Линки доступности

Лидеры Израиля крупным планом


Ицхак Рабин и Генри Киссинджер. Кадр из фильма «Премьер-министры. Солдаты и миротворцы». Courtesy photo

Ицхак Рабин и Генри Киссинджер. Кадр из фильма «Премьер-министры. Солдаты и миротворцы». Courtesy photo

Ричард Транк о своем фильме «Премьер-министры. Солдаты и миротворцы»

В пятницу, 9 октября на экраны Нью-Йорка вышел новый документальный фильм «Премьер-министры. Солдаты и миротворцы» (The Prime Ministers: Soldiers and Peacemakers). Режиссером выступил Ричард Транк (Richard Trank), продюсером – раввин Марвин Хайер (Marvin Hier), представляющие лос-анджелесскую студию Moriah Films.

Фильм, продолжающий тему первой ленты Транка о лидерах Израиля «Премьер-министры. Первопроходцы» (The Prime Ministers: The Pioneers), снятой два года назад, через неделю выйдет в кинотеатры в Лос-Анджелесе, после чего планируется его общенациональный прокат.

Это уже четырнадцатый фильм, снятый студией Moriah Films, киноотделением Центра Симона Визенталя, международной правозащитной и образовательной организации. Два фильма студии удостоены «Оскара» в категории документального кино – «Геноцид» (1981) и «Долгая дорога домой» (1997).

Главная фигура фильма – его ведущий-нарратор посол Иехуда Авнер (Yehuda Avner), работавший в администрациях Ицхака Рабина и Менахема Бегина, когда они занимали пост премьер-министра Израиля. Фильм основан на книге воспоминаний Авнера, бестселлере «Премьер-министры» и погружает зрителя в бурные времена недавней истории Израиля. Авнер умер в марте этого года от рака в возрасте 86 лет.

На экране - взлет к власти Рабина в 1974 году как первого лидера страны, родившегося на ее территории, перипетии заключения первого двустороннего соглашения между Израилем и Египтом в 1975-м, драматическая история спасения заложников в Энтеббе в 1976-м, напряженные отношения между Рабином и президентом США Джимми Картером, уход Рабина из-за финансового скандала с его супругой Леей.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» позвонил Ричарду Транку в Лос-Анджелес и попросил ответить на ряд вопросов.

Олег Сулькин: Ричард, мы с вами беседовали три года назад в связи с вашим фильмом «Это не сон: жизнь Теодора Герцля» (It Is No Dream: The Life of Theodor Herzl). Как складывался ваш новый проект? Вы сами предложили господину Авнеру рассказать о его судьбе и карьере?

Ричард Транк: Собственно, идея пришла в голову не мне, а раввину Хайеру, главе студии Moriah Films. Он знал Иегуду Авнера больше тридцати лет. Мы как раз заканчивали фильм о Герцле, и он дал мне почитать книгу Авнера «Премьер-министры», сказав: «Думаю, из этого может получиться хороший фильм». Я поехал в Израиль, встретился с Авнером и убедился в том, что он прекрасный рассказчик и обаятельный человек. Для экрана два этих фактора важны в равной степени. В результате у нас получился не один фильм, а два. Первый, «Премьер-министры: первопроходцы», вышел два года назад. Он посвящен тому начальному периоду истории Израиля, когда Авнер работал с Голдой Меир и Леви Эшколем (премьер-министры Израиля в 60-70-е годы. – О.С.).

О.С.: Вы начинаете свою новую картину с весьма раннего эпизода 1948 года, когда произошел вооруженный конфликт между сторонниками Менахема Бегина, с одной стороны, и Давида Бен-Гуриона и Ицхака Рабина, с другой. Почему вам показался важным этот инцидент?

Р.Т.: Он весьма поучителен. Политическая история Израиля вовсе не гладкая дорога, и на этой дороге было много препятствий, как внешних, так и внутренних. Очень поучительно: бывшие заклятые враги Бегин и Рабин стали сотрудничать и уважать друг друга. Именно Рабин посоветовал Авнеру принять предложение Бегина, когда тот выиграл выборы и стал премьер-министром, работать в его команде.

О.С.: Был ли господин Авнер откровенен с вами с самого начала или его пришлось уговаривать?

Р.Т.: Он говорил предельно открыто и искренне. Во многом придерживался того, что уже написал в своей книге. В его рассказах масса увлекательных деталей. Например, отношения между Рабином и Генри Киссинджером, их трения, когда они обсуждали заключение договора с Египтом. Тайный обмен мнениями между Бегином и Анваром Садатом (президент Египта в 1970-1981 гг.- О.С.) в преддверие саммита в Кэмп-Дэвиде. Слушая воспоминания Авнера, понимаешь, что какие-то важные подвижки происходили стремительно, как бы в один прыжок. Другие достигались путем долгих, микроскопических продвижений вперед. Наверное, так и пишется история, все время разными темпами.

О.С.: Интересна хроника тех лет и редкие фотографии. Как вам удалось их заполучить?

Р.Т.: Многое показывается впервые. У меня прекрасная команда. Изобразительный ряд искали незатертый, уникальный. Тесно работали с рядом израильских, европейских и американских архивов, как государственных, так и частных.

О.С.: Что было самым неожиданным?

Р.Т.: Детали закулисных переговоров разных лет с участием Бегина, Садата, Картера, Рейгана. Обстоятельства частной жизни Бегина после смерти его любимой жены Ализы. Перипетии дипломатической карьеры Авнера, служившего послом Израиля в Великобритании и Австралии, после чего он вернулся в Израиль, где проработал советником Рабина вплоть до его злодейского убийства в 1995 году.

О.С.: В воспоминаниях Авнера есть не только драматизм, но и юмор...

Р.Т.: Мне кажется, что эпизод государственного обеда, который президент Джеральд Форд дал в честь Ицхака Рабина в Вашингтоне, вне конкуренции по части юмора. Авнер заказал кошерную еду, и ему принесли огромное блюдо в виде овощной пирамиды, которое внешне сильно отличалось от блюд, которые принесли всем остальным. Сидевшая рядом с ним Барбара Уолтерс начала, улыбаясь, аплодировать. Форд, заметив это, спросил у сидевшего рядом Рабина, что происходит. Но тот увернулся от прямого ответа. Когда спустя какое-то время Авнер спросил Рабина, почему тот уклонился от честного объяснения Форду, тот сказал: «Представь себе, как бы я выглядел, если бы весь мир узнал, что я, в отличие от тебя, ел некошерную еду».

О.С.: Майкл Даглас озвучивает за кадром голос Ицхака Рабина, а Кристоф Вальц – голос Менахема Бегина. Оба они знамениты и очень востребованы как актеры. Как вам удалось их заполучить?

Р.Т.: Даглас уже второй раз работает с нами, Вальц - третий. Они превосходно делают эту работу, которую я бы назвал гуманитарной.

О.С.: Мотивация Дагласа очевидна, он еврей и исповедует иудаизм. А какова мотивация австрийца Вальца?

Р.Т.: Семья Вальца тесно связана с еврейством. Достаточно сказать, что его жена еврейка, их сын – ортодоксальный раввин в Лондоне, а дочь живет в Тель-Авиве. Любопытно, что бабушка и дедушка Вальца были актерами в Австрии и играли в спектаклях по пьесам, которые писал Теодор Герцль. Так что уговаривать Кристофа не пришлось.

О.С.: Как бы вы обозначили главную тему фильма? Р.Т.: Лидеры Израиля, видевшие себя воинами, солдатами, со временем неизбежно брали на себя миссию миротворца. Для Бегина его звездным часом стал Кэмп-Дэвид, для Рабина – Осло. Такая вот непреложная диалектика. Сейчас на Ближнем Востоке плохие времена. Но вспомним, так бывало и раньше. Нужна политическая воля, нужны лидеры-миротворцы, чтобы вернуть людям надежду на мир.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG