Линки доступности

Белокурый мустангер вновь в седле


Олег Видов и Эслинда Нуньес. Courtesy photo

Олег Видов и Эслинда Нуньес. Courtesy photo

Актер Олег Видов поделился впечатлениями от поездки на Кубу

Олег Видов, звезда популярного советского фильма 1973 года, вольной экранизации романа Майн Рида «Всадник без головы» на днях побывал на Кубе, чтобы отметить 40-летие этой картины.

70-летний актер, живущий уже много лет в США, отправился на неделю в Гавану со своей женой, американкой Джоан Борстен, бывшей журналисткой, ставшей бизнесвумен. Олег Видов, нордический красавец, имевший в Советском Союзе статус экранного кумира (тогда не употребляли выражение «секс-символ»), в середине 80-х годов бежал на Запад, несмотря на славу и безбедную жизнь. Он сыграл в нескольких голливудских лентах вместе с такими актерами, как Арнольд Шварценеггер и Микки Рурк, и долгое время вместе с супругой занимался коммерческим продвижением и реставрацией советских мультфильмов.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» позвонил Олегу Видову в Малибу (Калифорния).

Олег Сулькин: Олег, это ваша первая поездка на Кубу после съемок «Всадника без головы»?

Олег Видов: Нет, мы ездили в Гавану два года спустя на премьеру вместе с Сергеем Герасимовым и Тамарой Макаровой. Я с ними в поездке подружился. Потом я еще раз приезжал в Гавану на международный фестиваль молодежи и студентов в 1978 году. Я к тому времени уже закончил режиссерский факультет ВГИКа в мастерской Ефима Дзигана, сняв дипломный фильм «Переезд» и получив за него «отлично» от Станислава Ростоцкого. На фестивале молодежи встречали сердечно, хлебосольно – помню километровые столы, заваленные фруктами. Меня узнавали на улицах, приветствовали.

О.С.: А в этот раз?

О.В.: Тоже узнавали, в том числе, что было удивительно, молодые люди. Дело в том, что советские фильмы с моим участием показывают до сих пор по кубинскому телевидению. И «Москва, любовь моя», и «Сказку о царе Салтане», и многие другие.

О.С.: Поездки на Кубу для большинства американцев по-прежнему недоступны из-за официального запрета на вывоз туда долларов. Сейчас, похоже, двери открываются пошире. Если не секрет, как вам удалось получить разрешение?

О.В.: Я пишу автобиографию, и мне нужно было добрать подготовительный материал для главы о «Всаднике без головы». Мы с Джоан поговорили со знающими людьми и сообразили, что можем отправиться на Кубу по так называемой «генеральной лицензии». Потом мы получили приглашение от международного кинофестиваля в Гаване. Одна из руководительниц фестиваля Кармен Морантес работала в съемочной группе «Всадника без головы», ездила на съемки в Советский Союз и даже участвовала в массовке. В общем, звезды нам благоприятствовали. Из Лос-Анджелеса мы прилетели сначала в Мехико, – там у нас было запланировано несколько встреч, – а затем оттуда перелетели в Гавану. Мы позвонили Эслинде Нуньес, которая во «Всаднике» играла Исидору. Она страшно удивилась и обрадовалась: шутка сказать, мы не виделись почти 40 лет.

О.С.: Помню Эслинду Нуньес в фильме. Очень эффектная у нее внешность. Чем она сейчас занимается?

О.В.: Снимается в кино, играет в театре. Для своего возраста выглядит очень хорошо. Замужем за известным кубинским режиссером Мануэлем «Маноло» Эррера. Многие годы он возглавлял Кубинскую Синематеку. Их сын тоже кинорежиссер. Потрясающая пара, очень дружная семья! Мы много времени провели с ними, вспоминая съемки «Всадника» и тех многих коллег, которые за эти годы, увы, ушли от нас. У нас с Эслиндой, при всех различиях наших судеб, общее отношение к актерской профессии, которое я бы определил как перфекционизм.

О.С.: Где вы остановились в Гаване?

О.В.: В гранд-отеле «Насьональ». Он немного обшарпан, но сохраняет прежнее величие. Мы побывали и в отеле «Ривьера», где останавливались в 70-е. Во время нашего пребывания в Гаване кубинская киношкола отмечала свою 27-ю годовщину. Ее директор Хорхе Молина пригласил нас на торжественную церемонию разрезания праздничного торта. Киношкола находится примерно в часе езды от Гаваны, в городке Лос-Баньос. Эслинда тоже приехала. Атмосфера была сердечной и волнующей. Меня попросили поставить автограф на «стену славы», и я был удивлен, увидев на ней имена многих американских режиссеров, которые, оказывается, посещали киношколу в разные годы.

О.С.: Где вы еще выступали?

О.В.: В Национальном союзе писателей и артистов, что-то вроде московского Дома кино. Меня представила Эслинда. И приняли очень хорошо, дружески. Я привез отрывки из своих фильмов, их показали на встрече со студентами в университете. Любопытно, что я не взял с собой отрывок из американского фильма «13 дней» про Карибский кризис, где я играю советского посла Зорина. Подумал: мало ли что. А потом в гостиничном номере включил телевизор и попал прямо на него. В общем, зря перестраховался.

О.С.: Пересматривая недавно «Всадника», я восхитился потрясающими видами природы. Прерии, горы, гигантские кактусы. Это что, все снималось на Кубе?

О.В.: Насколько я помню, сцены в гасиенде снимались в Гаване. А поразительный кактусовый лес – в Сантьяго-де-Куба. Кактусы высотой 12-15 метров с длинными твердыми иголками, похожими на гвозди. Я должен был пришпорить лошадь и промчаться через эти заросли. Очень боялся, что кубинская лошадь не поймет моих русских команд. Я на нее что есть силы гаркнул, и она взяла с места в карьер. Я молился, чтобы не понесла прямо на кактусы. А вот восхитившие вас горы и прерии снимались в Азербайджане и Белогорске, это в Крыму. Режиссер фильма Владимир Вайншток был потрясающим продюсером, хотя в то время в советском кино и такого слова-то не было. Он всегда собирал сильный актерский состав и сильную команду кинопрофессионалов. Иногда не приезжал на съемку, но все нормально крутилось и без него.

О.С.: Олег, в сценах скачек вас каскадеры подменяли?

О.В.: Нет. Все делал сам. Моя мама в молодости была хорошей наездницей, и мне это умение, видимо, генетически передалось. В двенадцати фильмах мне довелось ездить верхом.

О.С.: Вообще, вид у вашего мустангера Мориса Джеральда в фильме очень запоминающийся. Длинные белокурые волосы до плеч, примерно как сейчас, – в советское время такие прически, помнится, не очень поощрялись.

О.В.: В симферопольском ресторане директриса кричала на меня: «Распустились! Стиляги!». Мы пытались ей объяснить, что такая шевелюра нужна для киносъемки, но было бесполезно.

О.С.: Российских коллег по фильму давно не видели?

О.В.: В июне прошлого года в Москве, на телепередаче у Андрея Малахова «Сегодня вечером» в связи с моим 70-летием, я увидел Сашу Милокостого, который во «Всаднике» сыграл Генри, брата Луизы, пассии моего мустангера. Вы его наверняка помните по роли Юры Львова в сериале «Адьютант его превосходительства». Мы очень тепло пообщались. А с Луизой, то есть с Людочкой Савельевой, надеюсь увидеться в следующий свой приезд в Россию. Переводчиком на фильме и автором текста песен был поэт и драматург Павел Грушко, который сейчас живет в Бостоне.

О.С.: На каком языке вы общались в этот свой приезд на Кубу?

О.В.: Я немного говорю по-испански. Но разговоры посерьезней переводила Джоан. Она в совершенстве знает испанский, учила его в Беркли, стажировалась в Мексике, два года работала в «Корпусе мира» в Панаме. Я себя чувствовал как у Христа за пазухой.

О.С.: Какое впечатление на вас произвела Гавана, ее жители?

О.В.: Атмосфера спокойная, нормальная. Люди предельно доброжелательны. Трудности, конечно, есть, но люди к ним привыкли. Очень в этом смысле похоже на советское время в России. Если же сравнивать с Кубой 70-х, то стало значительно меньше антиимпериалистических лозунгов и гораздо больше частных ресторанчиков и новых автомобилей. Жизнь стала лучше, а веселой она была здесь всегда. Такой это кубинцы народ – оптимистичный и неунывающий.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG