе. Мне очень повезло, что я могла делать картину за картиной и, в то же самое время, продолжать съемки в «Докторе Хаусе» в течение нескольких последних лет. Мне очень повезло, что мне удалось много работать, так что у меня не было времени обращать внимания на подобные вещи. Это лестно, но это не стало чем-то важным в моей жизни.

Г.Г.: Значит, вы предпочитаете, чтобы вас хвалили за вашу игру, а не за привлекательную внешность?

О.У.: (Смеется). Совершенно верно. Мне бы хотелось актерствовать до самой смерти, так что речь идет о профессиональной долговечности. Это и есть для меня определение успеха.

И мне очень повезло, что я могла сыграть роли, главным критерием которых не является сексуальность. Я очень ценю это и благодарна за это. Так, моя героиня Кворра запросто могла оказаться в «Троне» сексуальным персонажем, она могла бы стать искусительницей мира «Трона», эдакой женщиной-вамп в резине. Но благодаря Джозефу Косински и сценаристам, она стала намного интереснее. Мы пытались создать персонаж, который бы привлекал и женскую аудиторию, и мужскую, мы хотели, чтобы она была сильной и умной, утонченной и наивной, странной и смешной, и необычной, и мы смогли это сделать. Но это получилось потому, что никто не ожидал от нее только сексуальности и никто не ожидал от меня этого. Я очень усердно работала над этой ролью, и очень горжусь тем, что получилось в результате.

Г.Г. Вам нравятся видеоигры? Вы разбираетесь в них?

О.У.: Нет, (смеется). До «Трона» последней видео игрой, в которую я играла, была «Утиная охота». Когда мне было десять лет, то у меня была небольшая Sega, но я никогда не была заядлой любительницей видеоигр. Мне кажется, что это так сложно! Я играла в видеоигру «Трон», потому что мне нужно было озвучивать голос Кворры. Но я не прошла дальше первого уровня, это уж точно. Но подобные игры создают очень умные люди, и я думаю, что мир видеоигр совершенно необыкновенный, и я считаю это за честь – быть его частью.

Другие интервью со звездами Голливуда читайте здесь

XS
SM
MD
LG