Линки доступности

«Оккупай Уолл-стрит» два года спустя


Активисты у памятника Джорджу Вашингтону на Уолл-стрит

Активисты у памятника Джорджу Вашингтону на Уолл-стрит

Активисты движения отметили годовщину уличными акциями и не только

Движение «Захвати Уолл-стрит» анонсировало свою вторую годовщину «твитами», гласившими «мы возвращаемся домой». Под «домом» активисты имели ввиду сквер Зукотти в нижнем Манхэттене, где два года назад они разбили палаточный лагерь, ставший колыбелью и на пару месяцев символом движения. Сегодня, два года спустя, городские власти заблаговременно обнесли сквер Зукотти, который демонстранты окрестили «площадью Свободы», металлическими барьерами. Но дело даже не в превентивных действиях полиции: желающих вернуться «домой» оказалось не так уж много. Если два года назад против «коррупции и жадности» корпораций протестовали тысячи, сегодня на нижний Бродвей вышло не более пары сотен человек.



Критики указывают, что движение «Захвати Уолл-стрит» так и не выдвинуло четких требований, не сформировало политической программы и не предъявило средствам массовой информации фотогеничных и эрудированных лидеров, которые могли бы эти требования и программу доступно объяснить массам. Однако сами активисты считают, что как раз в этом заключалась его сила: невозможность поместить «Захвати Уолл-стрит» в заранее определенные рамки сделала движение непредсказуемым и неуправляемым. Именно предвкушение неизвестного, перспектива выхода «за флажки» влекли неудовлетворенных реальностью идеалистов на баррикады.

И именно это сделало движение опасным в глазах властей. Один за другим лагеря «захватчиков» в разных городах были разогнаны, зачастую с использованием грубой силы, в рамках, как теперь стало известно, скоординированной федеральной программы.

«Годовщины по своей природе существуют в заранее определенных рамках, – написала в интернет-издании Salon Наташа Леннард, освещавшая «Захвати Уолл-стрит» с самого начала. – Годовщины революций и знаковых событий инакомыслия исторически служат инструментами нейтрализации тех самых бунтарских импульсов, которые изначально породили эти события».
Именно в силу предсказуемости и ритуальности «юбилейных дат» посвященные им акции по определению лишены спонтанной энергии, которая вдохновляла и подпитывала участников движения два года назад.

И все же, говорить о том, что движение «Захвати Уолл-стрит» растворилось, оставив лишь ностальгические воспоминания у его участников, нельзя. Придуманный движением ярлык «99 процентов» прочно вошел в обиход как политиков, так и обывателей. Никуда не делось и само явление, на которое указывает этот ярлык: проблема социально-экономического неравенства.
На долю пресловутого 1-го процента (домохозяйств с доходом в 394 тысячи долларов в год) в прошлом году пришлось 20% доходов, заработанных в США. Как сообщил во вторник журнал Forbes, за пять лет, прошедших после финансового кризиса, сверхбогачи вернули себе богатство, потерянное во время рецессии, и установили новый рекорд. Совокупный объем состояния 400 богатейших людей Америки теперь оценивается в 2,02 триллиона долларов, что примерно равно годовому объему валового внутреннего продукта России. В то же время уровень бедности в США за тот же период не изменился: по данным Бюро переписи населения, 46 с половиной миллионов американцев, или 15% населения, живут ниже черты бедности.

Во многом благодаря движению «Захвати Уолл-стрит» сегодня национальные дебаты о государственном долге и сокращении бюджета не обходятся без упоминания расширяющейся пропасти между богатыми и бедными и коррупции финансовых кругов. Мэр города Ричмонд, в штате Калифорния, Гэйл Маклафлин, участвовавшая в акциях «Захвати Уолл-стрит», сегодня стоит во главе инициативы, вынуждающей банки вступать в переговоры с домовладельцами, оказавшимися в результате финансового кризиса не в состоянии оплачивать ипотечные кредиты, вместо того, чтобы без разговоров отчуждать у них собственность. Элизабет Уоррен, поддерживавшая движение «Захвати Уолл-стрит», сегодня избрана в Сенат США, где она занимает видное место в Банковском комитете, регулирующем финансовые институты. В Нью-Йорке «общественный омбудсмен» Билл де Блазио, заявивший в интервью, что он не стал бы отдавать приказ о разгоне лагеря «Захвати Уолл-стрит» в парке Зукотти, сегодня является ведущим кандидатом на пост мэра города.

Движение «Захвати Уолл-стрит» мутировало в различные низовые иницииативы и, лишившись физического присутствия в нижнем Манхэттене, как говорят активисты, «существует в диаспоре». Активисты движения, организовавшие бригады добровольцев для устранения последствий урагана «Сэнди» в прошлом году, заслужили неохотной похвалы даже от нью-йоркских властей. Они физически «защищают» домовладельцев, у которых банки грозят отобрать жилье из-за неспособности выплачивать ипотеку. Они выкупают у банков долговые обязательства и тем самым освобождают от необходимости их выплачивать тех, кто не может себе этого позволить. Они работают над созданием альтернативного банка, или «денежного кооператива», который должен предоставлять финансовые услуги по себестоимости. Все это происходит вдали от телевизионных камер.

И некоторые из них все еще отмечают годовщины, устраивая остроумные шествия.
  • 16x9 Image

    Виктория Купчинецкая

    Штатный корреспондент "Голоса Америки" с 2009 года.  Работала в Вашингтоне, сейчас базируется в бюро "Голоса Америки" в Нью-Йорке. Телевизионный журналист, свободно ориентируется во многих аспектах американского общества, включая внешнюю и внутреннюю политику, социальные темы и американскую культуру

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG