Линки доступности

Умерла американская дочь Маяковского


Патрисия Томпсон у себя дома.
Photo by Oleg Sulkin

Патрисия Томпсон у себя дома. Photo by Oleg Sulkin

Патрисия Томпсон бережно хранила память об отце

Патрисия Дж. Томпсон (Patricia J. Thompson), почетный профессор Леман-колледжа и исследователь творчества Владимира Маяковского умерла в Нью-Йорке в минувшую пятницу на 90-м году жизни.

Генеалогическое древо

Она настаивала, чтобы к ней обращались «Елена Владимировна» и очень негодовала, когда кто-либо осмеливался выразить даже самое малое сомнение в том, что она дочь, пусть и внебрачная, великого русского поэта. Но от анализа ДНК всегда наотрез отказывалась.

Примерно три года назад живущая много лет в нью-йоркском районе Вашингтон-Хайтс госпожа Томпсон через автора этих строк, уезжавшего на несколько дней в Москву, передала в московский Музей В.В. Маяковского важную информацию о ее готовности передать этому музею свой семейный архив. Это около сорока папок и альбомов с документами, проливающими свет на американский вояж Маяковского в 1925 году, и последовавшие за этим события жизни поэта, трагически оборвавшейся в 1930 году.

Дирекция музея, в свою очередь, передала тогда со мной для Патрисии Томпсон подарок, для нее, пожалуй, никак не меньшей значимости. В выпущенном музеем альбоме «Семья Маяковского» опубликовано генеалогическое древо поэта, где впервые фигурируют его американская пассия Элли Джонс, их дочь Патрисия (Елена Владимировна) и внук Роджер Шерман-Томпсон. Таким образом, после многих лет недомолвок американская ветвь Маяковского была официально признана в России.

Копия поэта

В гостях у Патриши — так по-американски произносят ее имя — я побывал в первый раз лет десять назад. Квартира ее — на первом этаже красивого жилого комплекса «Хадсон-вью гарденс», похожего на средневековую крепость. Баскетбольный рост, гордая осанка, крупные, резкие черты лица, брови вразлет, большие, чуть навыкате глаза. Просто копия Владимира Владимировича!

В 85 лет Патрисия Томпсон ушла на пенсию, оставив многолетнюю преподавательскую работу в Леман-колледже городского университета Нью-Йорка, где она изучала социологию и гендерные проблемы. Ее удостоили пожизненной почетной профессуры.

Ее рабочий стол всегда был завален бумагами. Помню, в один из моих визитов хозяйка с гордостью показала шутливый рисунок Маяковского, на котором он заслоняет ее мать, Элли Джонс, «от прохожих». Этот рисунок в числе других включен в книгу Патрисии Томпсон «Маяковский на Манхэттене», выпущенную в Москве в 2003 году. Это в книжке – «от прохожих», а вслух она уточнила — «от других ухажеров»: «Моя мать была молодой и красивой, и он не хотел, чтобы кто-то занял его место в ее жизни».

«Они ссорились и мирились»

Несмотря на чисто американское имя, Элли Джонс — русская по крови. Настоящее ее имя — Елизавета Петровна Зиберт. Родилась она в 1904 году в поселке Давлеканово в Башкирии в богатой семье потомков немецких протестантов-меннонитов. После революции работала в Уфе и Москве в гуманитарных американских организациях, где познакомилась и вышла замуж за англичанина бухгалтера Джорджа Джонса. Через какое-то время они уехали в Лондон, а потом в США.

Маяковский-путешественник ступил на американскую землю 27 июля 1925 года. Ему было 32 года. Через месяц на одной из вечеринок в Манхэттене поэт встретил Элли Джонс. 20-летняя русская эмигрантка к этому моменту жила отдельно от мужа-англичанина, хотя они и оставались друзьями.

«Да, конечно, Маяковский был влюбчив, — рассказывала мне Патрисия. – Новое чувство охватывало его мгновенно, он сгорал от страсти, не находил себе места, должен был быть рядом с объектом своего чувства ежечасно, ежесекундно. Именно так, стремительно, по восходящей, развивался его роман с моей мамой. Она мне рассказывала, как они гуляли по Нью-Йорку дни и ночи напролет, ходили в гости к Давиду Бурлюку и другим друзьям Владимира Владимировича, сидели на скамейках, слушали гарлемский джаз, ездили в летний лагерь для детей рабочих «Нит гедайге», в зоопарк в Бронкс, обедали в русских и армянских ресторанах, ссорились, мирились».

Смесь культур и кровей

Русский поэт уехал из Америки 28 октября 1925 года и больше никогда не возвращался. 15 июня 1926 года в Нью-Йорке, в районе Джексон-Хайтс, родилась Элен Патрисия Джонс.

Патрисия показывает фотографию, на которой ее мать Элли Джонс запечатлена на пляже в купальном костюме, держащей за руку маленькую дочку. Снимок сделан в 1928 году в Ницце, куда «две Элли», как их ласково называл Маяковский, приехали отдыхать, а он нагрянул из Парижа их проведать.

Любопытно, что второй муж Элли Генри Питерс удочерил «маленькую» Элли, когда ей было уже 50 лет. Именно тогда она взяла себе имя –Патрисия Дж. Томпсон. «Во мне много кровей и культур перемешалось, – говорила она. – Мать родилась в Башкирии, отец – в Грузии, первый мой отчим – британец, второй – немец».

Патрисия окончила Барнард-колледж, работала редактором в журналах. В 1954 году вышла замуж за Уэйна Томпсона-Шермана. После двадцати лет семейной жизни они развелись. Роджер, ее сын от брака с Уэйном, по профессии адвокат. Они были очень дружны. Роджер женат, они с женой усыновили мальчика из Колумбии. Под влиянием бабушки Логан в школе написал сочинение про русского поэта Маяковского. Патрисия в шутку называла своего приемного внука «революционером с двух сторон».

О генетической памяти

Помню, как Патрисия показывала массивный орден Михаила Ломоносова, которым награждена за укрепление российско-американских культурных и образовательных связей. «Я очень горжусь этой честью, – сказала она тогда, – и в особенности тем, что получателем награды в сопровождающих бумагах я названа как Елена Владимировна Маяковская».

«Маяковскому нравилось ощущать себя отцом, – сказала в другой наш разговор Патрисия. – Ему нравилось держать на коленях маленькую девочку. В одной из его рукописей в архиве я увидела нарисованный им цветок. Поразительно, именно такие цветы я рисовала с детства. Вот она, генетическая память. Я не соревнуюсь, кого он любил больше. Но если меня спрашивают, кто любил его больше, то я утверждаю: моя мать. Она хранила молчание. Она могла сделать аборт и не сделала. И вот родилась я – свидетельство ее любви к нему...»

Государственный музей В.В. Маяковского на странице в Facebook выразил глубокие соболезнования Роджеру и Логану Томпсон.

«Две недели назад, – говорится на странице музея, – директор музея был в гостях у Елены Владимировны: обсуждали будущую выставку к ее 90-летию, новую книгу, поездку в Россию... И вот теперь Елены Владимировны с нами нет».

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG