Линки доступности

Cергей Капица: Невероятное оказалось очевидным


Дмитрий Медведев и Сергей Капица. 17 ноября 2011 г.

Дмитрий Медведев и Сергей Капица. 17 ноября 2011 г.

Умер выдающийся российский ученый и популяризатор науки

На 85-м году жизни умер профессор Сергей Петрович Капица. Человек универсальных знаний и глобального мышления, член династии выдающихся ученых, блестящий популяризатор науки. Званий, регалий, членств, премий у него столько, что за глаза хватит на пол-университета. Российские телезрители нескольких поколений знают его как бессменного ведущего программы «Очевидное – невероятное». В 2004 году Сергей Капица приезжал в Нью-Йорк, где дал интервью на существовавшей тогда русскоязычной радиостанции «Народная волна» журналисту Олегу Сулькину. Предлагаем вашему вниманию фрагменты беседы, происходившей в прямом эфире.

Олег Сулькин: В последние годы вы заметно уходите от точных наук в сторону философских, гуманитарных проблем. С чем это связано?

Сергей Капица: Это связано с проблемами, происходящими в России и в мире. Я долгое время занимался прикладной и теоретической физикой, был вовлечен в очень мощную дискуссию, которая двадцать лет назад была в полном разгаре: что делать с огромным количеством ядерного оружия, накопленного на планете и представляющего страшную угрозу цивилизации. Это нужно было объяснять в доступной форме политикам, военным, простым людям. Таким образом, глобальные проблемы, которые были сформулированы Римским клубом, членом которого я являюсь, должны иметь свое разрешение. Сейчас мы должны вернуться во всеоружии к осуществлению нового глобального социального заказа. Самая главная проблема — динамика роста народонаселения мира. Несколько десятилетий мы наблюдали стремительный, безудержный рост человечества. Этот взрыв способен привести к страшным последствиям.

О.С.: Неужели вы стали последовательным мальтузианцем?

С.К.: Вовсе нет. Хотя я считаю, что Мальтус сделал для своего времени очень много. Он впервые обратился к математическому моделированию процессов развития человечества, сформулировал представление о том, что человечество развивается по экспоненте, а производительные силы — более медленно, по линейному закону, и поэтому они будут ограничивать рост населения. Эта точка зрения до сих пор существует и пропагандируется очень многими, в том числе и Римским клубом.

О.С.: Не хотите ли вы сказать, что демографические возможности нашей планеты ограничены?

С.К.: Нет, это слишком упрощенно. Кризис есть. Но почему он происходит? Почему вообще происходит развитие человечества? Я пытался ответить по мере своих способностей на этот вопрос. Выяснилось, что мы, по существу, развиваемся по очень своеобразному закону. Во-первых, нас в тысячи раз больше, чем сравнимых с нами животных, скажем, волков и медведей. Если бы их было 10 тысяч — они бы вымерли, а миллион — слишком много. Природа сама поддерживает разумный баланс. По составу нашей крови и тканей мы очень похожи, простите, на свиней. Но эти создания размножаются через 2-3 года после появления на свет, а мы откладываем тот же процесс на 20-30 лет. Почему? Только потому, что у человека есть разум, который проявляется не сразу, а берет 20-30 лет на то, чтобы его сформировать. Почему нас в тысячи раз больше, чем сравнимых с нами животных? Задумайтесь об этих простых вещах!

О.С.: Имеют ли какое-то значение для сокращения населения бесконечные войны, которые происходят в мире?

С.К.: Нет, на фоне общего развития населения это просто некий шум. Был страшный мор человечества во время чумы 1348 года (во время Великой эпидемии бубонной чумы в Западной Европе умерли 25 млн. человек – О.С.). Кстати, эпидемия стала результатом бактериологической войны, развязанной предшественниками Саддама Хусейна в Феодосии в Крыму. В 14 веке там была генуэзская крепость Кафа, которая два года осаждалась турками. Они никак не могли взять эту крепость, пока не начали забрасывать туда останки людей, погибших от чумы, и крыс, которые являются разносчиком этой болезни. Настоящая бактериологическая война. Она привела к тому, что крепость пала, но умерли не все сразу. Некоторые люди, зараженные чумой, уехали на кораблях сначала в Константинополь, а потом в Геную. И чума распространилась по всей Европе. Почему так страшна бактериологическая война? Потому что она может выйти из-под контроля.

О.С.: Человечество столкнулось со СПИДом, со всякими новыми болезнями, которые идут откуда-то из тропиков и от которых нет противоядия. Вам не кажется, что это новая грозная атака на человечество, и дело может кончиться очень плохо?

С.К.: Нет, я так не думаю. С моей точки зрения, человечество ограничивают другие факторы. Человечество пережило чуму, пережило первую и вторую мировую войну, когда погибло, по моим расчетам, не менее 250 млн. человек. Причем не только от военных действий. Точно так же сейчас: сопутствующие потери в Ираке или где угодно гораздо выше, чем число людей, погибших в результате прямых военных действий.

О.С.: Что же определяет развитие человечества?

С.К.: Все привыкли к тому, что наше развитие определяют ресурсы и биологические факторы. Это не совсем так. Сейчас мы подошли к пределу развития нашего разума. Ресурсов хватает. Нет (разумной) системы распределения. Например, в Индии, где население превышает миллиард, и люди умирают на улицах от голода, – существует годовой запас продовольствия, который сгниет или будет уничтожен крысами, потому что нет социально-экономических способов распределить это продовольствие. Человечество устроено далеко не так наивно, как нам кажется. Надо искать более глубокие, системные механизмы поведения человека. Это, по существу, то, чем я занимался.

О.С.: Может ли то, что происходит сейчас в мире, перерасти в третью мировую войну?

П.К.: Идея войны цивилизаций серьезной критики не выдерживает. Настоящая война - если бы каждый день трижды происходили теракты, подобные 11 сентября 2001 года. Вот что такое настоящая война – причем даже без использования ядерной энергии. Мы выдумали атомные бомбы, и сделали такое их количество, что это уже не лезет ни в какие ворота. Самые умные люди уговаривали себя: для взаимного устрашения. Но кого? Только Бога можно устрашать таким количеством оружия. Это распад, если хотите, общественного сознания. Нет какой-то разумной структуры, и мы хватаемся за отжившие представления. Почему православие должно нас спасти? Почему нас должны спасти какие-то полицейские методы управления? Мы видим, что ни то, ни другое не работает. Надо искать какие-то другие пути, и я уверен, что мы их найдем.

О.С.: Вы изучали неопознанные летающие объекты?

П.К.: Я совершенно не верю в них. Считаю, что нечистая сила и черти гораздо более реальны. Те, кто пишут и говорят об НЛО, демонстрируют расстройство психики.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG